ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Йонас хорошо помнил, что они путешествуют по весьма ограниченному пространству, и тем не менее казалось, что они затерялись в бездне миров и времен. Новые технологии и в самом деле потрясали воображение.

Сцены сменялись все быстрее, прошло не больше десяти минут, кабинка остановилась, и Йонас увидел горящую на стене тоннеля надпись: «Поездка закончена. Пожалуйста, покиньте свои места». Йонас и девушка вышли на платформу. Здесь не было ни души. Лишь огоньки ламп освещали уходящий вдаль тоннель. Спутница Йонаса осторожно тронула его за руку:

– Это все была туфта, – сказала она со смешком. – Сейчас начнется самое стоящее. Хочешь тряхнуть стариной, дедушка?

Йонас нахмурился, она тут же убрала руку и скорчила гримаску:

– Ну пожалуйста, не сердись. Мне действительно нравятся старички, гораздо больше, чем малолетки. Может быть, позже мы с тобой чем-нибудь займемся… А пока – главный хит! Ну что, ты в порядке? Готов показать себя?

Йонас чувствовал, как на коже оседают маленькие капли жидкости, в воздухе распространялся слабый цветочный аромат – такой же издавали некоторые психодинамические средства, которые он когда-то принимал.

Затем со всех сторон раздался глухой гул, неожиданно вспыхнул ослепительный свет. Через несколько секунд свет померк, и Йонас увидел, что в тоннеле появился третий человек. Это был он, именно тот, кого он искал, – Хиоб. Темные джинсы, рубашка, черная кепка с широким козырьком. В руке он сжимал сверкающий меч, движения были свободными и стремительными, косым ударом он рассек ближайший луч света, затем шагнул вперед… И внезапно Йонас понял, что в его руке тоже лежит рукоять меча.

Хиоб прыгнул навстречу своему старому врагу, Йонас парировал удар, ударил сам, удивляясь скорости своей реакции. Казалось, что меч ведет его руку.

Лучи света заметались по стенам тоннеля, гул нарастал и бил в барабанные перепонки.

Йонас больше не раздумывал, у него не было на это времени. Это была борьба один на один, клинок против клинка, как в старое доброе время, своеобразный ритуал. Йонас чувствовал странную радость – не так уж часто ему приходилось сталкиваться с Хиобом лицом к лицу в честном бою. Вскоре он заметил, что противник слабеет, и победа близка.

Прыжок вперед, тело застыло в предельном напряжении, мечи замерли, рукоять уперлась в рукоять и желанная цель так близка…

Вспышка света. Темнота.

Гром фанфар. Лязганье металла о металл.

Как сквозь сон, Йонас услышал торжествующий крик женщины, почувствовал прикосновение горячих губ к своей щеке.

Лампы загорелись снова. Йонас стоял посреди маленькой комнаты, стены которой были завешаны серыми стереоэкранами. В двух шагах от него неподвижно застыла стандартная модель спортивного робота.

А чего, собственно, ты ожидал? – спросил он себя. Живая история, обучение в игре, то, что ты пережил сам, лучше запоминается.

Сражение с Хиобом – своеобразный бонус для тех, кто закончил экскурсию. Стань частью истории! Возможно, кроме лже-Хиоба здесь можно повстречать и других прославленных воинов прошлого. Только теперь он обратил внимание на восклицания своей спутницы:

– …Победить? Разумеется, здесь побеждает каждый. Но ты был так хорош! Ты заслужил награду, – Она достала из висящей у дверей зала жестяной коробки медаль и сунула ее Йонасу в карман. – Ух ты! Золотая медаль! Я такого никогда не видела! Нет, ты возмутительно хорош! Ты просто сногсшибательный!

Внезапно она обхватила его за шею и зашептала на ухо:

– Мы можем пойти поесть куда-нибудь, а потом сразу ко мне. Мне просто не терпится…

Йонас все еще чувствовал себя ошарашенным. Сначала голографический Хиоб, потом эта… юная леди. Как можно осторожнее он разомкнул ее объятия.

– Извини, но у меня сейчас нет времени. Мне нужно встретится кое с кем здесь, в музее. Ты не подскажешь, где тут бюро администрации?

– Что? – изумилась девушка. – Мой милый дедушка говорит, что уйдет и бросит меня одну? Такого просто не может быть! Ты же шутишь, правда, мой храбрый рыцарь?

– Как пройти в бюро? – повторил Йонас.

