ЛитМир - Электронная Библиотека

Пробираясь по городу в своем фаэтоне, он нимало не заботился о том, чтобы не столкнуться с другими экипажами или не задавить пешеходов огромными грохочущими колесами. Торопясь отыскать Белинду, он всматривался в лица торговок, но нигде не мог отыскать прекрасную торговку апельсинами.

Ни одна женщина не заставляла его так жаждать победы. Какое это будет счастье, когда она наконец покорится его воле! С такой утонченной, покорной, красивой женой он станет предметом зависти своих друзей, среди которых он отныне числил необычайно влиятельного герцога Хоуксклифа, с чем и поздравил самого себя.

— Черт побери, девочка, где же ты? — пробормотал он, оглядываясь по сторонам.

Не найдя ее ни на одном из обычных мест, Долф повернул в сторону своего клуба, зная, что хорошая трапеза и выпивка помогут ему справиться с недоумением. Он возобновит поиски и, конечно же, найдет свою жертву где-нибудь на улице.

Вскоре он уже стягивал толстые кожаные перчатки, в которых правил лошадьми, и с важным видом входил в клуб. Поскольку этот клуб относился к самым посещаемым в городе, ничего необычного не было в том, что в главном салоне стоял гул голосов.

Около дюжины джентльменов добродушно обсуждали какое-то новое пари. Долф подошел к группе своих клубных приятелей и прислушался к их разговору.

— Превосходная штучка! Понимаете, к ней можно подойти, только предложив не меньше чем свое состояние и себя в придачу.

— Это выводит меня из игры — по крайней мере пока мои почтенные родители не испустят дух.

Смешки, улыбки.

— Как вы думаете, кого она выберет?

— Ставлю десять фунтов, что это будет Арджил.

— Нет, Арджил принадлежит Харриет.

— А что насчет Уорчестера?

— Он ее не привлечет.

— Ее никто не привлекает. Это-то и делает ее такой притягательной.

— Она даже не взглянула на вас второй раз, так же как ни на кого из нас.

— Кто же ей нужен? Полубог? Святой?

— Ставлю двадцать гиней, что она ждет, когда появится Царь Александр. Женщины уже заранее влюблены в него. «Таймс» пишет, что он будет здесь со дня на день…

— Нет-нет, она славная английская девочка. Она не станет иметь дело с иностранцем! — презрительно бросил кто-то. — Говорю вам, это будет Веллингтон, попомните мои слова. И осмелюсь заметить, он достоин ее больше, чем любой из нас.

— Я, наверное, повешусь, если она не выберет меня, — простонал другой.

— Ладно, ладно, — заявил Долф, поворачиваясь к ним и упирая руки в бока. — Я принимаю пари. О ком вы говорите?

Все разом замолчали, посмотрели друг на друга и лукаво улыбнулись.

— Прошу прощения? — с невинным видом переспросил Латрелл.

— Откуда вы взялись? — осведомился кто-то.

— Я был в Брайтоне, с принцем-регентом, — надменно ответил Долф. — Что нового?

— Появилась новая жрица Афродиты, перед которой мы все упали на колени, — разъяснил полковник Хангер. — Мы заключаем пари, кого она возьмет в покровители.

Долф равнодушно хмыкнул. Эти дурни считают, что разбираются в красоте!

— Вы сомневаетесь? — возмутился один из щеголей.

— Как она выглядит? — скептически отозвался Долф. Толпа дружно вздохнула.

— Волосы точно пряжа из солнечных лучей…

— Это голубоглазая блондинка. Одним словом, потрясающая.

— К таким довольно просто подойти, — высокомерно произнес Долф.

Он повернулся к ним спиной, увидев официанта с мясным пирогом, которого он ждал с нетерпением.

— А слышал ли кто-нибудь, где сегодня вечером появится мисс Гамильтон? — спросил кто-то позади него.

Долф подавился куском пирога.

— Я думаю, она будет у Харриет.

Долф промыл горло глотком эля, вскочил со стула и резко повернулся, вытирая рот рукой.

— Как, вы сказали, ее фамилия?

— Чья?

— Этой жрицы! — рявкнул он, нагнув голову, словно бык, готовый к нападению.

Полковник Хангер улыбнулся и поднял свой бокал, словно желая произнести тост.

— Мисс Белинда Гамильтон.

Долф в ужасе отскочил.

— За мисс Гамильтон! — радостно подхватили все, но Долф уже выбежал за дверь.

