ЛитМир - Электронная Библиотека

– Мммяяяууу… – ответил Рыжик, вытянувшись, сузив глаза и выпустив когти, как бы готовясь к смертельному прыжку на врага.

– Не думаю, что она осмелится что-нибудь сделать со мной в своем доме, – продолжала размышлять вслух Кики. – Слишком большой риск. Тогда все бы заподозрили её…

В этот момент кот спрыгнул с кровати с такой быстротой, что даже испугал свою хозяйку. Он стоял возле кровати на коврике, оскалив зубы, грозно шипя, и походил на маленького тигра, готового к смертельной схватке.

Глава десятая

На другое утро Кики проснулась рано и долго лежала без сна. Рядом с ней тихо посапывал кот и при каждом вдохе и выдохе его живот поднимался и опускался. Через открытое окно доносился веселый свист мальчишки, разносящего газеты. Потом раздался сердитый голос соседа, отчитывающего за что-то свою собаку. Рыжик тут же прыгнул на книжный шкаф, чтобы понаблюдать за этой сценой на улице. А Кики все думала о мертвых воробьях на школьном дворе, о том, дозвонилась ли миссис Остенбуш до доктора Рико, о своем предстоящем визите в дом мисс Беннет. Надо ли ей идти туда? Не опасно ли это? Она поправила подушку за спиной, облокотилась на неё, подтянула к подбородку колени и обхватила их руками. Может, у неё просто слишком буйное воображение? Эндрю не раз издевался над ней, говоря, что её любимое занятие – играть в игру «А что, если?».

– Ну что ж, сыграем в эту игру, – сказала себе Кики. – Что, если Ширли Беннет действительно отравительница? Что, если я пойду к ней? Что может случиться со мной, если ничего у неё не есть? Вряд ли учительница нападет на меня с оружием, с молотком или с мачете! Что, если я позвоню ей и скажу, что не могу прийти? Тогда мисс Беннет может что-нибудь заподозрить. Что, если я пойду напролом и скажу мисс Беннет напрямик о том, что мне известно насчет Джулии? Придет она в ярость или почувствует облегчение?

Кики поднялась с постели, пошла босиком на кухню, и за ней туда же направился кот.

На холодильнике лежала записка: «Привет, солнышко! Ленч с мс. Б. – это интересно. Увидимся утром».

Черт возьми! Кики забыла стереть голос мисс Беннет с автоответчика, и мама знает о приглашении. Если теперь Кики не пойдет в гости, ей придется объяснить матери причину. Несколько дней назад мама сказала: «Нельзя допустить, чтобы страх парализовал нас!» Теперь Кики чувствовала, что страх парализует её. Она вышла во двор, села на скамейку, размышляя, и просидела так до девяти часов, когда услышала доносившийся из дома шум воды из ванной. Значит, мама встала. Кики вернулась в кухню, подняла телефонную трубку и набрала номер мисс Беннет.

– Доброе утро, – почти пропел в трубке голос учительницы.

– Это звонит Кики Коллир.

– Кики! Как ты себя сегодня чувствуешь? – спросила мисс Беннет и, не дожидаясь ответа, продолжала: – Надеюсь, ты придешь ко мне на ленч! Я покажу тебе много интересных вещей.

– Ну, на ленч я не смогу прийти. Но могу немного попозже… Примерно часам к двум…

Возникла небольшая пауза. Потом мисс Беннет сказала:

– О, это будет замечательно! Ты знаешь, как ехать ко мне? Я живу недалеко от школы…

Она продиктовала свой адрес. Кики записала его в записной книге, лежащей возле телефона.

– Я найду ваш дом, – сказала она.

– Отлично! И приноси с собой Рыжика, – хихикнула мисс Беннет. – Я знаю, что вы неразлучны. Кроме того, если ты не возьмешь его с собой, он все равно прибежит за тобой следом. Верно?

– Верно!

Повесив трубку, Кики не сразу отвела глаза от аппарата. Все! Сделано! Правильно или неправильно, но дело сделано! Она идет к Ширли Беннет!

– Ждешь звонка от кого-то? – услышала Кики за спиной голос матери и вскочила со стула, а мама продолжала с улыбкой: – Ты смотришь на телефон так, как будто приказываешь ему позвонить.

– Нет, – сказала Кики с ответной улыбкой. – Я только что сама позвонила мисс Беннет.

