ЛитМир - Электронная Библиотека

Лео ФРАНКОВСКИ

ИНЖЕНЕР СРЕДНЕВЕКОВЬЯ

Казалось бы, проблемы решены?

О нет.

Проблемы ТОЛЬКО НАЧИНАЮТСЯ!

ПРОЛОГ

— Черт побери! У меня пять научных степеней! — выкрикнула она.

Он оторвал глаза от кучи польских правительственных бумаг на своем столе и окинул взглядом затрапезной внешности официантку средних лет, стоящую напротив него. Господи, почему я?

— Неужели? — сухо произнес он. — Да будет вам известно, что на этой базе в академическом плане вы ниже нормы. У меня девять степеней. Также я ваш начальник, а вы на меня кричите.

— Но это несправедливо!

— Согласен. Однако никто никогда не считал Службу справедливой — или же Вселенную, если уж на то пошло. Это ваш первый день здесь. Если у вас проблемы, поделитесь ими со мной. Но если вы еще раз повысите на меня голос, клянусь, вы ударитесь о три этих стены, прежде чем свалитесь на пол. Одна из моих диссертаций — по военному делу. Все ясно?

— Да, пан.

— Ну а теперь о вашей проблеме. В чем она?

Он откинулся назад и сложил ладони треугольником так, что кончики пальцев соприкоснулись.

— Во всем! — выкрикнула было официантка, но вовремя вспомнила его слова и продолжила более спокойным тоном: — Это какая-то ошибка. Я не должна быть в Польше двадцатого века. Моя специальность — Древняя Греция. И это толстое тело сорокалетней тетки!.. Ведь принято начинать службу подростком! А обслуживать столики в баре! А…

— Успокойтесь, и не надо так вопить! Значит, вы говорите, что это ошибка. Давайте проверим ваши данные.

Он коснулся четырех неприметных кнопок на обшарпанном деревянном столе, и перед ним возник дисплей — белые буквы, мерцающие в воздухе.

— Хм-м… родилась в Северной Америке в 62218 г. до н. э. … пригодна к деторождению. Одиннадцать детей… Вышла в отставку в 45 лет, посещала Музейный Университет с 62219 г. до н. э. до 62912 г. до н. э…. Научные степени по медицине, славянским языкам, психологии и греческой литературе… принята в Исторический Корпус…

Первое задание — Афины времен Перикла! Боже, вот так удача! Вы представляете, я дважды подавал прошение на отпуск в Афинах времен Перикла, и оба раза мне отказали! Желающих попасть туда гораздо больше, чем местных жителей! А вас направили туда на первое задание!

— Ну, пан, мое настоящее тело не имеет ничего общего с этими жировыми складками. И если вы знакомы с нужными людьми…

— Хм, тогда я рекомендую вам сесть на диету и заняться физическими упражнениями. В любом случае ваша характеристика оттуда не безупречна… вы влезли в местную политику и историю с убийством.

— Предполагалось, что гетеры должны интересоваться политикой.

— Ваши экзаменаторы так не считали. Ладно, давайте посмотрим… Проведя сорок один год в Афинах, вы вернулись в университет и получили степень по древнеегипетским языкам… четыре раза вам отказали в заданиях, связанных с девятой по тринадцатую династиями… затем отклонили еще одиннадцать просьб… в конце концов вы решили стать добровольцем в открытом задании и получили Польшу двадцатого века.

Столкнувшись с этим заданием, вы попросили как можно более короткий срок пребывания. Так вышло, что ваша предшественница отслужила двадцать семь лет из пятидесяти одного и подала в отставку.

— Неужели? Но это означает…

— Совершенно верно. Ее уволили из Корпуса. Как она проведет остаток жизни — это ее дело. Большинство «отставников» от скуки спиваются, хотя я слышал, что антропологам всегда нужен кто-нибудь, чтобы проследить пути миграции Человека Прямоходящего.

— Жить в доисторической Африке? — передернулась она.

— Верно. И вообще, я не вижу, с какой стати вам жаловаться. Вы добровольно согласились на это задание, и вам повезло вплоть до наличия теплого туалета. Вы хотели короткое задание — вот и получите, всего лишь двадцать четыре года. Несомненно, ваше телосложение должно соответствовать телосложению вашей предшественницы, и кроме того, эта работа вполне подходит к вашей научной степени по славянским языкам.

