ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На следующий день луч астролокатора опять нащупал точку, едва мерцавшую в лучах Солнца. Астероид 117-03 имел совершенно ничтожную массу, всего каких-то двести десять тонн с килограммами. В этом смысле он не представлял интереса. Но у профессора давно уже выработалась привычка не делать исключений ни при каких обстоятельствах и не отступать от принятой методики наблюдений даже тогда, когда можно заранее предугадать их результаты.

Во втором часу ночи выяснилось, что скорость астероида 117-03 более чем втрое превосходит все известные Чернову скорости движения тел в пределах солнечной системы и достигает ста девяти километров в секунду. Профессор заворочался в кресле, произнес вполголоса: «Это еще что за фокусы?..» – и оглянулся на дежурного радиста, словно убеждаясь, что все его помощники находятся на своих местах.

Руки профессора не отпускали рукоятки управления локатором. Импульс за импульсом следовал в пространство – в сторону желтенькой точки. Отраженные астероидом импульсы возвращались, как опытные и дисциплинированные разведчики. Они разговаривали показаниями приборов. Каждые полтора часа Светлана вставала, проходила сквозь полумрак зала к высоким узким шкафам у стены и возвращалась к пульту с длинными бумажными лентами. Всматриваясь в замысловатые кривые, вычерченные самописцами на лентах, она принималась перебирать бесшумную клавиатуру счетной машины, установленной в пульте.

На вытолкнутом из машины листе бумаги выстраивались колонки восьмизначных чисел.

В два часа ночи Чернов сказал:

– Нам удивительно повезло, Светлана Владимировна. Ничего подобного охотникам за астероидами открывать еще не приходилось. Сто девять километров в секунду! Притяжение Солнца тут совершенно ни при чем. Перед нами гость из Галактики. И какой гость! Наши местные астероиды в сравнении с ним черепахи. Но какая же сила придала ему такую скорость? И продолжает ли эта сила на него воздействовать?

– Да, это действительно интересно, – Светлана старалась придать своему голосу как можно больше твердости: ее клонило в сон.

Алексей Поликарпович лукаво покосился на девушку, а когда она «клюнула», подставил палец под кончик ее носа.

– Ой! – Светлана вздрогнула.

– Значит, пора ставить точку. – Профессор выключил локатор и под потолком вспыхнула люстра из газосветных трубок. – Только не думайте, что отпущу вас домой. Перед сном полезно прогуляться. Не возражаете?

– Пожалуйста, пожалуйста.

Обсерватория стояла в густом сосновом бору на берегу светлой и глубокой реки. Взяв девушку под руку, Алексей Поликарпович зашагал прямо через лес по узкой, усыпанной хвоей тропинке. Луны не было, и Светлана ничего не видела под ногами.

– Желаете послушать, как в начале своей астрономической деятельности я открыл необычный астероид и принял его за космический корабль?

– Да, да, очень хочу.

Это была старая история, о которой умолчали газеты. «Открытие» молодого ученого наделало много шума в астрономических кругах. Астероид действительно оказался очень странным, но, как выяснилось позднее, представлял собой автоматическую ракету, заброшенную на высоту нескольких тысяч километров для исследования интенсивности космических лучей.

Светлана долго смеялась над рассказом Чернова.

Выведя ее на берег реки, Алексей Поликарпович предложил искупаться.

– Да ведь холодно же, – Светлана поежилась.

– Э, голубушка, зато усталость как рукой снимет. А я вот и зимой купаюсь, для меня специально прорубь делают.

Извинившись перед Светланой, Алексей Поликарпович разделся и прямо с обрывистого берега прыгнул в воду. Его движения были по-юношески легки и быстры. Выбрасывая полусогнутые руки сильными, короткими рывками, Чернов стал удаляться.

Тогда Светлана решительно сбросила платье. Она тоже прыгнула прямо с берега, вынырнула, отфыркалась, а потом, стараясь и тут походить на Чернова, поплыла вразмашку.

Они плыли рядом, переговариваясь вполголоса. Берега скрывались в ночной темноте, отражения звезд плясали в потревоженной поверхности реки. Недалеко от другого берега оба повернули обратно.

