ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Куда летит время. Увлекательное исследование о природе времени
Осень
Сказать жизни «Да!»: психолог в концлагере
Императорский отбор
Правила. Как выйти замуж за Мужчину своей мечты
Проклятое ожерелье Марии-Антуанетты
Чего желает повеса
Девушка из тихого омута
Тихая сельская жизнь

— Но, ваша светлость… Мой долг здесь…

Черт возьми, я не мог сказать ему об Анастасии!

— Пусть тебя это не беспокоит. Я улажу дела с твоим отцом и Ламбертом.

— Но чем я смогу послужить вам?

— Если честно, мой мальчик, я и сам пока не знаю. Мне тоже непонятен пан Конрад. Он может стать и величайшим добром, и величайшим злом для Польши. Я только чувствую, что мне будет лучше, если рядом с ним окажется надежный рыцарь, который и от неприятностей оградит… и передаст мне информацию, какая, по его мнению, представляет интерес.

— Ваше желание — закон для меня, ваша милость. Я буду выполнять свой долг до самой смерти, если понадобится.

— Я уверен в тебе, мальчик мой. Кровь отца течет в твоих жилах. Но запомни, тут у нас был секретный разговор. Никто не должен знать ни слова из него, кроме твоего отца. А теперь отправляйся спать. Завтра тебя ждет поездка.

Итак, мое пребывание в Окойтце внезапно закончилось, и когда в следующий раз я увижу Анастасию, у нее наверняка уже будет муж-крестьянин и куча чумазых детишек, копошащихся в золе у дымящего очага.

Я не пошел сразу в свою опочивальню, а направился в трапезную. Остатки угощения после пира еще не успели убрать. Я нашел почти полный кувшин вина, взял чашу и немного холодного мяса. Ужин в одиночестве как раз соответствовал моему настроению. Разлука всегда приносит печаль.

Когда я добрался до опочивальни, уже прозвучал удар колокола. Я сбросил доспехи прямо на пол, забрался в кровать и обнаружил там Анастасию. Через мгновение мы уже плакали друг у друга в объятиях.

— Пан Владимир, — рыдала она, — я не хочу покидать вас.

Вот и вся секретность нашего разговора с князем Хенриком, подумал я. Девушки всегда все узнают первыми.

— И я не хочу покидать тебя, любовь моя.

— Любовь моя?.. Вы никогда еще так меня не называли…

— Возможно, потому, что до этого момента не осознавал, насколько сильно я люблю тебя.

— О-оооуу! Неужели вы не понимаете, что это только делает мне больнее!.. Ну почему мы должны поступать так, как нам кто-то приказал? Это нечестно! Почему я должна уйти от тебя, как приказывает мне Ламберт? Я не хочу никуда уезжать отсюда и от тебя!

— Минуточку, любовь моя! Это я должен уезжать, а ты — оставаться!

— Да нет же! Ламберт приказал мне ехать вместе с паном Конрадом!

Мой смех, наверное, перебудил половину замка.

— Но я тоже еду с ним!..

Наша радость не знала границ, и той ночью мы не сомкнули глаз.

На рассвете мы с Анастасией уже упаковали вещи и стояли во дворе еще до того, как там появился пан Конрад. Когда же он вышел, то оказалось, что его сопровождает Кристина и еще три девушки вдобавок. Мне показалось, что он выбрал тех девиц, которые обладали достаточно изысканными манерами.

— О, пан Конрад, я вижу, наш великодушный хозяин великолепно снарядил вас в дорогу…

— Действительно. Он сама щедрость. Но почему вы в седле?

— Я надеялся сопровождать вас и помогать охранять ваши несравненные сокровища.

— А сокровищ больше, чем вы думаете, пан Владимир. — Конрад повесил два маленьких, но тяжелых мешочка на лошадь и крепко привязал их к седлу. — Ваше присутствие, безусловно, необходимо, и я надеюсь, что вы станете моим гостем. Кстати, по-моему, не один я нуждаюсь в вас. — Он подмигнул Анастасии, потому что, конечно, знал о наших с ней отношениях.

Девушки почли своей обязанностью расплакаться при расставании с семьями и родными домами, и Анастасия присоединилась к ним, хотя ее родители умерли уже год назад. Но через час девичьи слезы высохли и сменились веселым ожиданием путешествия.

Наша компания представляла собой пышное зрелище в то утро. Мы с Конрадом в полном вооружении на конях, наши дамы в красивых платьях на отличных верховых лошадях — и еще три добрых мула, нагруженных провизией и одеждой.

