ЛитМир - Электронная Библиотека

– Так, значит, позднее она написала другое завещание?

– Я уверена в этом! Первое было написано много лет назад. По нему все доставалось Лео, ибо Ширли в тот момент ещё даже не родилась. И потом, откуда Абигейл могла знать, что из Лео вырастет такой оболтус? Этот Лео совершил роковую ошибку, когда позвонил, чтобы выяснить, как она поживает. Думаю, он ляпнул что-нибудь вроде того, что никто не живет вечно, и это напомнило Абигейл о необходимости составить другое завещание. Она ему напрямую выложила, чтобы он на её деньги не рассчитывал.

– Он пытался с ней спорить? – спросила Кики.

– Ещё как! Сказал, что подаст на неё в суд и докажет, что второе завещание было подписано под давлением. Или докажет, что она выжила из ума.

– Что она ему на это ответила? Миссис Остенбуш улыбнулась.

– Подняла его на смех. И сказала, что ей ни к чему подписывать это завещание. Что она встанет из могилы и явится к нему собственной персоной. Как вы думаете, что она имела в виду?

– Кто знает! – пожала плечами Кики и спросила: – Когда миссис Лейтем умерла, к вам перешли какие-то её вещи?

– Какие-то! – воскликнула миссис Остенбуш. – Все, а не какие-то! Никто не хотел их брать! Когда освобождали её квартиру, управляющий передал мне целых шесть ящиков бумаг и игрушек. Плюс все её джинсы и вечерние платья, которые я отдала благотворительному обществу.

– Игрушки? – с удивленным видом переспросил Эндрю.

– Ах, эти её штуки, знаете. Микроволновую печь, например. Теперь она стоит у меня в кухне. Я в ней храню полотенца. Она как раз подходящего размера. Никогда не могла понять, как это в ней готовят, и потом моя подруга Лила утверждает, что эти печи могут быть опасными. Она посмотрела на Рыжика, который обследовал стену слева от дивана.

– Иди ко мне, Рыжик! – вставая, позвала Кики.

– Нет-нет! – воспротивилась миссис Остенбуш, замахав на Кики руками. – Он знает, что делает. Он что-то ищет. И он это найдёт! – с торжеством провозгласила она. – Он ведь умница?

– Ещё какая, – пробормотала Кики, наблюдая за тем, как полстены вдруг стронулось с места и отползло в сторону, открыв взорам гигантский музыкальный центр с полками по бокам, уставленными пластинками, книгами и кассетами. Кот осмотрел полки и, направившись прямиком к кассетам, стал выпихивать их лапой на пол. Одна за другой они падали на ковер.

– В нём вдруг проснулась страсть к видеокассетам, – виновато объяснила Кики, поднимаясь с дивана. – Вчера он наши все повыкидывал.

Она поставила кассеты на место и подхватила толстого кота, который, извиваясь и фырча, выражал свое недовольство.

– Это кассеты Абигейл, – сказала миссис Остенбуш, вытирая уголки глаз.

– Какая классная стенка! – воскликнул Эндрю, подойдя к ней и встав на четвереньки. – А где же кнопка, которая приводит её в движение?

Рыжик вырвался из рук Кики и отпрыгнул к плинтусу. Стена медленно поползла на место, скрыв от глаз телевизор и музыкальную установку, а кот продолжал гордо восседать, ожидая похвалы за свою техническую смекалку.

– Надо же, совсем не видно, – пробормотал Эндрю, отыскав наконец кнопку.

– А вы не думаете, миссис Остенбуш, – вновь заговорила Кики, – что второе завещание может быть в каких-нибудь бумагах, которые вам достались? Я знаю, что у адвоката должна быть копия, но вдруг…

– Всё может быть, милочка. Кстати, старый адвокат Абигейл умер за несколько месяцев до её смерти, и, хотя у неё появился новый – симпатичная молодая леди, – не думаю, что Абигейл успела полностью ввести её в курс дела. Мы можем посмотреть бумаги Абигейл, но для этого нужно спуститься вниз. Я снесла все ящики в свою кладовку в подвал. – Она встала. – Пойду возьму ключи.

Оставив Рыжика в квартире, они спустились на лифте в подвал.

– У меня до сих пор не хватает духу разобраться в вещах Абигейл, – объяснила миссис Остенбуш, ведя их по коридору, где по обеим сторонам тянулись запертые и пронумерованные кладовые.

– Вот эта, – сказала миссис Остенбуш, остановившись у одной из дверей и открывая её. – Вон вещи Абигейл. – И она показала на шесть внушительных ящиков в углу.

