ЛитМир - Электронная Библиотека

– Такое впечатление, что миссис Лейтем ничего не выкидывала, – обронила Кики, когда они покончили с четвертой коробкой.

– Абигейл была страшной старьевщицей, – рассмеялась миссис Остенбуш. – Не исключаю, что именно поэтому она и разбогатела. Я никогда не умела думать о таких вещах. Мистер Остенбуш мне всегда говорил: «Твоё дело петь, Милли, а уж о деньгах позабочусь я». Я и пела. И вот уже двадцать пять лет, как его нет на свете, а у меня благодаря его трудам столько денег, что я не знаю, куда их девать.

Эндрю поставил на стол следующую коробку.

– В этой, судя по всему, камни, – сказал он, плюхая её на скатерть.

– О, здесь, наверное, игрушки Абигейл, – предположила миссис Остенбуш. – Вряд ли там есть какие-нибудь бумаги, но можно посмотреть.

Её перебило громкое зудение.

– Что это? – спросил Эндрю.

– Зуммер снизу. Пусть звонит. Я никого не хочу видеть. Решат, что меня просто нет дома.

Зуммер снова загудел, затем наступила тишина.

Сердце Кики колотилось. Неужели Коротышка узнал, в какой они квартире?

– Не обращайте внимания! – воскликнула миссис Остенбуш, махнув рукой. – Лучше давайте продолжать. Нужно будет – вернутся.

Кики отодрала клейкую ленту и открыла коробку. Кот, которому надоело бродить по комнате, подошёл взглянуть. Он прыгнул на кресло, потом на стол и сунул в коробку нос.

– Бумаг нет, – заявила Кики, обследовав содержимое, – Здесь, кажется, видеоплейер, а сверху видеокамера и какие-то кухонные приборы.

– С этой легко разделались, – сказал Эндрю, намереваясь закрыть коробку. – Ещё с одной покончено.

Но не успел он взяться за крышку, как Рыжик прыгнул на коробку, оттолкнув его руки.

– А ну, парень! – возмутился Эндрю. – Убирайся отсюда!

– Рыжик! Немедленно спрыгни! – сердито прикрикнула Кики.

Она устала и чувствовала себя разочарованной. Конечно, никаких гарантий никто не давал, но она и впрямь надеялась, что завещание может найтись. А теперь они уже почти закончили. Если в последнем ящике его не будет, значит – увы и ах!

– Слезай, Рыжик! – повторила она. Кот зашипел.

– Вижу-вижу – шипишь отлично, – раздраженно бросила Кики.

– Подождите минутку, – остановила их миссис Остенбуш, направляясь к коту. – Думаю, он хочет нам что-то сказать.

Как только миссис Остенбуш полезла в коробку, Рыжик замурлыкал и спрыгнул вниз. Она вынула электротерку и все прилагающиеся к ней приспособления, затем вытянула за ручку видеокамеру.

– Ух ты! – в восхищении воскликнул Эндрю. – Вот это камера! Можно посмотреть?

Миссис Остенбуш с опаской придерживала её обеими руками, словно она могла вот-вот взорваться.

– Абигейл говорила, что с ней легко обращаться, но я так и не поверила.

– Красотища! – продолжал восхищаться Эндрю, рассматривая камеру. – Она заряжена, вы знаете? – Он открыл крышку и вынул кассету.

– У Абигейл таких кассет были сотни, – пожав плечами, сказала миссис Остенбуш. – Все пронумерованные и надписанные.

– Но на этой ничего не написано.

Наблюдающий за ними из кресла Рыжик неожиданно мяукнул, метнулся к стенке и нажал на кнопку Стена медленно отодвинулась.

– Он сегодня явно в нападающих, – заметила Кики.

– Он что-то пытается нам сказать, но что? – недоумевала миссис Остенбуш. Рыжик нажал кнопку телевизора, и экран засветился. – Наверное, он хочет, чтобы мы поставили кассету.

При виде кассеты уши Рыжика нервно дернулись. Он два раза щелкнул зубами и поднял хвост трубой, причем самая кисточка дрожала мелкой дрожью.

– Мы на верном пути! – возбужденно воскликнула Кики, глядя на кота. – Вот это подрагивание кисточек – это сигнал. Я уже однажды наблюдала такое! У вас есть видео?

– Есть. Абигейл как-то подарила мне на день рождения, но я так и не научилась его включать. Он вон на той полке, за экраном, но я не уверена, что он подключен.

Кики пересекла комнату и проверила аппаратуру.

