ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ничего особенного в нем нет, тоже мне, красавец, – высказал он свое мнение.

Полина взяла фото и сразу же как-то странно изменилась в лице. Затем стала напряженно всматриваться в фотографию, а через минуту спросила:

– А как зовут этого человека?

– Валерий Федорович Нефедов, если я не ошибаюсь. А что? Ты его знаешь?

– Нет, не думаю. Но мне он почему-то кажется человеком не слишком хорошим, я почему-то уверена, что…

– 15– Полина! Когда ты перестанешь придираться к моим знакомым? Тебе не нравится никто из тех, с кем я общаюсь, даже Дрюня, а он такой славный человек, вот посмотри, – все повернули голову в сторону Дрюни и засмеялись. Успев осушить за это время две бутылки портвейна, Дрюня свернулся калачиком на кресле и сладко посапывал.

Да, ругать Дрюню было ни к чему, так как через два часа он оказался из нас самым трезвым. Пили все, кроме Полины, которую, как всегда, мучила принципиальная аллергия, к тому же, у нее явно что-то и по жизни не ладилось, так как домой она уехала раньше всех, даже не предупредив об этом меня. Она, конечно, оставила записку, но там, где нам удалось ее обнаружить только поздно ночью, и то только потому, что Кирилл что-то искал в кухне. Я решила, что завтра обязательно нужно будет поговорить с ней, хотя понимала, что сделать это я вряд ли буду в состоянии.

Глава 3

Полина

Ничего не понимаю. Почему Максим обманул меня?… Или Ольгу?… Почему он представился Ольге Валерий Федоровичем, а мне Максимом? Я была зла как никогда. Неужели этот человек принял мою сестру за меня и решил над ней, то есть надо мной, подшутить. А может, ему известно, что нас двое, Оля же сказала, что он наслышан о наших с ней подвигах. Хорошо хоть, у меня хватило ума ничего не рассказывать ей об этом, а то сестрица сразу же начала бы все выяснять, кричать, ругаться, как всегда, ни в чем не разобравшись до конца.

А что если Максим решил поиграть чувствами Оли? Ведь ему наверняка известно многое о ее характере. Хотя зачем ему все это нужно? Решил поиграть в любовь? Нет, этого просто не может быть, он показался мне вполне нормальным человеком…

И тут на меня кто-то навалился сзади.

Чертовы троллейбусы, еще не разу не удалось доехать в них до дома, чтобы не наловить синяков. Какая-то старушка попыталась протиснуться вперед и при этом довольно сильно зацепила своей авоськой за мое платье. Нет, ну почему сегодняшний день так ужасен? Теперь придется превратить свое новое платье в половую тряпку, поскольку ремонту оно уже явно не подлежит – на боку сияет довольно обширная дыра, зашить которую вряд-ли удастся самому искусному портному. Ездят тут всякие, и куда их только несет-то в такую темень?

Проехав так еще остановки две, я решила дальше пройтись пешком, но выйти на следующей остановке мне не удалось, так как проход до двери преграждали вечно чем-то не довольные старушки. Когда наконец мне удалось покинуть этот двигающийся ад, я облегченно вздохнула. Никогда в жизни больше не поеду на общественном транспорте, в крайнем случае пройдусь пешком.

Добравшись-таки до дома, я сразу же свалилась в кровать. Доползти до ванной просто не было сил.

Спала этой ночью я довольно плохо. В голове все время крутились какие-то дурные мысли, а потому утром меня ожидала головная боль. И надо же такому случиться! Ладно, если бы я пила, было бы хоть не обидно. Вот у Жоры с Ольгой небось голова не болит, почему же мне за них страдать приходится?

Поняв, что провести день в постели не удастся, я решила отправится к Максиму и попытаться потихоньку выяснить, что он же он задумал. К тому же, он сам предложил как-нибудь встретится и обсудить его предложение, так что причина, чтобы поехать к нему, у меня была. Отыскав в кармане своего платья его адрес, который пришлось буквально расшифровывать, так как от влаги все буквы расплылись, а некоторые и вовсе исчезли, я на скорую руку перекусила и вышла из дома.

Фу, черт, совсем забыла про машину. Небось ребятня уже все болты повыкручивала – пришлось вернуться и вызвать аварийку. На ремонт машины у меня ушло полдня и наверняка ушло бы еще больше, не окажись у меня запасных частей. Спасибо Жоре, он всегда хранил в гараже множество всякого хлама, среди которого иногда попадались и хорошенькие вещички.

