ЛитМир - Электронная Библиотека

- Кажется, я понимаю, - сказал Пентон. - Они совершенно инстинктивно тянутся к любому источнику тепла. Совершенно инстинктивно...

- Совершенно, могу вас заверить, - произнес новый голос. - Я ужасно сожалею, что ваши боеприпасы почти на исходе. Ничего уже не осталось?

- Примерно на три залпа, - с грустью признался Блейк. - Мы не собирались использовать эту штуку как оружие. Мы не думали, что найдем здесь жизнь.

- Жизнь есть на всех планетах Солнечной системы, - заверил голос. Вам еще представится шанс встретить важнейшие ее формы.

- Может, вы подскажете, как сделать, чтобы протономет мог дать еще несколько залпов? - спросил Блейк. - Это увеличило бы наши шансы познакомиться с другими формами жизни, о которых вы говорите.

- Увы. Ваш язык не приспособлен для этого. Если б я мог контролировать ваши тела или хотя бы свое собственное, я бы, пожалуй, это сделал. Но если б я мог контролировать свое тело, вам не пришлось бы прибегать к протонометам, а я давным-давно сформировал бы свое силовое поле...

- Да что это такое в конце концов? - решительно спросил Пентон. - До вас тут один тоже упоминал о силовом поле...

- В момент физической смерти мысль, умственное начало, освобождается. Мысль - это силовое поле; доказательство тому - хотя бы передача мысли от одного мозга к другому. Если сосредоточить усилия в одной точке, то можно сформировать в пространстве вихревое поле мысли, которое будет стабильным сколь угодно долго. Этот вихрь питается потоками энергии, рассеянными в пространстве. Но он может быть создан только ценой разрушения физического мозга. А я, - с горечью добавил голос, - не могу приказать своему глупому телу разрушиться. Любой из нас с радостью помог бы вам добраться до корабля, если бы только вы сумели уничтожить эти громадные глыбы плоти и освободить нас.

- Единственные глыбы плоти, которым сейчас грозит уничтожение, это наши собственные тела, - заметил Пентон. - Но мы отнюдь не жаждем с ними расставаться.

- Да, я знаю, - сказал голос. - Увы. Боюсь, что я ухожу...

Почва слегка содрогнулась. Три громадных цилиндра неуклюже покатились по равнине, чтобы продолжить трапезу на берегу озера.

- Что же нам делать, гори они огнем! - воскликнул Блейк. - Они настроены дружелюбно, все они, без сомнения, высокоразумные существа, и в то же время каждый из них - это тупой, безмозглый, разрушительный Молох.

- Огонь, - тихо сказал Пентон. - Гори они огнем. Огнем, ну конечно! Он радостно засмеялся. - Ну и туп же я! Великолепная идея.

Блейк молча посмотрел на него, потом сказал:

- Я еще тупее. При чем тут огонь?

- Водород, - сказал Пентон, - река и озеро жидкого водорода. Озеро водорода и берег из твердого кислорода... Они хотят умереть? - отлично, клянусь космосом, мы им поможем! Они вынуждены стремиться к теплу, хотят они этого или нет - отлично! Кислород и водород образуют воду - и чертову уйму тепла!

- О! - тихо сказал Блейк. - Это точно.

Он выглянул из расщелины. В тридцати футах от них между кислородными островками весело струился ручей жидкого водорода.

Пентон взобрался на туловище одного из замерзших существ, поднял протономет, прицелился в берег ручья и нажал кнопку. В ослепительной вспышке кислород и водород вернулись в первичное состояние, бешено закрутившись газовым смерчем.

А потом пламя погасло. Два больших цилиндра начали было катиться к нему, но остановились, как только исчезло последнее дыхание тепла. Сверху полил водородный дождь вперемежку с мелким кислородным снежком.

Пентон вытаращил глаза:

- Блейк, оно не хочет гореть!

Блейк непонимающе взглянул на друга.

- Оно должно гореть. Законы химии не могут настолько отличаться. Это какая-то аномалия - наверное, здесь слишком холодно. Попробуй еще.

