ЛитМир - Электронная Библиотека

— Нет, не совсем, но…

— А я — да. И мой отец был рудокопом, так же, как и отец моего отца. Мы занимаемся добычей соли уже четыреста лет.

— Все это замечательно, но мой насос…

— Я знаю все, что достойно внимания, о соляных копях. И мне не нужны ваши глупые советы.

— Но я не просто теорию вам излагаю. В Трех Стенах работает такой насос!

— В Трех Стенах?.. Я ни разу не слышал о соляных копях под названием «Три Стены».

Он отвернулся от меня и пошел по своим делам.

Надменный сукин сын.

Цена на соль примерно равна затратам на ее вырубку и доставку на поверхность, то есть чрезвычайно невысока. После того как мы нагрузили всех мулов, ссадив Тадеуша на землю, и перекинули тяжелые мешки через спины четырех коней, в нашем распоряжении оказалось примерно полторы тонны соли — около двух килограммов на душу, что, возможно, позволит продержаться до весны. Здешний народ потреблял слишком много соли — наверное, из-за того количества пива, которое выпивал.

Мы отсутствовали в Кракове не более двух дней, однако на берегу Вислы нас поджидали большие перемены. Хозяин парома прислушался к моему предложению использовать энергию воды для передвижения своего транспорта. Он протянул длинную прочную веревку от парома к намеченному мной дереву и даже усовершенствовал модель, соорудив хитрое устройство, которое помогало передвигать веревку от одного края парома к другому.

Паромщик позволил нам прокатиться задаром, в благодарность за мое предложение, однако с других продолжал брать прежнюю плату. Дело процветало, как никогда: люди приходили к нему просто для того, чтобы испытать новое средство передвижения.

Паромщику больше не приходилось делить барыш с дюжиной помощников. Со временем кто-то поймет, какие прибыли он получает, составит конкуренцию и способствует снижению цен. Но в тот момент он все еще наслаждался своим счастьем.

Я тоже был очень доволен. Только подумайте: благодаря моей идее и нескольким минутам, потраченным на объяснение, двенадцать мужчин избавились от необходимости каждый день толкать плот взад-вперед по реке. Двенадцати мужчинам дали шанс посвятить свою жизнь более полезному и интересному занятию.

На самом деле их окажется со временем больше, чем двенадцать, потому что на Висле паромов ходит много. Слух об усовершенствовании быстро распространится по округе. В Польше рек хватает. Я освободил не только дюжину конкретных мужчин, но и их сыновей и внуков.

Пока мы подъезжали к городским воротам, я расхваливал себя за отлично выполненную работу. Потом в мой шлем врезался камень размером с кулак. Я поразился до глубины души, попытался удержаться в седле, затем упал на землю.

Я не потерял сознания и мог слышать крики вокруг. Кристина и Анастасия приподняли мне голову, зрение начало возвращаться. Тадеуш воспользовался своим луком и прострелил руки двум мужчинам, пришпилив их к дереву. Пан Владимир и Анна сгоняли в кучу остальных нападавших. К тому времени, как я принял вертикальное положение, все уже закончилось.

— Пан Владимир, что случилось?..

— Это люди, когда-то работавшие на пароме. Они говорят, что не сделали вам ничего плохого, а вы лишили их средств к существованию, и теперь они вынуждены голодать вместе со своими семьями. Думаю, правда на их стороне, хотя я бы на их месте обратил свой гнев на хозяина парома, так как вы только говорили о том, как можно причинить им ущерб, а хозяин парома воплотил ваши слова в жизнь.

— Я никому не причинял вреда. Я только… черт! Приведите их ко мне.

Пан Владимир подогнал толпу побитых людей. Большинство было покрыто кровью.

— Вы немного перестарались, как мне кажется, — заметил я.

— Я никого не убил, и считаю свое поведение снисходительным, — ответил пан Владимир.

— Догадываюсь. Эй, вы! Почему вы напали на нас?

Один из крестьян вышел вперед.

— Вы сказали хозяину парома построить ту штуковину! Теперь никто не станет нанимать гребцов! Никогда больше!

— Этого и следовало ожидать, — объяснил я. — Технология часто вызывает небольшие сдвиги в социальной и экономической сферах общества. Но от нее страна и ваш город только выиграют.

