ЛитМир - Электронная Библиотека

Рыжик мгновенно кинулся в гостиную. Кики похолодела от страха.

Заскрипела входная дверь. И сразу Кики услышала знакомый голос:

– Вы всегда подпираете входную дверь железным ломом?

Кики повернулась к гостиной и чуть не расплакалась от радости: на диван в гостиной, оглядываясь по сторонам, усаживалась миссис Остенбуш. Кот немедленно тоже вскочил на диван и уселся к ней на колени.

– Нет, конечно, – смеясь, сказала мисс Беннет. – Это сделано только для того, чтобы кот не убежал. Входная дверь закрывается не очень плотно.

«Врешь! – подумала Кики, направляясь к гостиной. – Ты заперла дверь, чтобы не выпускать меня из дома. Здесь ты могла меня убить. А я ещё думала, что если ничего не буду здесь есть, то все будет в порядке!»

– Привет, Кэтрин Кристин, – сказала миссис Остенбуш таким тоном, как будто нет ничего странного в том, что она появилась в чужом доме незваным гостем. – Я надеялась, что ты представишь меня мисс Беннет. Но мне пришлось это сделать самой, поскольку мы с ней встретились во дворе.

– Извините! – пробормотала Кики в полной растерянности, не зная, смеяться ей или плакать.

Она была счастлива от того, что они с Рыжиком теперь не останутся наедине с мисс Беннет в этом доме. Но как сюда попала миссис Остенбуш?

Она подошла к окну и увидела, что перед домом на улице стоит длинный белый автомобиль. За рулем сидел шофер в униформе, а роскошный лимузин уже привлек внимание соседских ребятишек и даже двух женщин, которые глазели на него из своих дворов.

– Кэтрин Кристин сказала мне, что вы моделируете одежду. Мне нужны новые модные платья. И нужны срочно, – сказала миссис Остенбуш, обращаясь к хозяйке дома.

– На вас и сейчас очень модный костюм, – сказала мисс Беннет. – Это работа знаменитой Анны Гастгнола. Не так ли?

– Точно! – подтвердила миссис Остенбуш и расправила плечи, как бы демонстрируя свой белый жакет из легкой шерсти. – Вы хорошо разбираетесь в таких делах!

– Какое именно платье вы бы хотели иметь? – спросила мисс Беннет.

Стоя у окна, Кики слушала разговор и не могла поверить своим ушам – свихнувшаяся учительница домоводства и отставная оперная певица болтали о модах и фасонах, как будто не было ни угроз, ни опасности, вообще ничего особенного, кроме легкого облачка, ненадолго закрывшего яркое субботнее солнце.

– Я собираюсь поехать на гастроли на юго-запад страны. Поэтому мне нужна одежда, пригодная для теплой зимней погоды, – объяснила миссис Остенбуш.

– На гастроли?

– Я певица… Опера, оперетта, иногда мюзиклы на Бродвее… Но шоу только самого высокого класса!

– О! – сказала мисс Беннет. – Встаньте, пожалуйста. Мисс Беннет достала из кармана портновский сантиметр и начала измерять фигуру миссис Остенбуш.

– Так, так, – приговаривала она. – Сделаем широкую талию, чтобы не давила на диафрагму, широкий вырез у горла, чтобы ничего не мешало пению…

– Согласна, – сказала заказчица.

– А не хотите ли посмотреть мои самые новые образцы?

– Конечно, хочу!

– Кики, дорогая, – сказала мисс Беннет. – Принеси из кухни какое-нибудь прохладительное питье и что-нибудь закусить. Чипсы лежат в шкафчике. Я надеялась, что ты все это найдешь, пока я была в гараже…

Учительница как бы слегка журила Кики со снисходительной улыбкой на устах, но глаза у неё были холодные, как лед.

«Ты прекрасно знаешь, чем я занималась на кухне, пока ты была в гараже, – подумала Кики. – Осматривала бутылку с мышьяком, которую ты специально выставила напоказ, и изучала ту страницу в ежегоднике, которую ты оставила открытой. Ты знаешь теперь, что мне известно обо всем. Что же ты собираешься предпринять сейчас, когда здесь миссис Остенбуш? Отравить нас обеих? Но ты же не сможешь скрыться отсюда незамеченной! Теперь не сможешь! Тебя увидят соседи, привлеченные шикарным автомобилем».

– Кики! – повелительным тоном повторила учительница.

