ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Конкурент
Это все гормоны! Зачем нашему телу скрытые механизмы и как с ними поладить
Прощание с «Императрицей»
Чёрный город
Текст
Библия цветовода
Как нарисовать то, что не существует
Я влюбилась в четверг. Принцессы без ума
Всё хреново

— Бедный Долф, у вас такой растерянный вид, — сочувственно вздохнула Бел.

— Белинда, ради Бога, спуститесь и поговорите со мной!

— Вы мужлан, Долф. О чем нам говорить?

— Это невозможно! — завопил он, задрав голову.

На улице открывались ставни и двери, люди высовывались посмотреть, кто поднял весь этот шум.

— Ну хорошо, я дам вам короткую аудиенцию сегодня вечером, но единственное, что мне хотелось бы услышать от вас, — это извинения, — с милой улыбкой проговорила она. — А теперь ступайте прочь, пока не появился констебль.

И с этими словами она исчезла, закрыв за собой окно.

Долф смотрел на оконный переплет, сжав губы от ярости и смаргивая слезы с ресниц. Он снова позвал ее, но в стеклах отражалось только синее небо у него над головой. Все еще не веря в ее вероломство, он повернулся, вскочил в фаэтон и помчался прочь. Сердце его гулко стучало, потому что на этот раз она действительно одержала над ним верх.

Наконец-то долгожданный момент настал и она начала мстить своему смертельному врагу! До конца дней своих она запомнит потрясенное мерзкое лицо Долфа, но это ничто по сравнению с теми муками, которые она припасла для него на сегодняшний вечер.

— Я же говорил, что они скоро начнут стреляться из-за вас, мисс Гамильтон, — сказал посмеиваясь лорд Хертфорд, когда она присоединилась к обществу.

Харриет, ее сестра Фанни и их подруга, элегантная Джулия Джонстон, о чем-то весело болтали за чаем со своими фаворитами.

— Вы уверены, что это разумно — позволить такому бешеному малому явиться сюда вечером? — спросил герцог Арджил, недовольно взглянув на окно.

— Надо как следует помучить его, — весело ответила Бел, беря с подноса круглое пирожное.

— Жестокая красавица! — пробормотал Хертфорд, глядя, как она ест.

Бел пожала плечами, послала ему небрежную улыбку и снова села на софу, подобрав под себя ножки в комнатных туфельках.

Рядом с ней села Харриет, маленькая, но весьма сластолюбивая женщина тридцати с небольшим лет, с золотисто-рыжими локонами и прекрасными темными глазами, в которых светился ум.

— Следите за собой сегодня вечером.

— Не беспокойтесь, непременно.

Пожалуй, она поспешила, позволив Долфу прийти вечером, подумала Бел, но она так презирала его, что ей хотелось показаться ему во всей своей славе последней сенсации полусвета. Пусть подавится своей яростью. Он это заслужил. Он ничего не сможет ей сделать — дом будет полон ее поклонников, а у дверей дежурит лакей Харриет.

Приятное общество возобновило беседу, но Бел молчала, мысленно вернувшись к событиям последних недель.

В тот апрельский день, когда она пришла к сестрам-куртизанкам, Харриет сразу же отказалась помочь явно хорошо воспитанной молодой женщине погубить себя. К счастью, ее более мягкосердечная сестра Фанни переубедила ее.

Эми, злобная старшая сестра, смотрела на Бел презрительным взглядом и решительно отказалась вмешиваться. Фанни упрашивала, Эми сопротивлялась, а Харриет между тем изучала Бел — ее внешность, осанку, уровень образования. Объявив Бел о том, что она согласна взять ее к себе, Харриет дала ей понять, что впереди ее ждут большие траты, если она хочет произвести благоприятное впечатление на богатую клиентуру. Для начала, например, понадобится запас роскошных вечерних платьев. Под гарантию в двадцать процентов от содержания, которое назначит будущий покровитель Бел, Харриет соглашалась финансировать первое появление Бел в полусвете.

Устроившись в лучшей спальне дома, Бел первым делом написала отцу, что ей предложили сопровождать двух юных леди в Париж и она не скоро сможет его навестить. Она отдала письмо одному из лакеев Харриет, который и доставил его в тюрьму «Флит».

С этого момента Бел-учительница превратилась в Бел-ученицу.

Согретая мыслью о будущих прибылях, Харриет решила сделать из Бел лучшую из своих куртизанок. Бел, отбросив свое прежнее «я», которое было так грубо опозорено и осквернено, безропотно следовала указаниям Харриет, надеясь со временем стать такой же, как она, — красивой, сильной и независимой.

