ЛитМир - Электронная Библиотека

Сидевший у её ног и терпеливо слушавший разговор Рыжик лукаво покосился на неё. Она схватила кота на колени и принялась теребить его мягкое тельце.

– Ты, жирнюга! Со следующей недели садишься на диету, – сказала она. – Пожалуй, я даже подарю тебе на день рождения велотренажер.

Мя-я-у! По тону кота можно было понять, что её предложение не вызвало в нем восторга.

Кики пошла с Рыжиком на руках в гостиную, размышляя над тем, что сказал Эндрю. «Знаешь, как иногда что-то застревает в голове?» Она знала. Вот и сейчас у неё в голове что-то вертелось, что она никак не могла ухватить. Какие-то мамины слова. Она сказала их вчера вечером? Или сегодня утром? Скорее, всё-таки утром, подумала Кики. Она прекрасно помнила вечерний разговор и то, как она отреагировала на мамино предположение, что её мучит страх. Тревога, да. Но не страх. Во всяком случае, ей так кажется. Но если это не страх, тогда почему же она, проснувшись, первым делом спустилась вниз и проверила, не забыла ли мама закрыть входную дверь? (А именно это она и сделала.)

Что мама ей сказала? Что-то насчет шарфа. И миссис Кендрик. Мама стояла в дверях её комнаты и сказала, что звонила миссис Кендрик и просила передать, что не может найти её шарфа. Какого шарфа? Кики недоумевала.

– Не было на мне никакого шарфа, – громко сказала она – С какой стати ей искать шарф?

Она опустила Рыжика на пол.

Мяу! Кот потерся о её ноги.

Кики быстрым шагом направилась в кухню и позвонила Кендрикам, но у них никто не отвечал. Кики в задумчивости покачала головой. Все происходящее было похоже на гигантскую мозаику, из которой кто-то вынул половину кусочков. Она вернулась в комнату и включила телевизор. Рыжик сидел на видео и играл кнопками. Красная лампочка слева свидетельствовала о том, что он благополучно освоил простейшие операции.

– Откуда у тебя эта неожиданная страсть к видику и кассетам? – спросила Кики, опуская его на пол. – Ты пытаешься мне что-то сказать?

Рыжик сделал круг по комнате и приостановился у полки с видеокассетами. Оглянулся, чтобы убедиться, что Кики смотрит на него, а затем принялся бить лапой по одной из кассет, пока она не выпала.

– Нет-нет-нет! – воскликнула Кики, ставя кассету на место. – Я всё это уже видела. Мы будем смотреть сериал. Если не хочешь можешь вздремнуть.

Рыжик прыгнул в большое кресло и свернулся клубком.

– Только не в это кресло, – возразила Кики, сгоняя его на пол. – Можешь найти себе местечко на подоконнике, или у батареи, или на подушке. Здесь сяду я.

Кот в негодовании удалился и улегся у камина.

– Очень выразительно, Рыжик, ты – настоящий артист! – сказала Кики, переключая канал. – Считай, что в провинциальном театре твоя роль прошла на ура. Следующая остановка – Бродвей!

Кот огрызнулся и даже не посмотрел в её сторону.

Во время рекламы Кики пошла на кухню налить себе ещё яблочного сока. По дороге она снова попыталась дозвониться Кендрикам. Никакого ответа. Позже она ещё пять или шесть раз набирала их номер и с каждой неудачей становилась все неспокойнее. Почему миссис Кендрик решила, что она забыла у них шарф? Кики ничего ей не говорила насчет шарфа. Почему это было настолько важно, что она позвонила маме? И почему миссис Кендрик не было дома? Неужели она ушла так надолго? Что-нибудь случилось? Нет, не может этого быть. Детектив Пелли сказал ей, что за домом Кендриков тоже следят. Кики посмотрела на часы. Они показывали четыре тридцать. Если окружное управление закрывается в пять, у Эндрю осталось всего полчаса. Интересно, удалось ему что-нибудь разузнать о том деле?

Кики вернулась с соком в гостиную. Рыжик покинул свое место у камина и снова трудился у полки с видеокассетами. На сей раз он сбросил на пол четыре штуки, а остальные повалил.

– Ну, Рыжик! – возмущенно воскликнула Кики. – Я, пожалуй, подожду, пока ты все скинешь, а потом уже начну убирать.

Она выключила телевизор, свернулась в большом кресле и задремала.

Её разбудил телефон. Кики перескочила через Рыжика, который тоже бросился в кухню, и схватила трубку на четвертом звонке, перед самым включением автоответчика. Это был Эндрю.