Кики молча пошла на кухню, нашла там нераспечатанный пакет кисленьких чипсов – своих любимых. Потом вымыла стеклянную вазочку, вытерла её бумажным полотенцем, захватила три бутылки содовой воды и принесла все это в гостиную.

Расставляя закуску на кофейном столике, Кики увидела улыбку миссис Остенбуш, которая как бы говорила, что их мысли работают на одной волне. Чипсы в запечатанном пакете нельзя отравить заранее. Открывать пакет придется при всех.

– Принеси, пожалуйста, стаканы и немного льда, – ласково попросила мисс Беннет.

Кики послушно вернулась на кухню. Она вымыла и вытерла стаканы и принесла их вместе с кубиками льда на подносе в гостиную. Когда она расставляла все это на столике, кот поднял голову, навострил уши и смотрел с нескрываемым подозрением.

– А чём мы угостим Рыжика? – спросила мисс Беннет, всё ещё разыгрывая роль гостеприимной хозяйки. Кики решила поддержать игру в кошки-мышки.

– Он кушает всё, что ему дают, – сказала она спокойно. – Например, он может угоститься чипсами.

Она пересыпала чипсы в вазочку, а миссис Остенбуш тем временем открыла одну бутылку содовой.

– Возьмите, – любезно обратилась к пожилой гостье мисс Беннет, подавая ей стакан и подвигая к ней кубики льда.

– Нет нужды пачкать стакан, – заявила миссис Остенбуш и, рассматривая альбом, приложилась к бутылке. – Приятно глотнуть из горлышка!

Каждый нерв был натянут у Кики как струна. «Когда это кончится? – думала она. – Чем это кончится? Почему здесь оказалась миссис Остенбуш? Может быть, ей известно нечто такое, чего не знаю я? Или она почувствовала опасность и испугалась, что я нахожусь с мисс Беннет наедине?»

У Кики не было теперь ни малейших сомнений в том, что мисс Беннет опасная ненормальная женщина. Бутылочка мышьяка и раскрытый на определенной странице ежегодник убедительно свидетельствовали о том, что именно учительница домоводства виновна в отравлении нескольких школьниц. Очевидно было, что она умышленно заперла Кики в своем доме. Что она намеревалась сделать, если бы её планы не разрушил неожиданный приезд миссис Остенбуш? Что означал острый запах бензина, доносившийся со двора в дом?

– Вот замечательная вещица! – сказала миссис Остенбуш и так повернула альбом, чтобы все увидели образец красного женского пальто.

– Спасибо! Но пальто слишком теплое для весенней поры на юго-западе, – сказала мисс Беннет и добавила, глядя на гостью сощуренными глазами: – В какое именно место вы едете на гастроли?

Её тон с полной очевидностью показывал, что она не верит ни одному слову собеседницы.

Напряжение достигло такой силы, что Кики чуть не закричала.

– Техас, – сказала миссис Остенбуш спокойным голосом.

– Техас? – повторила за ней мисс Беннет.

– Штат Техас, город Драйтон! – не выдержала Кики и посмотрела мисс Беннет прямо в глаза.

– Техас. Драйтон, – прошептала учительница. Её глаза сузились. Лицо побледнело и стало каменным. Она резко поднялась с места, задев кофейный столик, с которого свалилась откупоренная бутылка содовой воды. Она покатилась по полу, и все содержимое из неё вытекало да ковер. Переводя взгляд с одной гостьи на другую, хозяйка дома сказала устало: – Значит, вы все знаете… Я так и думала, что вы все знаете…

– Да, мы всё знаем, – подтвердила Кики.

– И полиция уже едет сюда, – добавила миссис Остенбуш.

Мисс Беннет сначала заметалась по комнате, потом неожиданно остановилась перед Кики, обхватила её плечи руками и её пальцы вцепились в тело девушки. Сердце Кики стучало, как тамтам.

– Я пыталась предупредить вас всех! – вскричала Шир-ли Беннет, ещё больше усиливая свою хватку. – Вы думаете, это случайность, что никто из отравленных школьниц не умер? Я знала, что делаю! Я знаю все, что нужно знать о мышьяке: как появляется чесночный запах при дыхании, как наступает обезвоживание организма, как возникает такая жажда, что хочется выпить целый плавательный бассейн. Рвота. Понос… Я знаю, какая доза приводит к смерти, а какая нет! – она засмеялась диким смехом безумия. – Если бы я этого хотела, то могла бы убить вас всех!

22
{"b":"9106","o":1}