ЛитМир - Электронная Библиотека

Кики была в растерянности. Как жалко, что мамы нет дома! Необходимо с кем-нибудь посоветоваться. Может быть, позвонить Эндрю? Но она тут же отказалась от этой мысли: она всё ещё была обижена на него. Кроме того, она решила срочно продолжать свое расследование. Взяв в руки телефонный справочник, она нашла телефон своей одноклассницы Керри Нельсон и тут же позвонила ей.

– Керри? Привет! Это Кики Коллир. У меня к тебе вопрос. Когда ты и Дебби завтракали вчера в столовой, кто вам выдавал еду?.. О, понимаю… Нет, я спрашиваю просто из любопытства… Я очень рада, что Дебби выздоравливает. Увидимся в понедельник. Пока.

Она повесила трубку в состоянии, близком к шоку: в тот день на раздаче в столовой стояла мисс Беннет и она же дала Дебби в руки её поднос с едой. Ничего не видя, Кики Уставилась на стену и только слышала, как громко стучит её сердце.

Поговорив по телефону с миссис Остенбуш, Кики выбежала на двор, нашла Рыжика, который, сидя на заборе, дразнил соседскую немецкую овчарку, посадила его в ранец, и через пять минут они уже ехали на велосипеде к миссис Остенбуш.

Глава восьмая

Миссис Остенбуш, в просторном цветастом шелковом платье с красным шарфиком вокруг шеи, ждала их у дверей своей квартиры. Её коренастая, почти квадратная фигура была похожа на футбольный мяч на ножках.

– Кэтрин Кристин! Входи. Как себя чувствуют твои подружки? Я прочитала в газете, что они, возможно, отравились водой, в которую могла попасть краска, распыляемая при ремонте стен в школе. Но мы-то знаем, в чем тут дело. Не так ли? Рыжик открыл нам тайну отравления! – при этих словах она вытащила из ранца Рыжика, ласково приговаривая: – Милости просим к Милли, малыш! Я приготовила замечательный сюрприз для тебя!

Они прошли в гостиную, где кот получил полную миску цыплячьих потрошков, а Кики была усажена на изящный стул перед вазочкой, в которой лежали печеные яблоки, покрытые сверху ванильным мороженым.

– Потрясно, – сказала Кики, попробовав угощение. – Вы сами эту вкуснятину приготовили?

– О Боже! Конечно, нет! – замахала руками хозяйка дома. – Я заранее заказала это в ресторане. Мистер Остенбуш, царство ему небесное, часто повторял мне: «Милли! Мы бы с тобой утонули в море денег, если бы они не утекали в рестораны». Разумеется, он шутил. Это угощение я купила в ресторане на первом этаже нашего дома, а в холодильнике у меня лежит ещё одна порция: я ожидала, что Эндрю придет вместе с тобой. Где мальчик? Я не видела его целую вечность!

– Мне наплевать, если этот мальчик окажется даже на Аляске, – брюзгливо сказала Кики. И сразу перешла к рассказу о том, как Ширли Беннет разорвала её статью в газету, а также о том, как оскорбил её Эндрю своим равнодушием. При этом она не упомянула о том, какими глазами Эндрю смотрел на Елену в экстравагантной одежде, потому что Кики до сих пор старалась убедить себя, что это не имеет для неё никакого значения.

– Ну, я бы хотела сказать этой Беннет пару слов, – с возмущением сказала миссис Остенбуш. – Как смеет она критиковать твои журналистские способности! Помню, однажды в Филадельфии у меня был концерт – я должна была петь арии из оперетт. А на утренней репетиции пианист-аккомпаниатор… – тут она прямо задохнулась от возмущения, а Рыжик, заметив это и опасаясь пропустить что-то важное, подошел к ней и уставился на неё, не отрывая глаз. – Представь себе, этот репетиционный пианист позволил себе учить меня контролю за дыханием! Но, разумеется, в ту же минуту он потерял возможность работать со мной!

– Да. Но я не имею права воевать с учительницей, – сказала Кики, чувствуя вместе с тем, что от разговора ей становится как-то легче. – Кроме того, теперь я чувствую какую-то жалость к мисс Беннет: её дочь утонула в плавательном бассейне, когда они жили в Техасе.

– Это очень печально, – сказала миссис Остенбуш. – Но все равно не дает ей права устраивать тебе неприятности.