Внезапно он снова почувствовал слабость и вынужден был опереться рукой о стену.

– Ты еще пожалеешь, идиот! – процедила женщина сквозь зубы, и Йонас вдруг увидел, что она вовсе не так молода, как показалось ему сначала. – Иди вниз по лестнице и… катись ко всем чертям!

Она открыла дверь, и Йонас, не тратя времени и силы на разговоры, принялся спускаться, держась за перила. Лестница уходила во тьму, казалось, что ей не будет конца. Оглянувшись назад, он увидел женщину, стоящую в проеме двери. Руки упираются в косяки, темный крест на светлом фоне. Затем она отстранилась, с размаху захлопнула дверь, и Йонас утонул в темноте.

Он продолжал спускаться, нащупывая ногой каждую следующую ступеньку. Постепенно ему стало казаться, что к шуму его шагов примешивается шепот волн. Он нащупал дверную ручку, повернул ее…

Над его головой плескалось море…

Он вынырнул из черной тины, схватил холодное, гибкое тело рыбы…

Не было ни моря, ни рыбы. Всего лишь короткая галлюцинация, вызванная чрезмерным напряжением. На самом деле Йонас просто вышел на улицу и стоял у самого края проезжей части. Внезапно его колени подогнулись, и он упал на землю.

Кто-то опустился рядом с ним, стал обшаривать его карманы, затем принялся расстегивать одежду.

Голоса детей, гудки машин…

Кто-то поднял его на руки и понес. Кажется, это был робот.

Йонас потерял сознание.

***

Еще одно давно прошедшее мгновение. Бескрайняя тундра, заросшая мхами и лишайниками. Одинокая река пробирается среди нагромождений камней и скал. Этот каменный лабиринт настолько причудлив, что русло реки временами принимает форму меандра. Ее берега густо заросли болотными травами, а на возвышенностях, в щелях между камнями цветут тюльпаны. Воздух кристально чист, так что видна дальняя горная гряда, до которой придется ехать не менее двух дней. Равнину пересекают огромные стада мамонтов или, скорее, зверей, очень похожих на мамонтов, – косматая красно-коричневая шерсть, изжелта-белые бивни, извивающиеся хоботы.

Эту планету называют Хитачи в честь человека, открывшего ее. Печально, что именно самураям выпала честь стать первыми хозяевами этого чудесного мира. Еще хуже, что сейчас здесь высадился Хиоб со своими головорезами, и они намереваются вернуть этот мир в руки азиатов. Хотя раньше он всегда боролся против любых колонистов, теперь он защищает права Желтых против Красных в этой торговой зоне. Серже говорит: все покупается, и, кажется, он прав. Все лозунги Хиоба о борьбе за свободу и чистоту – это просто болтовня. Наверное, я слишком долго медлил – следовало уничтожить Хиоба гораздо раньше. Откуда эта неуверенность? Я полагал, что имею дело с идеалистом, а общество воспитало нас так, что мы относимся с невольным уважением к подобным людям. Но сейчас все маски сброшены, и мне не терпится ухватить Хиоба за воротник.

Мы залегли за бруствером смотровой площадки. Хиоб и его люди по обыкновению скрываются в горах – там они неуязвимы. Эти горы довольно молоды, вулканическая активность до сих пор не прекратилась, и здесь, и там в небо поднимаются густые столбы желтого дыма, образуя над горизонтом причудливую сеть. Это сернистые испарения, так говорят нам ученые. И именно примесь серы заставляет ледяные шапки на вершинах самых высоких гор сверкать золотом.

Тот, кто скрывается здесь, неуловим и недосягаем. Я видел распечатки съемок геодезических спутников и знаю, что горы прорезаны множеством узких ущелий, где можно без труда разбить полевой лагерь. Если же мы попытаемся прочесать эту горную цепь, мы без сомнения быстро заблудимся в лабиринте и никогда не найдем и следа Хиоба.

Они недосягаемы для нас, но и мы недосягаемы для них. Для того, чтоб вступить в открытое столкновение, они должны пойти на риск и покинуть свое убежище. Как они это сделают? Воспользуются ночной темнотой? Или Желтые предоставят им флюгботы? Или, как в прошлый раз, они вынырнут из-под земли? Здесь нет естественных подземных ходов, но они могут выкопать искусственные тоннели. Мы не можем угадать их тактику, но зато мы можем все время быть настороже и не дать захватить себя врасплох.

5
{"b":"9120","o":1}