Одевшись, они посидели на берегу. Алексей Поликарпович вслух размышлял над особенностями астероида 117-03. Светлана осторожно вставляла свои замечания.

Наступал рассвет. На востоке светлело небо, а на фоне его все отчетливее проступали верхушки сосен. Ниточка облаков у горизонта из пепельно-серой превратилась сначала в белую, а потом, как металл над огнем, начала раскаляться, засветилась рубиновым светом, темно-желтым, золотым.

– Спать. – Профессор вскочил на ноги и подал руку Светлане. – В четыре вечера мы снова должны быть у пульта. А впрочем, попробую уговорить Зеленка уступить нам часик-другой.

Они вышли из леса на асфальтированную улицу поселка. Трава и асфальт блестели от выпавшей росы. Было немножко прохладно, особенно после предрассветного купания. Светлана, одетая в легкое платье, поеживалась. Чернов снял пиджак и набросил его на плечи девушки.

– Благодарю, – сказала Светлана.

Поселок еще спал. Спали и высокие липы, прикрыв своими ветвями черепичные крыши особняков.

Светлана жила в крайнем корпусе, Чернов через дом от нее.

– Заходите, Алексей Поликарпович, – пригласила она профессора, – чаем угощу.

– А что ж, – согласился Чернов, – пожалуй, и зайду. Все равно дома меня, холостяка, никто не ждет и завтрака не приготовит.

Девушка долго не могла попасть ключом в замочную скважину.

– Да вы, голубушка, совсем спите, – отбирая ключ, сказал профессор, – а еще в гости приглашаете. Чем днем изволили заниматься?

– В баскетбол играла, – призналась Светлана.

– Это при вашем-то росте? Да какая же из вас баскетболистка?

– Да, – девушка грустно улыбнулась, – то же самое и тренер говорит. Только что поделать, если я люблю именно баскетбол? А отоспаться – я сегодня за все ночи сразу отосплюсь. И чай все-таки пить будем.

Чернов впервые очутился в квартире своей ассистентки.

Светлана попросила его присесть, а сама ушла на кухню. Алексей Поликарпович принялся разглядывать комнату, не ради любопытства, а чтобы как-нибудь занять себя. На столе лежали черновики расчетов и подшивка «Огонька» за прошлый год. На окне стояли две пустые и одна початая банка абрикосового варенья. На спинке стула висел темно-синий халат из китайского шелка. На стенах две репродукции с картин Шишкина.

Достаточно было одного взгляда, чтобы понять содержание черновиков. Светлана выполнила проверочные расчеты к его теории полей тяготения. Профессор не нуждался в этой проверке и не требовал ее. С улыбкой он перелистывал простую ученическую тетрадь Светланы. Похоже, что девушка увлеклась теоретическими исследованиями. Что ж, у нее есть все данные для этого: склонность к трудоемким вычислениям, прекрасная память. Обладает ли она настойчивостью? Во всяком случае, она старательна и трудолюбива.

Алексей Поликарпович заметил, что приписывает своей ассистентке только положительные качества. До сих пор по отношению к своим помощникам профессор был куда придирчивее.

Светлана что-то долго не появлялась. Чернов, отчаянно зевая, прошелся по комнате, потер пальцами тяжелеющие веки.

Остановившись у стола, он перелистнул подшивку «Огонька», тут же отодвинул в сторону, раскрыл черновики расчетов.

Аккуратности черновиков можно было позавидовать, хотя год назад похвастаться этим Светлана не могла. Чернов во всем и всюду в первую очередь ценил аккуратность; в этом отношении редко кто мог угодить ему.

– Так, так, – проговорил Алексей Поликарпович, недоумевая, почему долго не появляется хозяйка.

Он посидел несколько минут, прислушиваясь к тишине в квартире. Не доносилось никаких звуков и из кухни, куда ушла Светлана. Алексей Поликарпович снова прошелся по комнате, затем вышел в коридор: никого, тишина. Прежде чем уйти, он решил заглянуть в кухню, узнать, чем занята негостеприимная хозяйка.

Светлана сидя спала, положив руки на кухонный стол и уронив на них голову.

2
{"b":"9107","o":1}