Никогда больше она не будет голодать. Богатство, которое она заработает, будет тому гарантией. Ее наставница получала сотню гиней всего лишь за недолгое общение с клиентом, и при этом ей вовсе не обязательно было ложиться с ним в постель. Иногда джентльмену хочется просто пообедать в приятном обществе, поговорить с умной женщиной. Но сначала Харриет заставила ее выучить самое важное правило из символа веры куртизанки — никогда не влюбляться.

Любить мужчину — значит попасть под его власть, а куртизанка должна сама властвовать над мужчиной.

Куртизанка, узнала Бел, — это нечто гораздо большее, чем партнерша в постели или даже умелая соблазнительница. Она должна быть разносторонне образованна и весела и уметь удовлетворить мужчину во всех отношениях. Также ей вменялось в обязанность уметь выслушивать клиента и хранить его тайны. Она должна разбираться в политике, которая так интересует мужчин, — а это означало ежедневное чтение «Тайме» и журнала тори «Куотерли ревю».

Ей также пришлось узнать, куда с большей выгодой для себя стоит вкладывать свои доходы, потому что нельзя же быть куртизанкой вечно. Бел заинтриговало искусство наживать состояние, особенно когда она услышала, что у некоторых из удалившихся от дел дам полусвета вроде Дерзкой Беллоны или известной всем Белы Доу накоплены тысячи фунтов. Никогда она не мечтала о такой безгранично независимой жизни, ибо ни одна законная жена, как бы уважаема она ни была, не имеет собственных денег.

Харриет стала ее идолом, потому что она понимала, что такое власть.

Бел не стала рассказывать ей о том, что она пережила в темном переулке. Она никому об этом не сказала. Она была уверена, что забыла о том эпизоде. И только страшные сны все еще мучили ее.

Ближе к маю ей начало казаться, что жизнь полна неиссякаемых возможностей, поскольку в Лондон стали стекаться сановники и герои войны, чтобы провести здесь первое лето после победы. Бел дебютировала в Лондоне, побывав на опере в Королевском театре в Хеймаркете в обществе замечательного трио, известного как «три грации», — Харриет, Фанни и Джулии.

В течение всего представления, пока Каталани стенала в мелодраме «Семирамида», рассказывающей о нелегкой любви, ложа куртизанок была полна мужчин — старых и молодых, красивых и обыкновенных, умных и тупых, Иностранцев и англичан. Титул одного превосходил титул другого, и все выказывали куртизанкам уважение, порой на глазах у собственных жен.

Тут была знать, офицеры, дипломаты, поэты, художники, бездельники с Бонд-стрит, затесавшиеся в общество высоколобых ученых из Королевской академии, и единственное, что их связывало, — они все томились чувственной мечтой о сладострастной любви, подарить которую может только куртизанка.

Неопытная Бел широко раскрытыми глазами смотрела, как мужчины обращаются с Харриет и остальными — как с настоящими идолами, с земными воплощениями самой Венеры.

Харриет внушала ей, что поклонение мужчин следует принимать как должное. Пусть со стороны это кажется надменным и грубым, говорила она, но это единственный способ заставить воспринимать себя всерьез. Если Бел хочет, чтобы на нее смотрели как на драгоценный приз, ей придется держаться именно так.

Это была игра, и Бел быстро научилась в нее играть.

Можно было выбрать одну из нескольких философий. Фанни решила посвятить себя одному придирчиво выбранному покровителю — в ее случае лорду Хертфорду. Харриет нe одобряла этой практики, потому что не любила класть все яйца в одну корзину, — до этого она обожглась на лорде Тонсонби. Вместо этого она постоянно развлекала нескольких фаворитов, среди которых были Арджил, Уорчестер и енри Брум, который терпеть не мог свою жену. Харриет любила хвастаться с небрежным видом, что некогда ее чары околдовали самого Веллингтона.

Бел предпочитала более скромную тактику Фанни — найти одного богатого покровителя и ублажать его, — но не забывала о предупреждении Харриет касательно ревнивых жен, вовсе не одобрявших подобные отношения. Хорошенько все взвесив, Бел установила для себя одно руководящее правило — никогда не брать в покровители женатого мужчину.

9
{"b":"9103","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Клинсмер
Год без покупок
Курьез для няни
Не прощаюсь
Город зеркал. Том 1
Еда – лекарство от беспокойства. Как пища, которую вы едите, может помочь успокоить тревожный ум
Где живет счастье. Правила жизни самых счастливых людей планеты
Путь Самки
Змеи. Гнев божий