– А можно взять из холла тележку? – спросила Кики.

– Конечно!

Эндрю с Кики погрузили ящики на тележку и потащили её назад к лифту, а миссис Остенбуш семенила за ними следом, постукивая своими высокими золотыми каблучками.

Они нажали кнопку вызова, но лифт всё не приходил. Миссис Остенбуш сверилась со своими золотыми часиками.

– Люди возвращаются домой, – сказала она. – Неплохо бы иметь ещё один лифт для часа пик.

Наконец двери открылись и Эндрю втащил тележку, забившись в самый угол, – тележка заняла довольно много места. Следом вошли Кики и миссис Остенбуш.

– Теперь мы будем целую вечность добираться до моего этажа, – сказала миссис Остенбуш.

И оказалась права. На первом этаже лифт остановился. Двери открылись, и внутрь протиснулись три женщины, кроме того, через холл спешил какой-то седоволосый мужчина и махал им рукой, чтобы подождали. Кики нажала на кнопку задержки. Добежав до лифта, мужчина, вместо того чтобы поблагодарить, скривился и недовольно бросил, хмуро оглядывая вжавшегося в угол Эндрю:

– Почему вы не воспользовались для перевозки коробок грузовым лифтом? Я пожалуюсь на вас администрации! Пока он говорил, к лифту направились ещё несколько человек, и Кики, всё ещё нажимая на кнопку, бросила на них взгляд. И почувствовала, как у неё перехватило в горле.

– О нет, только не это! – охнула она.

– Я подожду следующего лифта, – сказал мужчина. – Я не обязан ездить с грузчиками.

Но не успел он докончить свою возмущенную тираду, как Кики нажала на ход. К горлу подкатывал страх, и ей пришлось сжать колени, чтобы они не дрожали. Она не произнесла ни слова, пока они благополучно не добрались до квартиры.

– Вези тележку прямо в столовую, Эндрю, – руководила миссис Остенбуш, зажигая люстру, – мы можем разложить бумаги на столе.

Из-под кресла вынырнул Рыжик и обошёл вокруг тележки, обнюхивая каждую коробку.

– Стол, наверное, лучше накрыть? – спросила Кики, оглядывая полированную поверхность.

– Пожалуй, – согласилась миссис Остенбуш, выходя за скатертью.

– Эндрю! – возбужденно зашептала Кики, стоило ей скрыться. – Они здесь! Пока этот старик скандалил, я видела внизу в холле Коротышку!

– Ты уверена?

– Абсолютно. Я вчера его хорошо разглядела. Наверное, он выследил нас и хотел пробраться следом в дом, но швейцар его не пустил.

– Но мы здесь уже сто лет!

– Ну и что! Сейчас он в жакете разносчика. Сообразил, как лучше сюда проникнуть, и украл или достал где-нибудь жакет.

– А откуда он знает, что мы всё ещё тут? – спросил Эндрю, но сразу же замахал на неё руками, не давая ответить. – Знаю! Ты видела одного или обоих?

– Только одного.

– Значит, другой сторожит наши велосипеды, чтобы не пропустить наш отъезд. Они знают, что мы всё ещё в доме, но не знают, на каком этаже.

– Но теперь, если Коротышка наблюдал за лифтом, им легко нас найти, – сказала Кики. – Лифт останавливался всего на трех этажах. – И она перечислила их по пальцам. – Седьмом, десятом и пятнадцатом.

– Он тебя видел?

– Думаю, что видел. Сказать миссис Остенбуш?

– Не надо. Здесь она в безопасности. Давай быстренько просмотрим бумаги и уберемся. Когда мы уйдем, и они уйдут.

– Наконец-то нашла, – сказала миссис Остенбуш, входя в комнату с красивой камчатной скатертью в руках. – Это старье как раз подойдет.

Кики спрятала ухмылку, глядя на «старье», которое миссис Остенбуш перекинула через стол и с помощью Эндрю расстелила.

– С какого ящика начнем? – спросил он.

– Давайте начнем с самого крайнего, – предложила миссис Остенбуш. – И один за другим просмотрим все. Абигейл наверняка одобрила бы такой подход. Она была очень аккуратным и педантичным человеком.

Эндрю взгромоздил первую коробку на стол и раскрыл её. В ней были сплошь бумаги – счета и бухгалтерские книги, как догадалась Кики. Они внимательно просмотрели каждый листок, но ничего похожего на завещание не нашли. Засунув все обратно, они перешли к следующему ящику.

21
{"b":"9105","o":1}