– Подключен, – сказала она. – Давайте мне кассету. Она вставила кассету и нажала на кнопку. Бочком подбежал Рыжик и начал, урча, тереться о её ноги. Затем сел на ковер и уставился на экран. Миссис Остенбуш и Эндрю покинули столовую и присоединились к Кики.

И в этот момент на экране появилась женская фигура, и голос произнес: «Перед вами последнее завещание Абигейл Гертруды Лейтем».

– О Господи! – прошептала миссис Остенбуш, поднося ко рту руку. – Это же Абигейл! Собственной персоной!

Она рухнула в белоснежное кресло, и Рыжик, забравшись к ней на колени, начал сочувственно лизать ей щеки, – по ним одна за другой катились большие слезинки.

Глава десятая

– Ну, кому могло прийти в голову, что она оставит завещание на видеокассете? – выразил свое удивление Эндрю, когда пленка закончилась.

– Лео догадался, в чем дело, – сказала Кики. – Именно это он и искал – видеокассету! Завещание, которое не нужно подписывать.

– В этом вся Абигейл. Мне бы тоже следовало догадаться, что она прибегнет к помощи какой-нибудь мудреной электроники. – Миссис Остенбуш полусмеялась, полуплакала, и Рыжик, сидя у неё на коленях, с интересом глядел на неё. – Как это было приятно – вновь с ней увидеться! – Она драматически всплеснула руками, и Рыжик тут же соскочил на пол. – Но что нам теперь делать с кассетой?

– В первую очередь нужно вынести её отсюда, – сказала Кики.

– Придется пойти на хитрость, поскольку наши друзья в доме, – вставил Эндрю.

– Какие друзья? – удивилась миссис Остенбуш.

– Когда мы поднимались на лифте, я видела одного из воров, которые забирались к Кендрикам, – объяснила Кики – Наверняка они охотятся за нами.

– О Господи! – заволновалась миссис Остенбуш. – Так вы думаете, это он звонил некоторое время назад?

– Скорее всего, – ответила Эндрю, – У вас есть какой-нибудь другой выход, кроме этих дворцовых ворот? – И он указал на входную дверь.

Миссис Остенбуш кивнула.

– Подождите! Прежде всего я хочу позвонить, – сказала Кики, роясь в кармане джинсов в поисках карточки, которую ей дал мистер Кендрик. – Можно воспользоваться вашим телефоном?

– Конечно, – ответила миссис Остенбуш. – Аппарат в кухне.

Все направились в кухню, где Рыжик уже занял выгодную позицию на верху микроволновой печи.

Кики набрала номер. После двух гудков раздался мужской голос:

– Дейли слушает.

– Мне нужно оставить детективу Пелли сообщение, – сказала Кики.

– Кто говорит?

– Кики Коллир.

– Подождите минутку, пожалуйста. – Последовала короткая пауза, после чего голос вновь произнес: – Я вас слушаю, мисс Коллир, что вы хотите передать?

– Я знаю, кто залез в дом и в контору мистера Кендрика.

Зазвенел дверной звонок, и миссис Остенбуш зажала рукой рот.

– Его зовут Лео Лейтем, а его напарника – Коротышка. Они искали завещание, которое было записано на видеокассету. Она сейчас у меня.

Снова зазвонили в дверь, и, соскочив с печи, Рыжик с воем бросился к двери.

– Где вы находитесь? Кики назвала адрес.

– Подозреваемые тоже там?

– Да, по крайней мере, один.

– Не выходите из квартиры и не открывайте дверь. Я высылаю машину.

– Спасибо, – выдохнула Кики, вешая трубку. – Он высылает машину, – сказала она Эндрю и миссис Остенбуш.

– Надеюсь, они поторопятся, – произнес Эндрю, поскольку звонок опять зазвенел, приведя кота в бешенство. – Где, интересно, сейчас детектив Пелли? – Он огляделся. – Та дверь ведет в коридор? – спросил он, указывая на дверь в другом конце кухни.

– Она ведет в подсобный коридор, где я оставляю мусор и белье для прачечной, – ответила миссис Остенбуш. – Ещё там есть грузовой лифт, из которого выход в торец дома.

Рыжик, фырча, вернулся в кухню и, крадучись, словно рысь, приблизился к чёрному ходу.

– Как вы думаете, где они сейчас? – забеспокоилась миссис Остенбуш.

Но не успела она договорить, как раздался легкий треск домофона и грубый голос произнес:

– Эй, вы, там, наверху, слушайте, что я скажу, и делайте как будет велено! Мы знаем, что завещание у вас…

22
{"b":"9105","o":1}