ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Думаете - владеть Силой легко? Или мои уроки пропали втуне? - в голосе Локси отчетливо звякнул металл.

– Вот почему магам не рекомендуется привязываться к кому-то одному всем сердцем. Но решать вам, - вздохнул он, и ласково потрепал обе гномьи макушки.

Затем встал, посмотрел на изощряющихся в приемах рукопашного боя Бин с Невенор. Девчонки занимались на краю поляны, в тени деревьев. Вроде и далеко, но случись что - всегда рядом. До его слуха долетел звонкий шлепок, а затем - радостный визг Бин.

– Получилось!

Видя, что эльфийка сидит на траве и очумело вертит головой, схватившись за щеку, он крикнул им.

– Вы что, опять сцепились?

Бин подала подруге руку, помогая встать на ноги, и они обе немедля подскочили поближе.

– Представляешь, мастер - моя ученица сегодня впервые сумела коснуться меня рукой, - а на щеке лучницы стремительно наливался алым след пятерни.

– Смотри, Бин - если потеряешь малыша с этими вашими дрыгоножествами, я тебя отдубасю, - ворчливо заметила Стелла.

Локси некоторое время любовался обеими раскрасневшимися, прекрасными и изрядно растрепанными девицами, а затем повернулся к маленькой волшебнице.

– Стелла, ты уже можешь постоять за себя? Тогда сними личину, и больше никогда - никогда не надевай ее.

Та посмотрела на учителя весьма серьезным взглядом, а затем, шепча заклинание, повела над собой рукой. Внешность задиристой девчонки подернулась дымкой и исчезла, словно утренний туман под лучами солнца. И проступили черты гномы - такой же рыжей, веснушчатой и острой на язычок.

Невенор нахмурилась.

– Я подозревала - но все же не ожидала, что тебе, Локси, гномы доверят своего мага…

Бин весело расхохоталась, и от восторга, обняв Стеллу, звонко чмокнула ее в обе щеки.

– А я-то ломала голову - почему наш лорд еще не затащил в постель эту рыжую нахалку, а уступил своему гному… ну, и хитрецы… так вот ты какая!

Стелла смущенно улыбнулась.

– Мне магическую личину ставила очень сильная Мастер Иллюзий, так что - вряд ли кто догадался бы…

Лето подошло к концу. Кое-где в листве уже мелькнули багряные и золотые отметины - словно брызги с кисти небесного художника. По вечерам стало прохладно, а утром - так и вовсе зябко. И вот, поеживаясь от сырости, волшебник стоял на пороге и наблюдал, как Стелла, оглянувшись последний раз, вышла из дома.

– Часть меня останется здесь… - прошептала она неожиданно серьезно.

Борг вздохнул - но видно было, что и ему неуютно покидать волшебника и почти друга. Локси похлопал их по плечам.

– Ну что, будем прощаться?

Бин с мокрыми глазами вынесла из кабинета лорда одну шкатулку, и волшебник что-то вынул из нее.

– Стелла - ты у меня первая ученица. И… не знаю, свидимся ли мы в ближайшее время снова - разве что по шару. Возьми от меня этот подарок.

И на ладони его в луче утреннего солнца густо сыпанул фиолетовыми искрами перстень с турмалином.

Уже когда отряд пеших гномьих воинов, окруживших маленького пони с волшебницей, стал втягиваться в улицу, Стелла вскинула вверх руку - и в ясное небо взлетела одинокая, но яркая звездочка.

До свидания, мастер!

Осенний вечер выдался хоть и хмурым, но без дождя. Волшебник сидел прямо на ступенях крыльца и слушал доклад Иллена и старосты. Рыжий хоббит по своей неуемности провел учет и перепись населения, и теперь они вдвоем докладывали лорду о результатах.

– Все верно, ваша светлость - мужиков почти вдвое меньше, чем баб. После войны с эльфами да орками никак деревня не оправится, - смущенно, словно он сам был виноват, произнес староста.

– Да, мастер - ходят девки, мычат, словно коровы недоеные, а деться некуда, - Иллен вздохнул и сложил свои бумаги.

Сидящая рядом Шувзи покачала головой и закрыла справочник по лекарственным травам.

– Да, война… там и мой единственный, Ревик, сгинул под стрелами остроухих…

Волшебник посмотрел на нее.

– Так вот почему ты так не жалуешь Перворожденных. Не знал…

Женщина вместо ответа вздохнула, покосилась на сидящую с бесстрастным лицом Невенор. А Бин, закутанная в пушистую, козьего пуха накидку, что ей связала Стелла, и похожая на очаровательного цыпленка, покивала головой.

