ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Фирокс смеялся ему в лицо, держа в руке сияющий камень:

– Безмозглый упрямый глупец!

Брейсу показалось, что все это уже было с ним. Он слышал раньше эти слова и испытывал такие же муки, когда тюремщик Мардок в последний раз пытал его.

Боги, неужели он бежал из темницы лишь затем, чтобы снова очутиться в руках врагов, на грани безумия? Уж не кристалл ли заманил его тогда в тюремную камеру?

Впрочем, все потеряло смысл, ибо сил для борьбы не осталось.

Прежде борьба была для него средством сохранить честь, гордость и выжить. Но ни о чем таком и речи не было в этом страшном, безнадежном, невыполнимом предприятии. Его честь и гордость сломлены, растоптаны, уничтожены болью и унижениями. А жизнь? О нет, он хотел только умереть и избавиться наконец от этой ужасной боли!

Безумие манило его… нежное, успокаивающее. Брейс двинулся к нему с решимостью отчаяния. Но что-то остановило его. Воспоминание… слабое, но приятное, о женщине… о его любви. Марисса…

Сознания Мариссы достиг обращенный к ней зов. Радость охватила ее.

«Брейс, я иду к тебе на помощь! Я здесь, любовь моя!»

Всеми силами души Марисса старалась слиться с Брейсом, желая передать ему энергию своего тела, жар своей любви. Девушка почувствовала, что он дрогнул, заколебался, но потом решимость его окрепла.

– Пора, – прошептала она Родаку. – Надо спасать Брейса, иначе мы потеряем его навсегда.

Симианин кивнул, снял с плеча бластер и знаком велел Мариссе сделать то же самое.

«Постарайся уложить одним выстрелом побольше бандитов. Это наш единственный шанс застать их врасплох. Потом, когда я займусь остальными, доберись поскорее до Брейса. Другого способа спасти его нет. И прикончи Фирокса».

Эти слова прозвучали для нее как музыка. Марисса кивнула и положила палец на спусковой крючок бластера. Они ждали, чтобы люди Фирокса заняли самое благоприятное для них положение. Время для Мариссы словно остановилось. Она не видела никого, кроме двух мужчин в центре круга.

Два брата. Один – блондин, красивый, умный и честолюбивый. Другой – столь же щедро одаренный природой темноволосый красавец. И при всем том между ними не было ничего общего.

Фирокс позволил одному удару судьбы отравить себе душу и потерял все, кроме красоты. Брейс тоже стал жертвой предательства, когда дядя покарал его и Тирена. Но он достойно пережил все несчастья и закалил свою душу.

Охранники переместились, и это вернуло Мариссу к реальности. Она тщательно прицелилась, услышала выстрел Родака и тут же нажала на спусковой крючок своего бластера.

Пещера превратилась в кромешный ад, когда Марисса и Родак начали методично расправляться с людьми Фирокса. Но вскоре те опомнились от неожиданности и открыли ответный огонь. В темноте пещеры замелькали вспышки голубого огня. Три стражника рухнули наземь, сраженные Родаком. Мариссе удалось прикончить еще двух, после чего она спряталась за валун, чтобы ее не поразил ответный огонь.

Тут она увидела Брейса, которого Фирокс затащил в небольшую нишу, где они оба были вне линии огня. Зажав в руке кристалл, Фирокс водил им над скорчившимся от боли Брейсом. Похоже, он решил сначала окончательно свести с ума Брейса, а потом искать путь к отступлению.

Марисса заметила, что в пещеру вбежали охранники, стоявшие ранее у входа. Выбора нет, подумала девушка. Брейсу придется еще продержаться.

– Я займусь этими, – сказала она Родаку, – а ты кончай с остальными.

Родак кивнул и принялся уничтожать бандитов. Марисса несколькими выстрелами повергла наземь вновь прибывших.

Наконец выстрелы стали стихать. Схватка подходила к концу. Предоставив Родаку разделаться с теми, кто еще подавал признаки жизни, Марисса бросилась на пол и поползла к нише, в которой укрылись Фирокс и Брейс. Поняв, что проиграл, Фирокс решил покончить с Брейсом и принялся душить его. Сверкающий кристалл лежал рядом с ним в открытом футляре.

Марисса прицелилась в Фирокса, но не выстрелила, боясь попасть в Брейса. Забросив оружие на плечо, она выхватила из ножен кинжал и бросилась к преступнику.

Связанный Брейс не мог оказать сопротивления схватившему его за горло Фироксу. Стараясь освободиться, он лишь терял последние силы. Марисса понимала, что Брейс вот-вот погибнет.

«Боги, я умираю! – в отчаянии подумал он. – Умираю от руки своего брата! Умираю рядом с Магическим кристаллом, до которого ничего не стоит дотянуться! Он так близко ко мне – и я ничего не могу сделать!»

Страх перед грядущими бедами охватил Брейса. Что будет с Империей, с Тиреном и Элайей, с Мариссой? Нет, что бы ни угрожало ему, он не прекратит битву! Он должен бороться!

С глухим криком Брейс приподнялся и бросился на Фирокса. От неожиданности тот покачнулся и разжал пальцы.

В это мгновение Марисса занесла над Фироксом кинжал, но преступник успел уклониться. Кинжал лишь рассек ему кожу.

Рыча от ярости и боли, Фирокс кинулся на Мариссу, отбросил ее назад и вырвал у нее кинжал.

Девушка ударилась головой о каменный пол, из глаз у нее посыпались искры, и она лишь чудом не потеряла сознание.

Фирокс, прижав к груди футляр от кристалла, смотрел на сверкающий камень, который теперь кружился над ним. Лицо его исказил такой ужас, словно кристалл говорил с ним. Побледнев, он покачал головой и жалобно прошептал:

– Нет, пожалуйста, мама, не надо! – Потом с диким криком подпрыгнул, поймал камень, быстро спрятал его в футляр и побежал к выходу из пещеры.

Но на пути у него стоял Родак.

Марисса увидела, что Фирокс взмахнул ее кинжалом, собираясь ударить симианина. Когда она вскочила, Родак уже поднял бластер и дал Фироксу знак остановиться. Но тот, обезумев от страха, не заметил этого.

– Нет! Он мой! – воскликнула Марисса. Но было уже поздно.

Родак попал Фироксу в грудь. Преступник с воплем рухнул на пол.

Марисса гневно взглянула на Родака, лишившего ее удовольствия расправиться со злейшим врагом. Склонившись над телом Фирокса, она вынула из его руки свой кинжал и тут же устремилась к Брейсу.

Глаза его были закрыты, лицо искажено болью, он прерывисто дышал. Марисса опустилась рядом с ним на колени.

76
{"b":"91184","o":1}