ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Прорыв
Остров разбитых сердец
Пёс по имени Мани
Поводырь: Поводырь. Орден для поводыря. Столица для поводыря. Без поводыря (сборник)
Превышение полномочий
48 причин, чтобы взять тебя на работу
Украина це Россия
Иллюзия 2
Американские боги

Получился простой воздушный змей в форме алмаза. Ветер дул порядочный, и нам удалось запустить его прямо со двора.

Только змей оказался в воздухе, рядом со мной появился граф Ламберт. Когда размоталось двадцать ярдов веревки, он отобрал у меня игрушку и принялся забавляться сам, как непоседливый ребенок.

— Подумать только, человек может построить летающий аппарат!

— Естественно, мой господин. Вы сами видели, что может. Это довольно простая модель. Но есть еще и другие, более сложные.

— Тогда я должен их увидеть! Пан Конрад, ты бы остался чуть дольше, чем на обычные два дня?

— Как пожелаете, ваша милость. Сегодня утром вы упомянули о ткани, которую собираетесь мне отослать. Как вы думаете, можно ли добавить к ней пару тонн ниток и пряжи? Я хотел, чтобы мои люди кроме достойной верхней одежды имели и вязаное нижнее белье.

— Что? — Граф явно пришел в недоумение. — Ах да. Те диковинные узлы, что ты показывал моим дамам прошлой зимой. Возьми шесть тонн, если надо — и все двенадцать.

Я и взял. Ткань отправили в Три Стены вместе с остальным полотном уже через час. Погонщикам мулов пришлось разбивать лагерь в лесу той ночью, зато графу Ламберту не досталось шанса пожалеть о своей щедрости.

Соорудив воздушного змея и заставив его летать, я почувствовал себя чуть ли не волшебником. Люди, остававшиеся равнодушными к моим мельницам и фабрикам, простую детскую игрушку восприняли как дар богов. За следующую неделю я сделал коробчатого воздушного змея, рондальерского змея, французского военного змея и даже чудовищного китайского дракона.

Воздушный змей приобрел огромную популярность в замке, взрослые мужчины, профессиональные вояки и признанные лидеры, вскоре стали игнорировать соколиную охоту, предпочитая возиться с воздушными змеями. Новая забава распространилась по всей Польше — а через год и по всей Европе. Фабрика едва справлялась с заказами на великолепное полотно графа Ламберта. Цены на льняную ткань взлетели до небес, и купцы, приезжавшие за ней, часто покупали и другие разновидности полотна. К весне фабрика продавала каждый кусочек производившейся ткани, и все из-за глупой детской игрушки.

По крайней мере ее не назвали моим именем.

А тем вечером за ужином граф Ламберт упивался огромным куском арбуза. Я уверен, что арбузы привезли не из Нового Света, но каким-то образом в Польше о них еще никто не слышал.

— Вы только подумайте, пан Конрад, вы отдали этот поразительный овощ крестьянину!

— Да, мой господин. Позаботьтесь о сохранности семян, и в следующем году арбузов у нас будет предостаточно.

— Позабочусь, позабочусь… Ты мне столько раз объяснял, что нет никаких причин обделять кого-то, потому что скоро всех сортов овощей, которые ты привез, вызреет так много, что хватит на всех. Просто мне кажется, что они слишком хороши. Тратить такое сокровище на крестьян!.. Хотя теперь уже ничего не поделаешь…

Я отдал графу семена всех видов растений, которые можно есть, так как беспокоился, что голодный крестьянин съест, к примеру, весь запас гибрида пшеницы в первую же зиму. Однако проблемы возникли именно с графом. Я решил, что неплохо в качестве саморекламы показать повару, что можно делать с кукурузой, и в следующем году получить достаточно акров земли для посадки всех выращенных семян. Так что я пожертвовал один початок из двадцати семи, росших на поле, графу на пробу.

Ламберт просто влюбился в кукурузу. Думаю, если бы я грубой силой не остановил его, он бы собственноручно пошел и сожрал весь урожай тем же вечером. А в тринадцатом веке больше семян достать невозможно — по крайней мере по эту сторону Атлантики.

Граф Ламберт щедро делился своим новым гаремом из юных панночек. Он даже попросил их специально позаботиться обо мне. Кристина как-то отошла на второй план, а две самые симпатичные девчонки разделили со мной постель той ночью. Самая моя заветная эротическая фантазия могла воплотиться в жизнь, если бы через час ласк и нежных поцелуев обе не признались, что не имеют представления, как поступить дальше. Граф, думая сделать мне приятно, прислал двух девственниц.