— Что бы вы ни говорили, в моем доме хлеба теперь не появится! Пока вы не открыли свой рот, дела шли отлично и у меня, и у моих друзей!

Последовали кивки и ропот согласия.

— Тогда найдите себе другую работу. В Кракове всем найдется что делать.

— Найдется, если у тебя есть дядька — мастер гильдии! Но на реке нет никаких гильдий, и никто не даст нам работу в Кракове.

— Вы хотите сказать, что все пытались найти честную работу в городе и всем отказали?

— Не все. Некоторые достаточно хорошо соображают, чтобы догадаться, что получится. Но многие пробовали, без всякого толку.

— Ладно. В Трех Стенах на всех хватит работы. Это место находится в двух днях пути к западу отсюда. Пойдете по дороге на землях графа Ламберта к владениям пана Мешко. Он покажет вам дальнейшее направление. Скажите Яше, что гребцов следует нанимать по обычной ставке.

Они все еще выглядели недовольными, но толпа рассосалась. Я закончил тем, что нанял двадцать шесть гребцов — или людей, которые утверждали свою принадлежность к гребцам. Проверить я, конечно, ничего не мог, записей никто не вел. Еще несколько голодных ртов.

Пан Владимир хотел направиться прямо в Вавельский замок, и я попросил его захватить с собой наших панночек. Я подъеду позже. Мне надо увидеться с отцом Игнацием из францисканского монастыря. По поводу исповеди о том несчастном, которого я зарубил в горной пещере.

Прошло четыре дня, прежде чем я сумел уговорить своих компаньонов отправиться в путь. На этот раз понадобился прямой приказ графа Ламберта, чтобы сдвинуть их с места. Думаю, я мог бы убеждать их с большей серьезностью, но мне совершенно не хотелось видеть своего сеньора.

Пан Владимир настоял на выборе альтернативной дороги, немного более длинной, чем та, которая привела нас в Краков Ее преимущество состояло в том, что крестоносцы редко ею пользовались. До официального определения даты Божьего суда ожидать от них можно чего угодно. Лучше просто избегать встречи с представителями ордена.

Этот путь провел нас мимо самой странной местности в Польше. Посреди влажной северно-европейской равнины — настоящая пустыня.

Бледовская пустыня представляет собой двадцать квадратных миль сыпучего, сдуваемого ветром песка и жуткой жары летом. К счастью, мы захватили только ее кусочек и то намаялись в дороге.

— Откуда она взялась? — спросила Анастасия.

— Игра ветров, я думаю, любимая. Пан Конрад, вы что-нибудь знаете по этому поводу? — переадресовал вопрос Владимир.

— У меня тоже одни догадки. Может, все дело в особенности формы здешних холмов. В данной области выпадает очень мало дождей.

— Говорят, здесь вообще никогда не идет дождь.

— Легко верю.

— Зачем Богу понадобилось создавать такое место? — поежилась Кристина.

— Откуда я знаю, что на уме у Бога?.. Впрочем, и такая местность может приносить пользу. Здесь хорошо хранить зерно, — отозвался я.

— Я считаю, что это пространство, потраченное впустую, — высказалась Кристина.

Тем вечером мы остановились у кузена пана Владимира, пана Августина, и его жены. Тихая парочка флегматиков, которые мало говорили и рано ложились спать. Настоящий отдых после Кракова.

На следующий день мы приехали в Окойтц.

Граф Ламберт не настолько сильно разозлился, как я предполагал. Его реакцию можно скорее описать словами: «О, дитя мое, как ты мог наделать столько глупостей?». Впрочем, такое перенести гораздо тяжелее.

— Ты знаешь, что сам выкопал себе могилу своим поступком. Все, что мы задумывали, — псу под хвост. Фабрики и мельницы остановятся без твоего руководства. И миссия, которая привела тебя в Польшу по приказу Престера Иоанна, тоже закончится провалом.

Граф Ламберт пришел к выводу, что я являлся эмиссаром мифического короля Престера Иоанна. Из-за обета, наложенного отцом Игнацием, я никак не мог рассказать о моем происхождении и восстановить истину.

39
{"b":"9122","o":1}