ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я тоже рада.

Вторая половина дня пролетела быстро. Большинство ребят, знавшие ехидный язычок Елены, сочувствовали Кики, но у неё в голове занозой застряла мысль, что «Курьер» может попасть в не те руки.

По дороге домой она насчитала целые три валявшиеся на улице газеты. «Елене бы следовало написать статью о несознательных элементах, разбрасывающих в публичных местах мусор», – мрачно подумала Кики.

Войдя в дом через гараж, она столкнулась с радостно встретившим её Рыжиком, который повел её на кухню и принялся жалобно мяукать перед буфетом, где хранилась его еда. Кики бросила взгляд на его пустую миску.

– Прости, старина, из-за всех этих глупостей про тебя забыли, – сказала она, доставая пакет. – А ведь ты даже не знаешь, что сегодня твоё имя было увековечено в прессе.

Она насыпала в миску шариков и полезла в другой шкаф за шоколадными чипсами. Держа кота на расстоянии, зарыла несколько чипсов в груде шариков и только потом отошла.

Кот бросился к миске. Шарики фонтаном брызнули в разные стороны, когда он принялся носом выковыривать шоколад. Кики засмеялась, наблюдая за ним.

– Опять ешь на первое десерт! В понедельник же поведу тебя к диетологу!

Однако кот, полный решимости добраться до лакомства, не обратил на неё ни малейшего внимания.

– Ладно, пока ты здесь украшаешь наш линолеум, пойду сделаю уроки, – сказала Кики.

Она пошла за рюкзаком, а заодно проверить, закрыла ли дверь в гараж. Она полагала, что у детектива Пелли уже кончился рабочий день. Наверное, стоит позвонить мистеру Кендрику и рассказать ему о заметке в газете. Кики порылась в кармане куртки и нашла карточку, которую он ей вручил. Сначала было занято, но через пять минут ответил какой-то женский голос.

– Мистера Кендрика, пожалуйста, – сказала Кики.

– Кто его просит?

– Кики Коллир.

Прокурор ответил почти тотчас же.

– Привет, Кики. Какие новости?

Она быстро рассказала ему о Елене и газетной заметке.

– Печально, – посетовал он, – но не думаю, что стоит беспокоиться. Маловероятно, что газета попадет в руки ворам… Раз уж ты позвонила, Кики, хочу спросить тебя, не видела ли ты у нас в среду учебную видеокассету Сьюзен? Ей кажется, что она лежала в гостиной на видео.

– Нет, я не заходила в гостиную. Хотя, может, Рыжик её свалил. Он в последнее время играет с кассетами, как с игрушками.

– Что ж, придется посмотреть под диваном, – рассмеялся мистер Кендрик. – Передавай Рыжику привет. И не волнуйся, Кики, детектив Пелли на месте.

С секунду Кики поколебалась, не рассказать ли ему о раздобытой Эндрю информации о деле «Смит против Лейтема». Но решила ничего не говорить. У неё не было никаких зацепок, позволяющих связать вторжение грабителей в дом с процессом о наследстве. А сказать, что на эту мысль её натолкнул Рыжик, разбросавший бумаги в его кабинете, значило только рассмешить его. Над ней и так уже сегодня довольно смеялись. Конечно, в обоих случаях мужчин звали Лео, – но мало ли Лео на свете. В конце концов она решила, что лучше подождать, пока они с Эндрю не выяснят что-нибудь в доме, где жила старушка.

– Кстати, Кики, – сказал мистер Кендрик, – ты нашла свои шарф? Тот самый, который искала у нас твоя подруга?

Какая подруга? – спросила Кики, насторожившись.

Сейчас вспомню. Сьюзен говорила её имя, кажется, Элейн. Она заходила к нам вчера во время большой перемены, сказала, что ты забыла шарф и просила его забрать. Так вот как Елена проверила факты! Выпытала все у Кендриков!

– Её звали Елена? – спросила Кики.

– Правильно, Елена. Я чувствовал, что Элейн не совсем то. Так ты его нашла?

– Да, – соврала Кики. – Спасибо.

– Ну и хорошо. Знаешь что, сделай мне одолжение, занеси нам экземпляр школьной газеты. Просто положи под коврик у двери и все. Я на выходные тоже собираюсь уехать к сестре Сьюзен, но в воскресенье вечером мы вернемся.

– Конечно, – ответила Кики. – Вам удалось что-нибудь выяснить о кусочке фиолетовой ткани, которую Рыжик вырвал из кеда?