Он вызвал свой фаэтон и мгновение спустя уже мчался по предместью Сент-Джеймс в сторону Марилебона. Он знал, где живет Харриет Уилсон, и поскольку часто бывал на ночных приемах в ее доме на Йорк-плейс.

Это невозможно. Это ошибка, либо шутка, либо совпадение. Она не стала бы… не стала бы! Она ведь гордая, она девственница, она леди. Проклятие! Он считал ее своей собственностью.

Если это правда, если его Белинда на самом деле там, ей-богу, он выломает дверь и за волосы вытащит ее оттуда. И будет тащить до Гретна-Грин, где их обвенчают в два счета.

У дома Харриет Уилсон он на ходу выскочил из фаэтона, бросился к парадной двери и принялся колотить в нее кулаком.

— Откройте! Открывай, Харриет, шлюха ты этакая! Проклятие, Бел, я знаю, что вы здесь! Вы встретитесь со мной!

Внезапно дверь, в которую он стучал, отворилась. Долф оказался лицом к лицу с одним из шлюхиных вышибал — высоким, крупным лакеем, похожим на бывшего боксера. Воплощенное вероломство в ливрее. Долф вспомнил, что Харриет держала пару таких в своем доме в качестве телохранителей.

— Могу я помочь вам? — прорычал лакей с угрозой.

— Я хочу видеть… — Он постарался взять себя в руки. По щеке его бежала струйка пота. — Здесь есть девушка по имени Белинда Гамильтон?

— Сейчас мисс Гамильтон занимает гостей, — буркнул дюжий лакей. — Можете оставить свою карточку.

Значит, это правда.

Все закружилось у него перед глазами, ему стало тошно, но он успел заметить в верхнем окне какое-то движение. Дрогнула занавеска. Задыхаясь от ярости, вытаращив глаза, он уставился туда. Закатное солнце сверкнуло на стекле, когда раскрылось французское окно. И появилась она — правда, в некотором смысле это была не она, не его чумазая крошка Бел в изношенном шерстяном плаще.

Это не могла быть она.

Долф в благоговейном ужасе смотрел на незнакомую красавицу куртизанку.

Женщина в окне была прекрасной богиней. Блестящие пряди льняных волос были подняты кверху и тщательно уложены в сложную прическу. На ней было дорогое платье, слишком низко декольтированное для этого времени дня, а в ушах покачивались серьги с драгоценными камнями. Ветерок раздувал прозрачные длинные рукава, обрисовывая изящные руки, когда она положила холеные кисти на подоконник и швырнула ему насмешливую кривую улыбку, точно розу в шипах.

— Да?

— Белинда! — заорал он, не веря своим глазам. — Ч-что вы наделали?

Она недоуменно подняла брови:

— Простите, не имею чести знать вас. Прощайте. Хотя слова были вежливыми, Долф понял, что ему только что дали полную и окончательную отставку, какую только может дать джентльмену молодая леди. Она уже закрывала окно.

— Белинда, подождите!

Она беспечно рассмеялась, а потом обернулась к тем, кто был в комнате.

— Идите сюда! Посмотрите на этого бедного юношу там, на дороге, — позвала она своих собеседников.

У окна показались две неясные мужские фигуры и встали по бокам Белинды.

«Боже мой! — подумал Долф, узнав их. — Арджил! Хертфорд! Эти развратники пытаются соблазнить ее!» Но это были влиятельные развратники, герцог и маркиз, люди умные и незаурядные. Долф крепко сжал губы, чтобы сдержать поток ругательств, зная, что не следует говорить лишнего.

Насколько он понимал, наверху мог находиться сам регент, или герцог из королевской семьи, или Веллингтон, потому что из гостиной доносились мужские голоса и смех.

— Белинда Гамильтон, — прорычал он сквозь стиснутые зубы, — я не знаю, что вы думаете о своем пребывании в этом месте, но вам лучше немедленно сойти вниз!

Она обняла обоих мужчин за плечи и нагло улыбнулась Долфу.

— Я прекрасно знаю, что делаю, Долф. Я развлекаю весьма приятных друзей, как наш слуга уже сообщил вам.

— Я должен поговорить с вами! — чуть ли не проскулил он.

Бел весело засмеялась и отпустила лордов, которые, нахмурившись, смотрели на него со снисходительным неодобрением.

8
{"b":"9103","o":1}