Вообще-то даже одна девственница представляет огромную проблему, если вы собираетесь все сделать как надо. Неловкий мужчина может превратить девчонку, имевшую возможность стать замечательной любовницей, во фригидную стерву. Две девственницы разом, да еще при том, что ни одну я практически не знал — это настоящий кошмар. Однако девушки все еще оставались со мной рядом и ожидали каких-то чудесных превращений. Волшебная ночь превратилась в одну длинную экзаменационную сессию.

В конце концов я справился с работой достаточно неплохо: кажется, девушки остались довольны. На самом деле я предпочитаю опытных партнерш. Тот случай с двумя девственницами за одну ночь выбил почву из-под моих ног. В права вступила умеренность.

Скажем, одна в неделю.

ГЛАВА 15

Из автобиографии пана Владимира Чарнецкого

Когда мы все-таки покинули Окойтц, вся компания почувствовала настоящее облегчение. Пан Конрад выглядел почти изможденным после перенасыщения обширными запасами девиц графа Ламберта. Кристина скучала. И ее, и Анастасию не слишком порадовали изменения в характере того, что в общем-то являлось их родным домом.

Что до меня, то я остался верен своей возлюбленной, хотя и не без усилий. Девушки с мельницы и фабрики с удовольствием оказывали услуги всем истинным опоясанным рыцарям. Действительно, они готовы были пойти на все, чтобы заполучить в свой список еще один пояс.

По приезде в Три Стены мы обнаружили, что люди начали одеваться гораздо лучше, чем раньше. У каждого появилась как минимум одна деталь новой одежды, бывшие рабы щеголяли в обновках. Я предвидел, что через несколько месяцев женщины облачат всех в вышивные крестьянские платья.

Едва вернувшись домой, пан Конрад повел себя очень странно. Он собрал народ и объявил, что его лошадь, Анна, человек, или очень близка к людскому роду. Какие-то колдуны из далекого прошлого сотворили ее или, может быть, превратили из женщины в животное. Мне объяснение пана Конрада не понравилось.

В любом случае он освободил ее от принадлежности к кому бы то ни было и предложил поклясться ему в верности.

Люди пана Конрада любят своего хозяина, некоторые даже слегка побаиваются. Естественно, возражений по поводу его чудачества не последовало. Мы все слышали рассказы о персидских принцах, которые довольно странно относились к своим лошадям: позволяли им жить в домах или шатрах. Позже некоторые крестьяне предположили, что пан Конрад происходит из Персии.

Он также принял клятву Тадеуша, бывшего лодочника, теперь ставшего лучником, и еще восьми человек с женами и детьми, гребцов с Вислы. Потом пан Конрад произнес речь, упомянув, что эти люди теперь полноправные граждане Трех Стен, могут принимать участие во всех развлечениях и посещать церковь, таким образом давая официальное разрешение Анне слушать мессы наравне с людьми.

На следующий день, после тренировки с копьем, пан Конрад отбыл в Цешин. Он собирался обсудить с корчмарем расширение «Розового дракона». По-моему, он назвал это «франчайзингом», хотя второй постоялый двор они планировали построить в Кракове, а вовсе не во Франции.

Пан Конрад с некоторых пор пристрастился к таким одиночным коротким поездкам, и, хотя мне очень не нравилось отпускать его без охраны, что противоречило моей клятве князю, я просто не мог за ним угнаться. А все его волшебная лошадь.

Моя клятва требовала не только защищать пана Конрада, но и шпионить за ним, что совершенно противоречило моей натуре. Задание висело грузом на шее и пятнало душу. Меня оставляли присматривать за делами, то есть почти ничего не делать, потому что Яша прекрасно знал свое дело, а Тадеуш стоял на часах по ночам.

Почти сразу после его отъезда какие-то маленькие мальчишки подняли шум. Судя по всему, они играли в кустах около входа в рудник и нашли еще одну небольшую пещерку. Как и все малыши на их месте, они тотчас исследовали ее и вылезли на свет чрезвычайно напуганные. Один заявил, что пещерный призрак забрал его нож, а другой сказал, что камни были пугающе «липкими».

41
{"b":"9122","o":1}