ЛитМир - Электронная Библиотека

Озон.

— Озон! Радиация!.. Анна, выноси нас отсюда! Здесь взорвалась атомная бомба!..

ИНТЕРЛЮДИЯ ВТОРАЯ

Я ударил по кнопке «стоп». На экране все застыло.

— О господи боже! Том! Ты сбросил атомную бомбу на корчму? — поразился я. — Да с чего вдруг, скажи на милость?!.

— Успокойся, сынок. Я не бомбардировал то место, как и никто другой. Произошел несчастный случай.

— Случайный атомный взрыв в тринадцатом веке?!

— Ну, не совсем атомный. Более половины энергии взрыва — кинетического происхождения, а остальная часть — химического.

— Даже так…

— Ты знаешь, как работают наши темпоральные транспортеры. Канистра, прибывающая из одного времени в другое, обязана оказаться в точно определенном объеме чистого вакуума. Если в данное пространство попадает хоть что-нибудь, мы получаем два атома, существующих одновременно в одном и том же месте. Небольшой процент ядер приблизится слишком близко к взрывоопасному состоянию, в результате чего образуются чертовски странные изотопы. Некоторые из последних радиоактивны, они испускают ионизированное излучение, издающее запах озона, который и почувствовал мой кузен. Я сам как-то получил значительную дозу радиации в начале наших исследований путешествий во времени. Многие электроны взаимодействуют с электронами других атомов, вырабатывая странные химические вещества. Некоторые из этих веществ взрывоопасны, некоторые — ядовиты. Все атомы отторгают друг друга слишком энергично, что является причиной взрыва — во всяком случае, на шестьдесят девять процентов. Темпоральная канистра, прибывшая в корчму спустя три месяца после первого визита Конрада, явно врезалась в твердую скалу, более чем в восьмидесяти футах от назначенного места.

— Ого. Какие-то ошибки в наведении?

— Хотелось бы, чтобы все оказалось так просто. Мы знали, что произошло, и сканирование местности показало типичный взрыв, вызванный повторным появлением. Ты знаешь, что мы используем эффект повторного появления в контролируемых условиях для выработки энергии и большей части основных материалов. Мы полностью понимаем суть процесса, так что никаких сомнений относительно происшедшего возникнуть не могло. Единственная проблема — ни одна канистра не числилась в пропавших. Начали происходить странные вещи. Исследовательская группа, посланная в Венгрию, вернулась обратно дважды. С промежутком в несколько дней возвратились две одинаковые команды. И люди из каждой группы утверждали, что двойники из второй — их отражения. Еще один факт по теме: я только что вернулся из 1241 года, где встречался с Конрадом в битве у Хмельника, которую в противоречии с писаной историей выиграли поляки.

— Но такого не может быть! Время — это единый линейный континуум. Наши люди перемещались во времени тысячи раз, и мы знаем, что история развивается только по одной линии. Без ответвлений. Одну и ту же битву нельзя одновременно проиграть и выиграть!

— Рад, что ты так уверенно говоришь. Потому что ты не прав. Вернее сказать «все ЗНАЛИ, что ответвление невозможно». Теперь не знают. Кузен Конрад, черт его подери, сделал невозможное и выбил землю из-под наших ног как раз тогда, когда я собирался уходить на пенсию.

— Но как?..

— Как — я не знаю. Теоретики бьются над проблемой уже многие месяцы. И никто не возьмется сказать, когда они найдут решение. Может, никогда. Но зато у нас есть отправной пункт. Раздвоение началось не во время попадания Конрада в средние века. Все произошло только через месяц, когда Конраду пришлось принять трудное решение. По веским причинам его наниматель приказал ему бросить ребенка во время метели. Конрад одновременно и оставил, и спас ребенка! В нашей временной линии он подчинился приказу. По прибытии в Окойтц, однако, дамы Ламберта уже не почитали его героем. По их мнению, любой, кто оказался способен бросить ребенка на верную смерть на морозе, — законченный негодяй, не заслуживающий их внимания. Я разделяю их чувства. Они оказали влияние на Ламберта, и тот также не пришел в восторг от действий Конрада. Кузен покинул Окойтц со своим нанимателем, но вскоре они поссорились. Их пути разошлись, и Конрад продолжил путь на запад во Вроцлав в одиночестве. В городе его тотчас ограбили, и на несколько лет для братца настали плохие времена. В конце концов он занялся разработкой медных рудников, но и там не особенно преуспел. Когда мы отыскали Конрада, он руками и ногами ухватился за шанс вернуться в двадцатый век.