Наконец, машина была на ходу. Я села за руль и направилась в переулок Луговой. Странно, почему Максим, или как там его еще – Валерий Федорович, забрался в такую глушь? Директор развивающейся компании, владелец клуба мог бы позволить себе что-нибудь поприличнее, да, к тому же, находящееся поближе к своему офису.

Наконец показался дом номер шесть. Ну и развалюха. Я вышла из машины и прошла во двор. Накренившаяся калитка висела на одной петле и то и дело норовила упасть. Узенькая дорожка густо заросла травой, словно по ней и не ходили вовсе.

Поднявшись по крутой скрипящей лестнице на третий этаж, я постучала. Никто не ответил. Этот хлыщ наверняка заметил мою машину и теперь делает вид, будто его нет дома. Я постучала сильнее, из соседней квартиры высунулся сгорбленный старичок с торчащими в разные стороны усами и прошипел:

– Девушка, его дома нет.

– А вы знаете, кто здесь живет?

– Парень какой-то, он тут недавно. Имени его не знаю.

– А вы уверены, что его нет?

Старик, надо полагать, обиделся, так как поспешил захлопнуть дверь и удалиться. Я постояла еще немного у двери и спустилась вниз. Интересно, когда он вернется? Может, стоит немного подождать…

Просидев в машине около получаса, я решила, что лучше направиться домой и попытаться вечером позвонить, ведь телефон-то его у меня есть. Хотя он вполне может быть фальшивым. Ну да ладно. Я села за руль и поспешила прочь. Едва я свернула в сторону своего дома, как зазвонил сотовый.

– Да, я слушаю.

– Полиночка, это какой-то кошмар. Я… я не знаю, что мне делать.

О, Боже. Только ее мне сейчас и не хватало.

– Что случилось? Говори четко и ясно. Тебя уволили с работы?

– Да если бы, – Ольга едва ли не рыдала. – Валерия Федоровича убили.

– Как убили? Когда? Откуда ты это знаешь?

– Понимаешь, я пошла к нему на встречу, как мы и договорились, захожу, а тут… Полиночка, что же мне делать, ведь меня наверняка обвинят в его убийстве?

– Так ты что, трогала труп?

– Да нет, что ты, я же страх как боюсь покойников, но ведь я его нашла.

– Милиция уже в курсе?

– Нет, я решила сначала позвонить тебе. Что мне делать, Полина?

– Где находится этот офис? – Ольга продиктовала мне адрес.

– Жди, я сейчас приеду. А ты пока немного поори там.

– Зачем это?

– Чтобы все решили, что ты нашла труп и очень испугалось, а потом звони Жоре, я тоже попытаюсь с ним связаться.

Я попыталась дозвониться до Жоры, но его телефон был занят. Развернув машину, я понеслась в офис, проклиная всю дорогу свою непутевую сестрицу, которая то и дело влипала в какие-нибудь неприятности.

Остановив машину возле огромного здания, которое, казалось, было выполнено из одного лишь стекла, я стремглав вбежала внутрь. Ольга сидела в коридоре и, изображала из себя шокированную увиденным дамочку. Между прочим, ей это очень даже хорошо удавалось, так как все присутствующие – секретарши, блюстители порядка, уже появившиеся на месте происшествия, и просто посторонние люди – пытались ее успокоить.

Одна смуглая пожилая женщина крутилась возле нее и всячески пыталась успокоить «бедную девушку». Она то и дело предлагала Ольге стакан воды, махала на нее каким-то журналом и протягивала ей очередной платочек, который извлекала из своего кармана. Мне даже сначала показалось, что она специально запаслась ими для этого случая. Ольга сразу же принимала платочек и тут же принималась с усердием проливать в него крупные слезы и сморкаться, а потом как ни в чем не бывало возвращала его женщине.

Мне даже стало интересно, каким образом она умудрялась из себя выжимать такое количество слез. Не знай я Ольгу, наверное, поверила бы, что она на самом деле очень расстроена увиденным, но я знала, что моя сестрица не на столько уж сентиментальна, чтобы убиваться по поводу смерти, пусть даже и насильственной, почти не знакомого ей человека.

3
{"b":"91223","o":1}