ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– А что считается «действительно серьезным преступлением»?

– Преступление, подрывающее основы системы. Призыв к восстанию, к насилию. Террор, направленный на дестабилизацию общества. У тебя есть идеи на этот счет?

– Думаю, да, – серьезно ответил Йонас.

– Рад за тебя, – Джерри закатал рукав пижамы своего пациента и сделал инъекцию, и принялся собирать свои инструменты. – Не жди чего-то особенного. Должна пройти некоторое время, прежде чем вирус начнет действовать. Через пару часов ты, возможно, снова почувствуешь слабость. Это нормально.

«Двух часов мне должно хватить», – решил про себя Йонас. Вслух он сказал:

– Спасибо за все и передавай привет Лами. Больше я не буду его беспокоить.

Когда Джерри ушел, Йонас на пробу встал с постели и доковылял до стула в углу палаты. Несомненно, препарат начал действовать – с каждым шагом Йонас чувствовал, как к нему возвращаются силы.

На двери был кодовый замок. Для того, чтобы открыть его, нужно было набрать комбинацию из нескольких кнопок, размещенных на крошечной консоли рядом с дверью. К счастью, каждая кнопка была снабжена звуковым сигналом – вероятно, для того, чтобы дверь можно было открыть и в темноте, не потревожив пациента. Йонас давно запомнил последовательность звуков, которые раздавались, когда врач или сестра открывали замок, и сейчас для него не составило труда подобрать код и выйти в коридор.

Третья дверь, считая от двери его палаты, вела в сестринскую – комнату, где медсестры переодевались и принимали душ. Йонас открыл один из шкафов и выбрал для себя темно-зеленую рубашку и черную кепку. Затем он снова вышел в коридор.

Здесь было по прежнему безлюдно, зато он заметил у окна кресло-каталку. Как раз то, что ему было нужно! Ходьба все еще отнимала слишком много сил. Йонас сел в кресло, подкатил его к дверям лифта и нажал на кнопку вызова. Лифт подъехал, двери открылись, Йонас въехал внутрь и нажал кнопку подвального этажа.

Так, без особых приключений, он добрался до центра управления больницы. Под прозрачными колпаками стояли диагностические и терапевтические приборы, здесь же находились компьютеры, в которых хранились база данных на всех пациентов. За пультом сидел один-единственный дежурный.

Йонас снова покатил свое кресло вперед, оно двигалось бесшумно, но видимо дежурный что-то заметил краем глаза и резко повернулся навстречу незваному гостю.

Настало время блефовать. Йонас приосанился, от души надеясь, что дежурный не заметит его слабости, и грозно сказал:

– Спокойно, приятель. С тобой говорит Хиоб. Ты наверняка знаешь, что бывает с людьми, которые не подчиняются моим приказам. Поэтому слушай внимательно. Тебе нет никакого смысла рисковать своей жизнью. Сейчас ты спокойно выйдешь из-за стола, отойдешь в угол и встанешь лицом к стене. Потом скажешь своему начальству, что я угрожал тебе оружием. На самом деле у меня с собой шприц со смертельно опасным вирусом, и я брошу его в тебя, если ты попробуешь шевельнуться. Можешь не сомневаться, я попаду.

По видимому дежурный не знал Хиоба в лицо – он был слишком молод, чтобы интересоваться подвигами старшего поколения. Однако темная одежда и властный голос произвели свое действие – не говоря ни слова, оператор встал из-за стола и отошел к стене.

Йонас подъехал к пульту, нажал кнопку общего оповещения и потянул к себе микрофон.

– Внимание, экстренное сообщение! – сказал он. – Хиобу удалось освободится из заключения. Он снова зовет своих старых друзей присоединиться к нему. Он снова объявляет войну правительству. Он снова готов протянуть руку всем революционерам этого загнивающего мира. Смерть банкирам и мультимиллионерам! Пришло время освобождения! Начинается ЭРА ХИОБА!

Его голос звучал в каждом доме страны. И на каждом мониторе, на каждой видеостене, на каждом экране головизора появился знак новой эры – семиконечная звезда.

Часть II.

Йонас проснулся еще до того, как космический корабль начал торможение. Все маневры совершал автопилот, обычно пассажиры в это время все еще находились в гибернетическом сне, а специальные медицинские роботы регулярно массировали их тела, чтобы избежать атрофии мышц.