Конрад поехал впереди с Кристиной подле него, так что волей-неволей мы с Анастасией и остальными девушками оказались сзади.

После нескольких часов пути я спросил:

— Анастасия, ты не знаешь, куда мы едем?

— Конечно же, в земли пана Конрада.

— Да, но где они находятся?

— Ну, я думаю, в том направлении. — Она ткнула пальцем вперед.

Я нашел такое объяснение не слишком ясным и начал расспрашивать любимую подробнее. И с удивлением выяснил, что она не только не имела ни малейшего понятия о географии, но даже с раннего детства и не была нигде, кроме Окойтца. Ее слепая вера в меня и в пана Конрада умиляла, но мне, например, спокойнее, когда я знаю, куда направляюсь.

Наш путь пролегал через густой лес, и так как опасность быть застигнутыми врасплох там оставалась высокой, я не решался покинуть свое место в арьергарде, пока мы не выехали на открытое пространство.

Я пустил Ведовское Пламя в галоп и оказался во главе нашей небольшой колонны.

— Пан Конрад, мне надо с вами поговорить.

— Ты выбрал подходящий момент для этого. Чем могу помочь?

— Вы знаете, что я не был на пиру и не слышал, как Ламберт даровал вам земли. Куда мы направляемся?

— Очень хороший вопрос. Когда мы выехали, я сам этого не знал. И это беспокоило меня все утро. Понимаете, мне выделили огромную полосу земли в горах к югу отсюда. Там находится старая копь, где добывали уголь, и я надеюсь снова открыть ее. Но там нет ни единого здания, даже лачуги не найдется никакой, и мы навряд ли можем устроить наших девушек посреди леса.

— Ламберт дал вам земли, но не дал крестьян? Вот странно. Может, мой отец сможет одолжить вам пару дюжин людей.

— О, спасибо большое, но я терпеть не могу утруждать человека, которого даже не знаю. В любом случае в Цешине полно рабочих рук. Думаю, наилучшим выходом будет заехать туда и набрать команду рабочих-строителей, прежде чем направляться в Три Стены.

— Три Стены?..

— Мне пришло в голову именно это название, потому что луг, на котором мы будем строить, с трех сторон окружен высокими скалами. Господь Бог возвел три стены за нас. Нам осталось выстроить четвертую.

— Прекрасная мысль. Хотя… при такой скорости мы навряд ли доберемся до Цешина к ночи.

— Верно. Девушки все равно не выдержат в седле так долго. Так что, наверное, мы заедем к пану Мешко и пани Ричезе на ночь. Примерно через час покажется поляна с ручьем. Там мы устроим привал.

Речь пана Конрада всегда изобиловала живыми деталями.

На поляне мы помогли дамам слезть с лошадей, расседлали коней, разгрузили мулов и привязали всех животных, кроме Анны — кобылы Конрада, которая отказалась стоять на месте. Конрад обращался с Анной как ласковый отец с любимой дочерью, разрешал ей скакать по лесу вокруг поляны Он дважды обежала поляну и вернулась попить воды и пощипать травки. Я знаю, что на кобылу просто повлияла горячка бега, после которой она никак не могла успокоиться, но меня все равно не покидало ощущение, будто лошадь искала возможную засаду.

Я отогнал наваждение и повернулся к остальным, ожидая увидеть, как дамы готовят обед, но на самом-то деле они едва двигались. Конрад сам занимался заготовкой дров, и через довольно короткий промежуток времени на поляне запылал веселый костерок. Казалось, Конрад наслаждался работой и гордился своим умением рубить деревья: он никому не предложил помочь ему.

И все же вид мужчины, занимающегося женской работой, смутил наших девушек до такой степени, что они, хромая, поспешили перехватить у него инициативу и сами занялись приготовлением обеда. Конрад остался не у дел и прилег на траву рядом со мной.

Некоторое время мы молчали, потом я попросил:

— Поделитесь своими мыслями, друг мой.

— Ну, я думаю об этой угольной шахте. Она заполнена водой, и нам понадобится что-то вроде насоса, чтобы выкачать ее.

— Еще одна из ваших ветряных мельниц?

— Не думаю, что она поможет Луг окружен достаточно высокими скалами с единственным небольшим проемом между двумя утесами. Там не будет достаточно ветра.

— Место, по-видимому, хорошо защищено.

7
{"b":"9122","o":1}