— Я поняла это, когда пыталась получить место при дворе Казимира Великого.

Он взмахнул руками.

— Черт побери, красотка! Когда же ты повзрослеешь? Мы здесь пишем точную историю человечества! Моментов славы мало, и они далеки друг от друга. А в основном это утомительная, грязная, рутинная работа — хорошо выполнять обычные дела. Так что твоя участь — подносить пиво пьяному туристу. — Он постучал по столу, и изображение на дисплее изменилось. — Его стакан уже почти пуст. Тебе пора поспешить обратно. Вижу, ты еще не загрузила капсулу.

— Какую капсулу?

— Разве ты не ознакомилась со списком своих обязанностей? Черт, от тебя вообще никакой пользы. Согласно расписанию, мы должны отправить в тринадцатый век 9 тонн ячменя — сегодня ночью, в 2.27. Тебе предстоит загрузить его в капсулу.

— Значит, я не только официантка, но еще и грузчик?

— Ты считаешь, что заполнять правительственные бланки — более приятное занятие? Вон отсюда, и живо приступай к работе!

Громко топая, женщина вышла, а он вернулся к пачке бумаг.

Что, черт возьми, они делают с этим добром? Им просто физически не хватит времени все прочесть. А что с психологической точки зрения? «Психология правительственных форм в Восточной Европе XIII века»… Чем не тема для диссертации?

Получив взбучку, официантка в дурном настроении вернулась к своим обязанностям. Она ругалась на чем свет стоит, вручную загружая мешки с зерном в примитивный грузоподъемник, от злости не замечая, что отверстия в деревянных поддонах под мешками совпадали с вилами подъемника на грузовике.

— Черт, даже никакого гравитационного поля! Как будто дикари что-нибудь поймут, даже если найдут это место!

Работая так неэффективно, с перебежками на два лестничных пролета вверх каждые пятнадцать минут, чтобы посмотреть, как там ее одинокий посетитель, она затратила на погрузку два часа. К этому времени форменная одежда на ней порвалась, на чулках появилось множество «стрелок», а от одной туфли отломался каблук.

— Что за дурацкий наряд! — пробормотала женщина, выходя наверх без туфель. Погасив за собой свет, она в ярости забыла закрыть двери.

ГЛАВА 1

Ранней осенью Высокие Татры просто великолепны. Я решил провести свой ежегодный отпуск, бродя с рюкзаком за плечами в горах к югу от Кракова, и по большей части мой план был рассчитан как нельзя лучше.

Погода стояла замечательная, листва из зеленой превратилась в желтую и ярко-красную, и — поскольку туристический сезон уже прошел — горы были в моем полном распоряжении. Фермеры собирали урожай, а у ребятишек начались занятия в школе. Учителя тоже вернулись в школы, что было весьма некстати. Обычно я соревновался с учителями.

Во время отпуска я решил окончательно завязать с обществом одной приятной особы, и в этом путешествии мне сильно ее не хватало. Прошло вот уже три недели, и, честно говоря, у меня начали появляться рога.

Двухнедельный отпуск, предоставленный Катовицким машиностроительным заводом, уже подошел к концу, и мне оставалось лишь выполнить одно маленькое поручение. Я жил вместе с матерью, и она прочитала в журнале статью о Закопанской садово-сельскохозяйственной исследовательской станции. Я собирался побывать вблизи Закопане, и мать решила, что я должен непременно зайти на эту станцию и купить там для нее кое-каких семян.

Я так и не понял, чем семена, купленные на станции, отличаются от тех, что можно купить в Катовице. А это ее внезапное увлечение садоводством!.. Очевидно, матери хотелось чаще видеть меня пропалывающим морковь в огороде, нежели в обществе друзей. Как бы то ни было, чтобы сохранить в семье мир, я пообещал купить семена.

На станцию можно было добраться по узкой пешей тропе и по дороге. Я выбрал тропу, потому что все прелести пешей прогулки уничтожаются дорожной пылью и шумом, а также потому, что мне не по душе толстые автолюбители с их глупым вопросом: «Вы хотите сказать, что пришли сюда пешком».

1
{"b":"9121","o":1}