Вот и сейчас Йонаса разбудили осторожные бережные прикосновения, а затем робот вежливо поинтересовался:

– Как ты себя чувствуешь? Ты не голоден?

Для того, чтобы пассажиры ощущали себя вполне комфортно, программисты снабдили робота нежным женским голосом.

– Как ты себя чувствуешь? Ты не голоден? – повторила заботливая машина.

Йонас чувствовал легкую тошноту – это было обычное последствие длительной гибернации, хорошо знакомое ему по прошлым полетам.

– Нет, спасибо, – ответил он роботу. – Может быть, немного позже.

Он вылез из капсулы и взглянул в иллюминатор. Внизу под ними проплывала планета – серо-зеленый шар закрытый облаками. Еще один экран демонстрировал видеозаписи, сделанные в тех местах, над которыми они сейчас пролетали, и Йонас мог видеть, что терраформирование здесь идет полным ходом. Траектория космического корабля пролегала над океаном. Внизу над планетой кружились шаровидные облачка плазмы, в верхних слоях атмосферы они принимали форму овалов. Это были активные низкомолекулярные соединения, которые должны были, опустившись на землю, уничтожить местную растительность, сгладить неровности рельефа, сделать почву пригодной для возделывания земных культур. Таков был первый этап заселения людьми новой планеты.

Йонас снова лег на свою койку, взял услужливо протянутые роботом гантели и стал повторять упражнения для рук и грудных мышц. Тело соскучилось по работе, и он настолько увлекся, что уже через несколько минут робот все так же вежливо попросил своего подопечного умерить пыл.

Йонас напился воды из флажки, затем отправился в посадочную капсулу. Это был своего рода мини-корабль, который чаще использовался для доставки на планету грузов, а не людей. Однако здесь были все те же удобства, что и в большом космическом корабле: искусственная тяжесть, система регенерации воздуха, продуманная панель управления.

Разумеется, использование таких капсул было дорогим удовольствием, но члену КОР-группы, такая возможность предоставлялась по первому требованию. Все знали, что если на планету направлен подобный специалист, речь идет о сохранении стабильности мировой системы. С банальными преступлениями справлялась местная милиция, но уровень, на котором действовали Йонас и его коллеги, был неизмеримо выше.

Сам он взялся за эту работу прежде всего потому, что она хорошо оплачивалась, хотя сознание того, насколько велика его ответственность за мир и спокойствие колонистов, приятно согревало душу.

Корабль спустился еще ниже, так что Йонас смог разглядеть за пеленой облаков кроны деревьев. Здесь и там уже появились желтые пятна очищенной земли – плазма начала свою работу в непроходимых лесах. Там, где она попадала на почву и растительность, начинались бурные химические реакции, органика сплавлялась в единую бесформенную массу, которая затем впитывалась в землю, удобряя ее. Изредка, но уже попадались и ярко-зеленые пятна – это поднимались над окультуренной землей первые ростки земных растений.

Йонас активировал систему управления капсулой, внимательно просмотрел инструкции по выживанию в местных условиях и отобрал необходимую одежду и снаряжение. Хорошо, что не придется брать с собой громоздкую систему искусственного обогрева – температура на поверхности планеты была низкой, но оставалась в рамках, приемлемых для человека. Воздух был непригоден для дыхания, но в нем не содержалось раздражающих кожу веществ – так что, достаточно будет легкой дыхательной маски.

Он заканчивал работу, когда загудел предупреждающий сигнал и замигали лампы на консоли управления. Секундой позже на мониторе высветилась надпись:

ДАЛЬНЕЙШЕЕ СНИЖЕНИЕ НЕВОЗМОЖНО. КОРАБЛЬ ЗАМЕЧЕН СИСТЕМОЙ СЛЕЖЕНИЯ ИЗ ЖЕЛТОЙ ЗОНЫ. ПАССАЖИРУ В КАПСУЛЕ ПРИГОТОВИТЬСЯ К КАТАПУЛЬТИРОВАНИЮ. ЧЕРЕЗ ТРИ МИНУТЫ СОРОК СЕКУНД КОРАБЛЬ ПЕРЕХОДИТ НА СТАЦИОНАРНУЮ ОРБИТУ.

12
{"b":"9120","o":1}