Я все еще пытался переварить заявление о раздвоении линии времени.

— Все продублировалось?.. Откуда что взялось? А как же насчет сохранения массы и энергии?

— Это предельно просто! Ничто не противоречит обыкновенным законам физики. Когда Конрад отверг нашу помощь, он не потерпел неудачу!

Я был настолько ошеломлен, что не заметил нагую девицу, сообщившую, что настало время ленча. Том взял меня под руку и вывел из комнаты.

Через час мы вернулись к документам.

ГЛАВА 14

Не останавливаясь, мы мчались к корчме, которую оставили утром. Хозяин двора подарил мне натянутую улыбку.

— Вы нашли «Красные ворота», пан Конрад?

— Ты знаешь, что я нашел. Дыру в земле.

— Даже так?.. Купцы, принесшие мне новости, не слишком распространялись. Там есть дьяволы?

— Самые худшие, каких ты только можешь себе представить. А ты, сукин сын, не удержал меня от поездки! Но продолжай предупреждать путников. Человек может умереть, просто заглянув внутрь.

Моя компания сгорала от желания вернуться в Краков, но день еще не закончился, и Владимир отговорил всех уезжать, не дожидаясь утра. Оказалось, что в шести часах пути отсюда не было ни одного постоялого двора. Если мы продолжим путешествие сейчас, то придется ночевать на открытом воздухе, а при воспоминании о последнем нашем ночном приключении всех продирала дрожь. Выехав же утром, мы с легкостью могли добраться до владений дяди Феликса до наступления вечера.

У дяди Феликса не получилось заколоть еще одного жирного теленка, и ему пришлось обходиться куском говядины, тремя гусями, молочным поросенком и целым ягненком, плюс обычное количество разнообразных мелочей.

Он яростно сопротивлялся нашему скорому отъезду, но я хотел попасть в соляные копи в Величке как можно быстрее. Там мы оказались вечером того же дня, Тадеуш всю дорогу жаловался на неудобства езды без седла.

В двадцатом веке эти соляные копи привлекают кучу туристов: пятьдесят поколений рабочих проделали девятьсот миль тоннелей, галерей и комнат. А что делает добытчик соли? Разумеется, добывает соль. Только теперь он это делает ради искусства. Там внизу рабочие вырубили две церкви и «часовню» размером с собор. Все украсили статуями и резьбой в разных стилях — от романтизма до модерна. Ежегодный бал дается на танцполе, вмещающем тысячи человек. Соревнования по теннису проводятся в помещении, находящемся на глубине сорока этажей под землей.

Кроме того, в копях есть и естественные чудеса. Подземные озера, «наросты» в кристальных гротах — природные феномены, аналога которым не найти в наземном мире.

Там даже можно найти некоторые виды растений и животных, адаптировавшихся к условиям подземелья. В пещерах существуют музеи, где вам все дадут подробно рассмотреть.

В тринадцатом веке копям было еще далеко до современных, но разработки велись здесь по крайней мере триста лет, и пещеры приобрели потрясающий вид.

Хотя Кристину и Анастасию он не потряс. Они хотели поскорее в Краков, а Владимир раньше бывал в копях. Но это был мой отпуск, и счета оплачивал тоже я.

Мы осматривали насос на шагающем ходу — приспособление, похожее на то, что мы построили в Трех Стенах для пилки деревьев. Однако для выкачивания воды из туннелей гораздо лучше подходил мой паровой механизм.

Я подозвал начальника и начал ему объяснять принцип работы моего насоса. Он оборвал меня на полуслове.

— Вы рудокоп?

38
{"b":"9122","o":1}