И Пентон снова метнул пылающую струю протонов в берег, где водородные волны плескались о кислородный песок. И снова взрыв превратил водород и кислород в газы - и снова все кончилось дождем и снегом.

Пентон посмотрел на друга и пожал плечами.

- Другие химические законы, что ли? Не хотят гореть, и все. Кончено.

Блейк вздохнул.

- Мой кислород на исходе. И клапаны в баллоне работают плохо. Я уже несколько раз перекрывал эту вонючую смесь.

Он медленно повернул кислородный клапан, шепча проклятия.

- Опять заело, еще немного - и я бы отдал богу душу. Все-таки задохнуться - совсем не то, что замерзнуть, не правда ли?

- Не вижу особенной разницы, - сказал Пентон. - Оружия нет. Спрятаться некуда. Ждать, пока они уйдут, мы не можем. Невозможно раздобыть кислород. Невозможно пробраться на корабль.

Блейк только чертыхнулся и слегка увеличил приток кислорода в своем баллоне. Потом он медленно поднялся, подошел к застывшей громадине у входа в пещеру, взобрался наверх и посмотрел на равнину. Почти рядом, рукой подать, проклятый водородный ручей извивался по новым протокам, возникшим среди выжженных участков.

Блейк слегка пошатывался.

- Шертовы... твари... - пробормотал он, - шортов в-в'дород... шортов к-к-к'слород... гореть не хотите... Это вода... к-к-кретины... Шделайте... так-кую же... шволочи...

Он был явно пьян: его кислородный клапан снова заело, на этот раз в открытом положении, и Блейк основательно опьянел от избытка кислорода. Пентон начал было торопливо карабкаться на туловище существа, но тут Блейк вывинтил из скафандра флягу с водой, размахнулся и швырнул ее в ручей:

- На... шертов в-в-в'дород... шделай такую... в-в-воду!

Трясущимися руками он поднял протономет и выстрелил.

Взрыв отшвырнул его назад, бросил на Пентона и свалил их обоих вниз. Немыслимый, в милю высотой, столб голубого пламени с ревом рванулся в черное небо, словно огненный палец, протянувшийся к звездам. В этом огненном водовороте исчез водородный ручей, кислород растаял, вскипел, зашипел языками пламени. Стена огня, рыча и грохоча, стремительно двинулась вдоль берега озера, пожирая кислородный песок и водородную жидкость. Спустя несколько секунд все озеро уже было обрамлено стеной пламени, а водородный водопадик, низвергавшийся с утеса, превратился в облачко пылающего газа.

Две тысячи существ радостно устремились в этот гигантский погребальный костер, где их ждала мгновенная смерть. Шумно катясь по склону к источнику тепла, лишенные мозга существа повиновались одному лишь слепому инстинкту; они не знали, что тепло может убивать.

Пентон перекрыл кислородный клапан в баллоне Блейка, поднял друга на ноги и почти бегом потащил за собой. Пламя теперь было в полумиле от них огромное кольцо огня, поднимавшееся к небу. Там уже не было ни кислородного песка, ни водородного ручья. В том месте, где раньше протекал ручей, теперь тянулась изгибающаяся стена горящего газа.

Шагов через сто Блейк выпрямился, тряхнул головой и слегка приоткрыл клапан баллона.

- Опьянел от кислорода... Господи, что тут произошло?

- Заткнись и пошевеливайся! - проворчал Пентон. - Приоткрой клапан пошире, но смотри, не упейся снова. Мы должны добраться до корабля, прежде чем огонь погаснет. Еще почти миля.

Наконец они достигли космолета. Пентон помог Блейку забраться в люк и захлопнул огромную крышку.

- Что случилось? - слабым, задыхающимся голосом произнес Блейк, едва открыл глаза.

- Вода, - ухмыльнулся Пентон. - Просто вода. Нужна была затравка. Водород и кислород не соединяются при полном отсутствии воды. Это старо как мир, но я абсолютно упустил это из виду. Здешние друзеги так усердно поработали, что тут и следа воды не осталось. Вот реакция и не могла начаться, пока не сработала твоя фляга с водой. Давай двигай в рубку! Поищем планету потеплее...

5
{"b":"9118","o":1}