– Было очень любезно с её стороны пригласить тебя в гости. Между вами ведь было какое-то недоразумение?

– Ничего серьезного, – соврала Кики. – Маленькое недоразумение насчет моей заметки в газете.

– Как ты относишься к бекону и вафлям на завтрак? – спросила мама, склоняясь к открытому холодильнику.

– Великолепно! – отозвалась Кики, обрадованная тем, что вопросов о «недоразумении» больше не будет.

– Кики, ты вчера звонила в больницу, чтобы спросить, в какую смену я буду дежурить сегодня?

– Нет.

– Кто-то звонил! Хотелось бы знать, кто именно.

– Может быть, твой тайный поклонник, мамочка! – весело сказала Кики, хотя на самом деле ей было не до смеха. Не мисс Беннет ли пыталась узнать, в какое время мамы не будет дома?

В одиннадцать тридцать доктор Коллир собралась идти на работу и спросила у Кики:

– Хочешь, я подброшу тебя на машине к дому мисс Беннет?

– Не надо, мамочка! Я поеду на велосипеде…

– Ну, желаю тебе приятного ленча! Я приду с работы примерно в девять тридцать.

– О'кей! – сказала Кики, чувствуя облегчение от того, что мама уходит в больницу и ей не надо будет объяснять, почему дочка отказалась от ленча. Такие веши не так-то легко объяснить родной матери. Кики даже невольно усмехнулась, когда представила себе, будто говорит маме: «Понимаешь, мамочка, я считаю, что мисс Беннет отравила наших ребят в школе, поэтому я не хочу идти к ней на ленч!»

Когда затих шум отъезжающей от дома машины, Кики вернулась в кухню. Ей следовало заняться домашними делами, но она не могла отделаться от мыслей о том, что может случиться, когда она придет к мисс Беннет. Чем они будут заниматься? Может, учительница просто покажет ей свои модели одежды? Хватит ли у Кики мужества и появится ли удобный случай упомянуть в разговоре имя Джулии? Или заговорить о несчастном случае в драйтонском бассейне? Или о том, что мисс Беннет является на самом деле миссис Петерсон?

Кики бродила по дому в поисках занятия, которое помогло бы ей убить время. Но в телевизионной программе она не нашла ничего, что ей хотелось бы посмотреть. И ни одна книга не казалась ей интересной.

Вернувшись в кухню, она позвонила миссис Остенбуш. Но там никто не ответил. Дозвонилась ли миссис Остенбуш до доктора Рико, и принял ли он решение взять на анализ мертвых воробьев со школьного двора?

Ей очень нужен был человек, с которым она могла бы поговорить.

Но исчез куда-то даже кот. Никогда раньше не испытывала она такого внутреннего напряжения. Ждать! Только ждать? И даже не знать, чего ждать! А она никогда не отличалась большим терпением.

Без двадцати минут два она заперла дом, села на велосипед и поехала. Но, проехав всего полквартала, она услышала за спиной знакомый звук: мммяяяууу!

Рыжик путешествовал на своем привычном месте – на велосипедном багажнике. Она почувствовала облегчение, напряжение спало и, обернувшись к нему, она сказала с улыбкой:

– Ладно, парень! Оставайся со мной!

Кики подъехала к небольшому сборному домику и увидела мисс Беннет, которая сидела в старомодной качалке на веранде.

– Оставь велосипед возле гаража, Кэтрин, и входи в дом, – пригласила хозяйка. – И ты тоже входи, Рыжик!

Она протянула к коту руку, чтобы приласкать его, но он ловко уклонился от её прикосновения и вошел в гостиную на некотором расстоянии от них. Там он немедленно занялся исследованием мебели, всех углов, штор и портьер, пока не выбрал себе удобного места на подоконнике, где и расположился.

– Он похож на телохранителя королевы, – смеясь, сказала мисс Беннет. – Проверяет все вокруг неё, чтобы не допустить никаких неожиданностей. Знаешь, короли даже использовали специальную проверку пищи, чтобы не быть отравленными!

Кики молча посмотрела на неё.

– Твоя мама сегодня работает в больнице? – спросила хозяйка дома и, не дождавшись ответа, продолжала: – Конечно! Она работает до девяти часов вечера. Ведь ты говорила мне об этом? Ты должна гордиться тем, что твоя мама – врач! Это она лечит школьниц, которые попали в больницу?

20
{"b":"9106","o":1}