ЛитМир - Электронная Библиотека

– О! Значит, в этом справочнике есть список всех врачей в стране?

– Здесь собраны данные обо всех терапевтах и хирургах Соединенных Штатов, – подтвердила доктор Коллир.

– Ты сейчас занята работой детектива, – воскликнула Кики. – Это по моей части. Ну, я иду к себе писать заметку об этой Беннет. А потом лягу спать.

Ночью Кики проснулась, включила лампу на столике возле своей постели и взглянула на часы. Четыре часа двадцать минут. Что разбудило её? Рыжик лежал на её подушке и, моргая на свет лампы, сонно потягивался. Она приподнялась на одном локте. Её разбудил сон, но что это было за сновидение?

Кики снова опустила голову на подушку, кот расположился на её животе, и она почувствовала успокоение и удовольствие от теплоты и тяжести его тела, она поглаживала его густую шерсть и вспомнила, что он был вместе с ней в её сновидении.

Ей приснилось, что она сидела на поле в высокой зеленой траве, рядом протекал ручей, а вокруг, низко, почти над самой землей, с пением и чириканьем летали маленькие, ярко окрашенные птички – малиновые, зеленые, желтые. Рыжик прыгал в воздух, пытаясь поймать их, но они были проворнее него и при каждом его прыжке успевали взмыть в вышину. Потом одна желтая птичка неожиданно подлетела к Кики, села рядом с ней на камень, но, когда девушка протянула руку, чтобы потрогать её… птичка исчезла!

Вспомнив этот сон, Кики так резко села в постели, что кот упал с кровати.

– Птички! – прошептала она. – Мертвые воробьи на школьном дворе. Они были тоже отравлены!

Она снова легла, кот тут же прыгнул на неё и снова удобно устроился на её животе.

«Но как птицы могли отравиться? – размышляла Кики. – Раз в месяц в школу после уроков приходят работники санитарной службы». Она знала об этом потому, что однажды, задержавшись надолго в редакции газеты, увидела через окно, как они во дворе обрызгивали из пульверизаторов школьный фундамент. Когда она выходила из школы, санитарные работники тоже собирались уходить, но она успела спросить одного из них, чем они занимались.

– Мы разбрызгивали приманку с отравой для пауков, мышей и крыс, – объяснил он. – Это очень старое здание, мисс. И оно нуждается в такой профилактике.

Сейчас, вспомнив этот разговор, Кики подумала, что, возможно, санитарные работники приходили в школу и накануне того дня, когда заболела Натали. Может быть, Дебби, которая принесла с собой завтрак на следующий день, выбросила сандвич на двор, и тогда птички могли поклевать его возле фундамента, обработанного отравой. Может быть… Может быть… Может быть!..

Выключив настольную лампу, Кики забралась под одеяло. Кот улегся рядом с ней, счастливо мурлыкая. Через минуту они оба уже спали.

На следующее утро, оставив свой ранец в редакции «Курьера», Кики пошла искать мисс Беннет и нашла её в её маленьком кабинете. Учительница встретила Кики приветливой улыбкой.

– Доброе утро, – сказала Кики, уставившись на учительницу. – Какое шикарное платье! Неужели это одно из тех, которые вы сшили сами?

На мисс Беннет было лимонно-желтое платье с длинными рукавами и широким поясом. Несколько тонких золотых цепочек вокруг шеи дополняли золотые сережки.

– Это одна из моих самых первых моделей, – объяснила учительница. – И одна из самых любимых.

– Платье – блеск! – сказала Кики. – А я совсем не умею шить. У меня были большие неприятности с отметками за шитье.

Мисс Беннет засмеялась:

– Невозможно быть мастером на все руки, – сказала она. – А я слышала, что ты очень хороший репортёр, Кики. Миссис Ламберт говорила мне, что ты даже провела успешное журналистское расследование, о котором писали местные газеты. На самом деле она говорила мне не только о тебе, но и о твоем коте, однако в это, конечно, трудно поверить.

– У него, кажется, есть шестое чувство, – усмехнулась Кики.

– Ты принесла наше интервью?

– Вот оно, – сказала Кики, передавая ей напечатанную на машинке страницу. Молчаливо ожидая, пока мисс Беннет прочитала заметку, Кики увидела, что та начала все больше и больше хмуриться.