– Я поручил одному из своих сотрудников заняться этим, но в округе продали сотни пар таких кед. Не говоря о том, что он мог купить их вовсе не здесь.

– Понятно, – сказала Кики, стараясь скрыть свое разочарование. – Что ж, желаю вам хорошо провести выходные. – Она повесила трубку и уставилась в пространство.

Решила было позвонить Эндрю и рассказать ему о Елене и шарфе, но передумала. Подождет до завтра. А сейчас надо разделаться с домашним заданием. Кики полезла в рюкзак, но рука не нащупала нужного учебника. В раздражении она вывалила все из рюкзака на пол. Рыжик с интересом наблюдал за операцией и, думая, что это новая игра, стал прыгать от рюкзака к кипе книг, а затем опять к рюкзаку, куда наконец и забрался, урча от наслаждения, что все это необъятное пространство принадлежит ему.

– Чёрт! – выругалась Кики, обернувшись к коту, чья голова высовывалась из голубого рюкзака и с любопытством взирала на неё. – Придется тебе, Рыжик, прокатиться, я оставила учебник в редакции.

Детектива Пелли нигде не было видно, пока она, крутя педалями, неслась назад к школе. Она злилась на себя за то, что забыла учебник, и даже Рыжик, лизавший ей своим шершавым язычком шею, не мог поднять ей настроения.

Приехав, она обнаружила на велосипедной стоянке не свойственное для этого времени дня оживление. Уроки закончились полтора часа назад.

– Что происходит? – спросила она какого-то восьмиклассника. – Вся школа оставлена в наказание после уроков?

– Почти, – усмехнулся тот. – Генеральная репетиция, ведь на будущей неделе премьера. Надо же было назначить именно на пятницу!

– Это уж как водится, – улыбнулась ему в ответ Кики.

Елена прожужжала им этим мюзиклом все уши, дважды писала о предстоящей премьере в своей рубрике и уговорила их с Эндрю купить на один из спектаклей билеты. «Все думают только о баскетболе, – жаловалась она. – Почему никто не хочет поддержать искусство?»

Насколько Кики знала, Елена была лично заинтересована в том, чтобы привлечь как можно больше публики – она играла одну из главных ролей. Но они с Эндрю в конце концов сдались и купили билеты. Знай Кики, что Елена выкинет номер с сегодняшней статьей, ни за что бы не купила.

– Это и есть тот самый «приблудный зверюга»? – спросил восьмиклассник, указывая на Рыжика свернутой газетой.

– Он самый, – ответила Кики, надевая на велосипед замок.

– Приятно повстречаться со знаменитостью, – бросил мальчик, отъезжая.

Двор опустел. Кики поспешила к школе, боясь, что двери закроют. Тогда придется искать сторожа. Но ей повезло. Она вошла, захлопнув за собой тяжелую дверь. В пустынном холле пахло мелом и, по сравнению с обычным гамом, стояла зловещая тишина.

Кики помедлила у лестницы, оглядывая коридор первого этажа. Все двери – кабинетов, классов, кладовок – были закрыты. Бр-р, неуютно. Вздрогнув, Кики стала подниматься по лестнице, и её шаги отдавались на этажах гулким эхом. Пройдя несколько пролетов, она услышала наверху голоса. Один показался ей знакомым – и говорил с ясным британским акцентом! Волосы у Кики встали дыбом, в горле комом застрял страх. Она оцепенела. Но Рыжик вывернулся из рюкзака у неё за спиной и галопом помчался по лестнице. Она услышала, как его упитанное тело шмякнулось о дверь, и тут же раздался крик. Елена! Кики в три прыжка одолела последний пролёт. Дверь редакции была распахнута, и внутри творилось нечто невообразимое. Елена продолжала вопить, а мужчина кричал:

– Это тот самый чёртов кот! Уберите его от меня!

На что Рыжик ответил воплем – тем самым пронзительным, напористым воплем, который превращал его из безобидного домашнего кота в дикого зверя. Кики быстро сняла со спины рюкзак. Держа его за лямки перед лицом, она ворвалась в комнату в тот момент, когда мужчины один за другим пронеслись мимо неё к лестнице, преследуемые Рыжиком. Их шаги прогромыхали внизу по холлу, хлопнула входная дверь, оставив визжащего Рыжика внутри.

16
{"b":"9105","o":1}