– Конечно. Но это, по моему мнению, как-то объясняет её странное поведение. Хотя вообще-то в ней много непонятного. Так же как много непонятного во всех тех событиях, что происходят в школе. Пища, которой отравились все три девочки, каким-то образом проходила через её руки. Она разорвала мою заметку, выбросила её в мусорную корзину, а потом достала оттуда обрывки и поместила их в книгу, где напечатана фотография её дочери.

– Да, все это странно, – согласилась миссис Остенбуш.

– Она ведет себя так, будто хочет помешать строительству нашего школьного плавательного бассейна, – задумчиво промолвила Кики и рассказала своей собеседнице о разорванных рекламных листках в мусорной корзине, о изрезанных лицах на плакате Брэда в столовой и наконец о своем открытии в библиотеке с помощью справочника об учителях.

– Заявляю тебе ответственно, Кэтрин Кристин, – торжественно объявила миссис Остенбуш, – что, если ты сумела проделать такую работу, ты можешь стать прекрасным детективом! Где именно жила эта женщина в штате Техас?

– Ежегодник принадлежал школе из города Драйтона. Я хотела спросить у вас, где он находится, а потом представила себе, какой большой штат Техас, и решила, что вряд ли вы знаете такой город.

– Я не знаю город Драйтон в Техасе? – воскликнула с возмущением миссис Остенбуш. – Кэтрин Кристин! В каждом захолустном местечке «Штата Одинокой звезды» у меня есть дальние и близкие родственники! Драйтонский дикий «шерстяной» район расположен на краю света. Мой кузен живет поблизости от Драйтона. В этом округе три городка – Драйтон самый большой из них: примерно три тысячи жителей. Мой двоюродный брат Том живет в городке Шемрок, а название ещё одного городишки я не могу вспомнить, хотя это не имеет никакого значения, поскольку там нет даже почты и супермаркета. В Шемроке я однажды провела лето – когда была в твоем возрасте. Ухаживала за Томом и его сестренками, которые ещё не умели ходить. Ну и жара тогда стояла! Ужасное пекло! Я боялась, что расплавлюсь и останусь в расплавленном виде на всю жизнь!

Она рассказывала о своей юности с таким воодушевлением, что Рыжик подскочил с пола и уселся у неё на коленях.

– Я не общалась с Томом с позапрошлого Рождества. Наверно, пришло время позвонить ему и узнать, как он поживает, – решительно сказала миссис Остенбуш и поднялась со стула, сбросив кота на пол. – Может быть, он расскажет нам что-нибудь интересное про Ширли Беннет. Том знает всех людей в округе и к тому же он любит влезать в чужие дела. Сейчас мы позвоним ему и кое-что разузнаем. Разве не так должен действовать хороший детектив? А, Кэтрин Кристин? – с этим вопросом она повернулась к Кики и, не дожидаясь ответа, сама ответила на него: – Да, именно так поступает хороший детектив. Видишь, я учусь у тебя многим важным вещам!

Рыжик следовал за ней по пятам, в спальню и обратно, когда она вернулась, держа в руке записную книжку.

– Заодно испытаем этот новомодный аппарат, – сказала она, присаживаясь у того конца стола, где стоял бело-золотой телефон.

– Разве это новый аппарат? – удивилась Кики, поскольку он ничем внешне не отличался от того, что был раньше.

– Конечно, старый, – подтвердила её сомнение хозяйка дома. – Но вчера я его случайно уронила и он приобрел новые качества. Я позвонила в ремонтную мастерскую, и как только мне там ответил приемщик, его голос загремел на всю комнату. Я чуть не умерла от страха! Приемщик мне объяснил, что у меня аппарат с усилителем голоса, но раньше усилитель был выключен, а при падении он сам включился. А я никогда и не знала, что у меня такой аппарат…

Она набрала номер и закричала в трубку:

– Том! Том, это твоя кузина Милли! В ответ мужской голос с техасским акцентом наполнил всю комнату:

– Милли, моя кормилица! Как ты живешь, куколка? – его голос на секунду стал потише, как будто говорящий отвернулся от трубки: – Эй, Сиди! Это Милли звонит! Подойди сюда! – и снова голос загремел с полной силой: – Милли! Как поживаешь? Когда приедешь к нам повидаться?

– Милли, дорогая! Здравствуй! Как дела? – вступил в разговор женский голос, и тут же послышался лай собаки.

17
{"b":"9106","o":1}