ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

У Дженни от удивления распахнулись глаза. Это было просто замечательно, чудесная подсказка! Зная своих родителей и их принципы, она понимала, что те никогда не примут чужие деньги, которые она им могла предложить, даже ради спасения дома. Но если это средства ее мужа, тогда совсем другое дело.

– Да, ты угадала. Я убежала в Калифорнию и вышла замуж за очень состоятельного человека. Вообще-то, не совсем так. Мы сначала поженились, а потом я переехала сюда.

Мать Дженни торжествующе воскликнула. Тут же к ней присоединился отец. Девушка знала, что они радуются не столько тому, что она вышла замуж за богача, сколько тому, что она вообще нашла себе мужа. Ее, если честно, всегда удивляло глубокое убеждение ее родителей в том, что женщине для счастья необходим мужчина. Дженни семейные радости вполне заменило бы творчество. Тем более что ей на то время еще не довелось встретиться с тем, с кем она была бы настолько счастлива, что решилась бы выйти за него замуж… За исключением Питера Стивенсона, который только что лишил ее покоя.

Чтобы не ранить их гордость, подумала она, наверное, стоило сказать, что эти деньги муж дает им взаймы.

Ее муж… Дженни почувствовала себя очень виноватой, словно мистер Стивенсон мог услышать ее в этот момент. Он на самом деле ей улыбался с полки книжного шкафа, где стояла его фотография в рамке. Улыбался, принимая награду от президента Соединенных Штатов.

– Прости меня, – одними губами беззвучно произнесла Дженни.

Вдруг она поняла, что ее мать все еще что-то говорит.

– Ты меня слышишь, малышка? Я тебя спрашиваю, где вы познакомились.

Дженни заморгала, пытаясь придумать ответ.

– На выставке картин, когда я жила в Миннесоте. – Бедняжка увязала все глубже, по самую шею, в эту придуманную историю. – Ему понравились мои картины. Мы разговорились. И слово за слово…

– Что-то мне это не нравится.

– Я совсем не то имела в виду, мама.

– Ты можешь мне все честно рассказать, я же твоя мать. Ты в положении?

– Мама, ради Бога. Мы просто познакомились с мистером Стивенсоном…

– Ты называешь своего мужа мистер Стивенсон?

Дженни не знала, что и сказать дальше.

– Он очень… странный, как все богатые люди.

– Похоже, твой муж в возрасте.

– Нет. Ему тридцать четыре года.

– Это неплохо. А в какой церкви вы венчались?

– В небольшой церкви, в Лас-Вегасе. – Дженни и самой понравилась эта идея. – Мы полетели туда, чтобы пожениться. И только сегодня вернулись в Калифорнию. Поэтому я и звоню вам сейчас.

– Дженни Гоулсон, нет, погоди… Ведь теперь у тебя другая фамилия? Как и у твоего мужа, забыла, как ты сказала?

Это уже совсем не понравилось ей. А что если ее мама надумает поговорить со своим новоиспеченным зятем?

– Его зовут Питер Стивенсон, – сдерживаясь, ответила Дженни. – Но я сохранила и свою девичью фамилию, так что теперь у меня двойная фамилия. Я не захотела взять только фамилию мужа, потому что на работе меня все знают, как Дженни Гоулсон.

– На работе? На какой работе?

Этот вопрос напомнил Дженни о том, что ее родители все, что касается творчества, пропускают мимо ушей, хотя раньше они всегда поддерживали свою старшую дочь в ее увлечении живописью. Однако она также знала, что отец с мамой страшно боялись за нее, поскольку такая работа денег не приносит. Несмотря на то, что первые шаги в рисовании помогли Дженни полностью украсить дом ее родителей, они все же уговорили ее получить сертификат секретаря. Но сейчас, когда она напридумывала столько всего, образ удачливой художницы хуже сделать не мог.

– Ну, как на какой работе? Это мое авторское имя, мама. Картины. Ты забыла? Я же пишу, и скоро несколько моих работ будут выставлены в галерее. Кажется, некоторые важные персоны в этом бизнесе заинтересовались моими пейзажами.