– Это читается как сказка, – сказала учительница медленно, опуская листок бумаги на стол и поднимая глаза на Кики. – Мой отец никогда не был продавцом в аптеке, он был фермером. И я терпеть не могу плавание. И я ни разу в жизни не каталась на водных лыжах! Откуда ты взяла, что я хотела быть химиком? Все это выдумки!

– Но…

– Кики, ты не можешь публиковать эту заметку. Она вся – сплошное вранье! Это вздор! – злобно воскликнула мисс Беннет. Её лицо покрылось красными пятнами, она почти кричала, а потом, схватив заметку, она разорвала её пополам, затем на четыре части и выбросила в мусорную корзину под столом.

Кики была ошеломлена такой реакцией учительницы и ещё раз пыталась возразить:

– Но…

– Но? Это всё, что ты можешь сказать? Твоя заметка – это поклеп и клевета, – продолжала кипятиться мисс Беннет. – Её надо полностью переписать!

Не в состоянии выносить это, Кики вылетела из кабинета. Слезы обиды наполнили её глаза, когда она вбежала в редакцию «Курьера». Эндрю, стоя на ящике, приклеивал к стене объявление. Он оглянулся и спросил:

– Интервью с Беннет готово?

– Оно у Беннет в мусорной корзине! – крикнула в ответ Кики. – Она сказала, что моя заметка – вздор! Что я исказила все её слова! Но я ничего не исказила! Я написала только то, что она мне вчера рассказала! Я ничего не придумала сама!

Эндрю повернулся к ней. Она кричала и плакала одновременно.

Такой он её никогда не видел.

– Нет проблем, – сказал он неуверенно. – Нет проблем! Я заполню это место в газете рисунком Брэда: рисунок можно уменьшить до нужного размера. Не беда, если мы не напечатаем в текущем номере это интервью, поскольку благотворительный обед на этой неделе все равно не состоится.

– Не в том суть! – выкрикнула Кики. – Суть в том, что я ничего не исказила! Я написала только то, что она рассказала мне! Настоящий врун не я, а она!

В этот момент дверь в комнату открылась и оттуда послы шалея женский голос:

– Ой-ой! Мне следует заткнуть уши, чтобы не слышать, как вы обсуждаете ваши проблемы. Мне можно войти? Или прийти попозже?

В дверях стояла Елена и с явным удовольствием наблюдала за плачущей Кики.

Эндрю перевел взгляд с Кики на Елену. На ней были светло-голубые обтрепанные джинсы, красная блузка свободно спадала до пояса, длинные черные волосы были перехвачены красной лентой.

– Входи, – пригласил он и свистнул: – Новый наряд?

Прежде чем Елена успела ответить, Кики схватила свой ранец и пулей выскочила из комнаты. Она была вне себя от обиды. Эндрю даже не пытался защитить её! Паясничал по поводу нарядов Елены и без сожаления заполнил её место в газете другим материалом! Разве так поступают друзья?

Выбежав из школы, она села на каменную ступеньку и просидела там до самого звонка.

Она ненавидела мисс Беннет. Как посмела та обвинить её во лжи! Ведь она сама сказала, что обожает плавать и кататься на водных лыжах! И сообщила, что её отец был аптекарем, даже рассказала, как она, бывало, ещё девчонкой расспрашивала отца о разных лекарствах и их свойствах!

– Мне же это все не приснилось! – вслух воскликнула Кики. Она ненавидела и Елену, женственные формы которой ещё больше подчеркивали её дорогие наряды; она выглядела всегда так, словно только что сошла с подиума, где демонстрировала модную одежду. И как Елена радовалась, что заметка Кики не пойдет в газету! Она даже не читала эту заметку!

Но потом мысли Кики снова вернулись к мисс Беннет: как мучительно будет присутствовать в классе на уроке домоводства, когда там будет находиться эта женщина!

– Не хочу никогда больше видеть её, – опять вслух сказала Кики. – Как посмела она разорвать мою заметку и выкинуть её в корзину! Она не имеет права! Это моя собственность, а не её…

Эти размышления прервал звонок на урок, и тут же в её голове промелькнула неожиданная мысль. Она сорвалась с места, вбежала в школу и успела встретиться с учительницей миссис Хейли у двери кабинета физики.

13
{"b":"9106","o":1}