– Ладно, пошли в дом, что ли? Темнеет уж.

Отпустив старосту и Иллена, волшебник зашел в дом, ласково распахнувший свои теплые объятия. И даже не огрызнулся на привычное ворчание Харзи.

– Ноги вытирайте, лорд, и переобуйтесь! На улице грязища - а я целыми днями драю тут все…

В библиотеке Шувзи поставила на место книгу, прошлась вдоль полки, скользя пальцем по корешкам. Томов здесь изрядно прибавилось - после того, как Локси добавил кое-что для себя, Бин и самой целительницы.

– Так что за остроухими должок, и изрядный.

– Не нравится мне этот разговор, - чуть резче, чем следовало бы, отозвалась эльфийка.

Бин скинула шлепанцы, нахально забралась с ногами в мягкое кресло мастера, и как бы между прочим заметила.

– Вот пусть и вернут должок. Какие проблемы?

Волшебник ухмыльнулся - уж очень недвусмысленно его подталкивали к ситуации "сначала все-таки тещу" - прямо как в сборнике старинных новелл, что… ах, книга даже стоит не на своем месте. А если еще учесть изрядную примесь эльфийской крови в себе, то должок и впрямь вернуть можно.

– А вот не угадали вы. Хоть я и несмышленыш, но голова соображает не хуже, чем хитрые ваши женские мозги.

Затем качнул колокольчик, и в библиотеку влетела Стелла, глядя на мастера преданным взором.

– Малышка, гости уже почти на пороге. У тебя все готово?

Та без лишних слов (о Чудо!) отвесила утвердительный книксен и тотчас утопотала куда-то вниз. Похоже, неустанная борьба хозяина дома с ее излишней словоохотливостью или по крайней мере с разнесением ее за пределы кухни - начала приносить успех.

А Локси вновь повернулся к дамам.

– Бин, Невенор - вас здесь уже нет. И гости вас даже не должны увидеть.

Это оказались четверо эльфов со спокойными, даже надменными лицами, и с ними мастер Нобик - с весьма усталым видом.

– Сегодня тяжелый день был. На празднике урожая перепился народ - и мне, как целителю, пришлось поработать преизрядно, - объяснил он.

Локси, поприветствовав вошедших, шепнул волшебнику, что парилка готова, а затем вызвал Ланси и поручил мастера-целителя заботам зардевшейся служанки. Потом, повернувшись к стоящим с бесстрастными лицами эльфам и заливисто тенькнул веселой птичкой. Один из перворожденных оказался волшебником - его ответное теньканье было почти столь же весенним и задорным. А Шувзи, уже усвоившая чудные способы общения магов, скромно динькнула, недвусмысленно заявив о своем присутствии и способностях.

Ничуть не переменившись в лице, эльфийский маг повернулся к ней.

– Мое особое почтение обладающей даром исцеления, - и уважительно поклонился.

А его появившаяся на губах искренняя улыбка - ведь остроухие питают особое уважение к обладающим Магией Жизни - свидетельствовала о его радости.

– Я мастер Элидорн из клана Поющего Ветра, магия леса и жизни. Мы прибыли на ваш зов, мастер Локси. Что вы хотели?

Локси и Шувзи тоже представились, отдав дань формальностям. А затем волшебник, пройдясь по пушистому ковру, знаком показал - сейчас, я только подберу слова. Затем, выбрав нужные, он решительно встряхнул головой и посмотрел в бесстрастное лицо перворожденного.

– Я хочу дать вам шанс. Шанс укрепить ваше обоюдное доверие с подгорным народом. Лично ваше, мастер Элидорн, доверие. И вывести его на просто недосягаемую высоту. А если вы правильно себя поведете - то со временем и доверие всего племени перворожденных. Завтра я отправляюсь в Рудные Горы и у меня будет встреча с магами гномов. И, если мы с вами столкуемся, я могу взять вас с собой и замолвить там словечко - есть у меня среди бородатых очень, очень хорошие и влиятельные знакомства.

Эльф даже не счел нужным скрывать свое удивление на точеном лице. Коль скоро этот хуманс запросто общается с самой тщательно оберегаемой ценностью подгорного народа - с их волшебниками… Шувзи почувствовала себя лишней при таком разговоре и собралась было тихонько улизнуть, но Локси показал ей кулак - и та осталась. Наконец, остроухий поднял лицо со слишком правильными и красивыми чертами, и поинтересовался.

81
{"b":"91181","o":1}