– Да, что ты! Теперь моя девочка будет известной художницей?! Вот здорово! – Тут она обратилась к отцу Дженни, рассказывая, каких успехов добилась их дочь. Но было слышно, как тот лишь что-то недоверчиво пробурчал в ответ.

Да, вероятнее всего, отец будет не единственным человеком, который так отреагирует на происходящее. Если мистер Стивенсон узнает об этой придуманной истории, то вряд ли все обойдется одним ворчливым брюзжанием. Скорее, он голову ей открутит и будет прав.

Оставшаяся часть дня, начавшегося с ее «замужества» и «превращения в известного художника», была довольно насыщена. Как потом выяснилось, времени на свободный полет фантазии у Дженни совсем не осталось. После того как она сложила мольберт, краски и кисти, мисс Гоулсон пришлось убраться в своей комнате и внимательно изучить те бумаги, которые ей оставил Чарли. Там же, в папке, находилась ее кредитная карта. Все, что требовалось от Дженни, это подписать ее, так как та уже была активизирована. Девушка позвонила в банк и… остолбенела от удивления, услышав ту сумму, которая находилась в ее распоряжении.

– Это на месяц или на год? – спросила мисс Гоулсон, стараясь не выдать своей неуверенности.

– Конечно на месяц, – вежливо ответили на другом конце провода.

– Ах да, конечно. Я именно так и подумала, – сказала Дженни. Потом она осведомилась, где расположен банк. Оказалось, что ехать до него всего десять минут.

Дженни взглянула на ключи от машины. Этого просто не могло быть! На брелке красовался символ ягуара. Нет, подумала она, наверное, это шутка. Но, заглянув в гараж, тут же увидела золотистый ягуар. И, как ни странно, ключи подошли к замку.

С этого момента ей показалось, что дела действительно стали налаживаться. Теперь она неслась на ягуаре по великолепному шоссе. Душу согревал заполненный бланк денежного перевода, указанная на нем сумма казалась просто нереальной. Не удержавшись, Дженни подписала от руки: «Заплатите все долги и приезжайте повидать меня». Если честно, она не думала, что родители примут приглашение. Но это было бы очень здорово, поскольку она очень скучала по семье.

Интересно, как все будет, если они все-таки наведаются сюда? Не сболтнут ли лишнего прислуга и садовник? Чарли сказал, что экономке позволено приглашать гостей во время отсутствия мистера Стивенсона. Уезжая, босс предупредил, что его не будет дома около шести недель. А если родители приедут навестить ее, то вряд ли задержатся больше, чем на неделю. Но что если они все же пересекутся? Дженни не давало покоя какое-то странное предчувствие. Вот уж мистер Стивенсон удивится, узнав, что нанял себе жену.

Да, ситуация обещала быть интересной. Ну что ж, если такое произойдет, то Дженни придется тут же умереть от стыда и горя.

Ориентируясь по карте, которую предусмотрительный Чарли положил в ее папку с бумагами, Дженни без труда нашла почту. Через пару минут обещанные деньги, а также ее записочка были отправлены родителям.

Они очень неохотно согласились принять деньги, особенно такую крупную сумму, которую назвала Дженни. Однако ей пришлось им внушить, что беспокоиться не о чем, так как это деньги с ее личного счета, и она вольна распоряжаться ими по своему желанию, а больше всего сейчас ей хочется помочь родителям. Тем не менее они не соглашались принять эту помощь, пока Дженни не пошла на то, что родители возьмут крупную сумму в долг.

Девушка улыбнулась, вспоминая разговор. Ей было известно, что при других обстоятельствах они ни за что не согласилась бы на помощь. Но она прекрасно была осведомлена о маленьких доходах ее родителей, которые просто не позволят им вернуть эти деньги назад. Дженни вздохнула, думая о том, как гордость влияет на людей и их поступки.

По дороге домой, она чувствовала себя королевой. Проезжая мимо чудесно подстриженных газонов, сказочных клумб, величественных пальм, площадки для игры в гольф, живописного пруда с фонтаном в центре размышляла о том, что всю эту красоту действительно стоит отобразить. Она петляла по извилистым улицам, выставлявшим напоказ роскошь дворцов и автомобилей. И наконец свернула на свою улицу, улыбаясь и что-то мурлыча себе под нос.

14
{"b":"91107","o":1}