ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 7

Наблюдая за Брейсом, Марисса поражалась, что он справляется с таким количеством пищи. Съев половину тушки какой-то птицы, ломоть хлеба и сочный, жирный кусок мяса, она решила, что с нее хватит, поднялась из-за стола и подошла к шкафу со стасисным полем – электронной системой сохранения пищи путем поддержания ее энергетического баланса. Когда она вернулась к столу, Брейс улыбнулся ей:

– Видимо, тебя уже не так шокируют мои гнусные привычки.

Она поставила перед ним две чаши – со свежими ягодами и со взбитыми сливками.

– Ты должен питаться не только мясом. Это поможет тебе сбалансировать рацион. – Марисса взяла спелую ягоду и обмакнула ее в сливки. – Попробуй, и увидишь, что я права.

Губы Брейса раскрылись. Коснувшись их, Марисса снова ощутила трепет и вспомнила о ночи в таверне.

– Я… хотела бы обсудить с тобой кое-что.

Он улыбнулся, заметив ее смущение и радуясь ему.

– Да? И о чем же это?

– О твоих снах. Что так тревожит тебя?

Лицо Брейса потемнело.

– Обычный ночной кошмар. За мной кто-то гнался.

Марисса нахмурилась:

– Сомневаюсь, Брейс Ардейн. Это было слишком серьезно, я боялась, что мне не удастся разбудить тебя. Ты оказался в чьей-то власти и едва вырвался.

В его взгляде опять появились затравленность и страх.

– Я… я бы не хотел говорить об этом.

Он занялся ягодами.

– Связаны ли твои сны с нашим общим делом? – спросила она. – Если это так, я должна знать, ибо последствия могут иметь значение и для меня.

– Спасибо за беспокойство обо мне.

– Дело не в этом, – заметила Марисса. – Но все, что влияет на тебя, сказывается и на нашем общем деле. Однако никто не заслуживает таких страданий, которые терзали тебя во сне.

Брейс коснулся руки Мариссы и глубоко вздохнул:

– Это Магический кристалл. Сначала он прикинулся моим другом, был благосклонен и приветлив. Потом я услышал, как чей-то голос предостерегает меня от него, и тогда кристалл разъярился. Он стал преследовать меня по воздуху, пока не загнал в тупик. И, начав падать в какую-то ужасную разверстую пропасть, я проснулся.

Рассказывая об этом, Брейс покрылся испариной и задрожал. Он опустил голову, чтобы скрыть свой безумный страх, и постарался овладеть собой. Боги, даже воспоминание об этом рождает все тот же ужас беззащитности! Интересно, сможет ли он когда-нибудь снова спокойно спать?

– Но что же значит этот сон? – мягко спросила Марисса.

Ей не хотелось задавать этот вопрос, но она чувствовала, что необходимо узнать об этих снах все. Она была нужна ему этой ночью, и это может повториться.

Брейс покачал головой:

– Хотел бы я это знать, Марисса. Возможно, это всего лишь случайность, связанная с моими попытками вступить в общение с Магическим кристаллом. Вероятно, они слишком утомили меня.

– Возможно. – Она помолчала. – Ты сказал об общении с кристаллом. Этим ты и занимался с братом?

– Да. Тирен пытался научить меня сливаться мыслью с кристаллом.

– И ты преуспел в этом?

Брейс колебался. Следует ли рассказывать ей о том, как далеко продвинулась его учеба? Несмотря на их отношения, он все же не до конца понимал ее мотивы. Правда, Марисса убедительно объяснила, что он нужен ей как Владыка кристалла. Но все же он решил слукавить:

– Я далеко не уверен, что мне удалось перенять навыки Тирена. Для подготовки нужно время.

Марисса нахмурилась:

– Много?

– Не знаю.

– Брейс, нам нельзя здесь надолго задерживаться.

– Да, Марисса. Я понимаю и завтра поговорю об этом с Тиреном.

Он взял ее руку.

Она не оказала сопротивления, ибо его прикосновение лишило ее способности двигаться. Какая сильная рука, подумала девушка и посмотрела на Брейса. Кровь бросилась ей в лицо. Он не отрывал от нее взгляда и, похоже, читал мысли, которыми она вовсе не собиралась делиться с ним. Марисса вырвала свою руку, но странная истома овладела ею.

Она смотрела на Брейса, стараясь подавить чувство к нему. Когда же это началось? Что-то оттаяло в ней, когда он согласился подождать, дать ей время привыкнуть к нему. А та чудесная улыбка, которая озарила его лицо, когда она призналась, что хочет его!

Но вместе с тем Марисса знала, что он завладел ее душой задолго до той ночи. Отвага, с которой Брейс защищал брата, внушала уважение и восхищение. Выносливость и храбрость, проявленные им в тюрьме, вызывали у нее благоговение. И вот теперь у Брейса открылся новый дар – магнетизм, и это заворожило Мариссу.

Он ничуть не походил на тех мужчин, которых она знала. С ним девушка чувствовала себя в безопасности и, заботясь о Брейсе, нуждалась в нем. Так, словно он был частью ее самой.

Марисса понимала, что все эти мысли – чистое безумие, ей хотелось избавиться от них, но страстное прикосновение его губ тревожило ее до глубины души. Как трудно противостоять ему! Впрочем, ей давно уже не хотелось делать этого.

Дрожь охватила Мариссу. Она не могла оторвать взора от Брейса, целующего ее руку. И если это так приятно ей, что же она ощутит, разделив с ним ложе? Порыв воздуха распахнул дверь в сад. Марисса вздрогнула. В тот же момент Брейс вскочил и увидел Родака.

Сонный симианин стоял в дверях, раздраженно ворча. Он сделал несколько жестов руками.

Брейс снова опустился в кресло, немного успокоившись, и переглянулся с Мариссой. Ее глаза были широко открыты, она прерывисто дышала.

Брейс ощутил удовлетворение: девушка так же возбуждена, как и он.

– Извини, что мы тебя разбудили, – сказал он Родаку, наполнил сладким вином три чаши и протянул одну из них симианину, а другую Мариссе. – Я забыл, что ты ночуешь в саду, а то мы бы не включили освещение.

«Я пытался не обращать на это внимания, но шум, который вы подняли…»

– Это называется шумом? – Брейс улыбнулся Мариссе, потом указал на стол. – Ты не голоден? Стол накрыт, и, раз уж ты проснулся, мы можем потолковать. Появились новые планы, и стоит обсудить их за завтраком.

Родак обвел глазами стол, потом кивнул, не отрывая взгляда от еды.

Марисса закатила глаза. Повезло же ей с этой прожорливой парочкой! Теперь половина времени будет уходить только на то, чтобы добыть по пути мясо и хоть как-то прокормить их.

32
{"b":"91184","o":1}