– Эндрю! Не так быстро! – взмолилась Кики, когда он начал тараторить. Он был явно взволнован, ибо голос его то срывался, то взлетал на несвойственную ему высоту. – Не так быстро. Я спала и плохо соображаю… начни все сначала.

Она села на кухонную табуретку, подперев коленями подбородок, и вся обратилась в слух.

– Я же говорил тебе, что «Смит против Лейтема» что-то мне напоминает! – тараторил Эндрю. – Я точно знал, что читал об этом! Это гражданское дело, оно слушалось в суде около четырех месяцев назад, и из-за того, что речь шла об огромной сумме, газеты довольно подробно писали о нем.

– И какая сумма? – спросила Кики, постепенно просыпаясь. Она натянула на колени ночную рубашку и поджала под себя ноги, чтобы урезонить Рыжика, который хватал её за голые пальцы.

– Больше миллиона долларов, – сказал Эндрю. – И кое-что совпадает. Например, имя. Ты ведь говорила, что одного из воров звали Лео?

– Да! – подтвердила Кики, теперь уже окончательно проснувшись и вся обратившись в слух.

– Дело состоит в следующем, – продолжал Эндрю. – В прошлом году умерла некая пожилая дама по имени Абигейл Лейтем и все свои деньги завещала племяннику, Лео Лейтему.

– Наверняка это другой Лео. Зачем бы ему с миллионом долларов развлекаться по вечерам мелкими кражами? – пробормотала Кики.

– Помолчи! Дай мне закончить. У Лео есть сводная сестра, которую зовут Ширли Смит. Она опротестовала завещание в суде под тем предлогом, что оно было написано много лет назад, когда Лео был ещё подростком, а сама Ширли и вовсе не родилась. Она уверяет, что существует другое более позднее завещание, по которому все деньги переходят ей. И что Абигейл лишила Лео наследства, поскольку у него были трения с законом. Однако нового завещания никто не может найти, равно как и адвоката, который его составил.

– Что-то я не понимаю, – сказала Кики, смутно припоминая уроки по юриспруденции. – Если это гражданское дело, причем здесь окружной прокурор?

– Я думаю, те сводки, что ты видела, остались от гражданского дела, которое Лео выиграл. Но Ширли не сдалась и решила стоять насмерть. Она наняла частного детектива, чтобы он нашёл новое завещание.

– И он нашёл?

– Точно не знаю, но, судя по всему, он близок к цели, потому что Лео как-то вечером напал на него и обыскал его машину и квартиру. И именно этим делом мистер Кендрик сейчас и занимается. «Народ против Лео Лейтема»[1]. Лео выпущен под залог. Ему плевать, что он под судом, с миллионом-то долларов.

Кики нагнулась и затащила Рыжика на колени, чтобы прекратить его поползновения сжевать свисающее с раковины посудное полотенце.

– Значит, он проник к мистеру Кендрику в дом и в контору, чтобы выяснить, нет ли у него нового завещания. Что ему до ещё одного обвинения, когда он может лишиться наследства!

Я думаю, что именно так, – сказал Эндрю.

– Потрясающе! Ты раздобыл ценнейшую информацию!

– Приятель брата мне здорово помог, – заскромничал Эндрю, но Кики почувствовала, что ему приятна её похвала – Когда я узнал все что нужно в суде, то пошёл в редакцию газеты и просмотрел старые подшивки с материалами о том старом процессе.

– И что мы теперь будем делать? – спросила Кики. – Опять «мы»? – засмеялся Эндрю. – Ты ведь больна.

– Мне уже лучше, – возразила Кики. – Без меня ты больше не сделаешь ни шагу!

– Ну хорошо, сдаюсь. Я думаю, в субботу надо будет заглянуть в тот дом, где жила Абигейл Лейтем. Может, кто-то из её знакомых что-нибудь знает о новом завещании.

– Придется сочинить какую-нибудь историю для мамы. Вряд ли она обрадуется моей новой карьере частного сыщика.

– Мои старики тоже не придут в восторг. Но мы можем сначала поиграть в теннис, это не вызовет никаких подозрений.

вернуться

1

Народ против… – формулировка, принятая в судебной практике, когда выдвигается обвинение против определенного лица

14
{"b":"9105","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Отвергнутый наследник
Отчаянные
Чувство моря
Мег. Первобытные воды
Неправильная любовь
Сломленный принц
Очарованная луной
Соблазненная по ошибке
Шепот