ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 10

Алек сидел за письменным столом, когда услышал знакомые звуки, свидетельствовавшие о том, что в дом без приглашения ворвался Энтони.

– Ваша светлость! – раздался голос Холмса. – Его светлость не принимает сегодня утром. Пожалуйста, покиньте дом!

Послышались гулкие шаги Уитфилда по мраморному полу, и стало ясно, что Энтони проигнорировал настоятельное требование Холмса.

– Черта с два! – Энтони пребывал в состоянии крайнего возбуждения, когда ввалился в кабинет Алека. – О, ты здесь. Слава Богу! Дай мне взглянуть на тебя.

Под пристальным взглядом Уитфилда Алек почувствовал себя домашней скотиной, которую ведут на рынок, чтобы продать. Он вздохнул и сложил руки поверх бумаг, которые просматривал.

– Какого черта ты сюда явился? – наконец спросил Алек. Это был обычный вопрос, который он задавал Энтони в последнее время. С недавних пор Уитфилд, придя к нему, каждый раз начинал донимать его всяким бредом.

– Ты осознаешь, что очень враждебен ко мне? Иногда Алеку казалось, что общение с Энтони похоже на психологическую войну.

– Ты склонен к преуменьшению моего отношения к тебе, – проворчал он. – Так что случилось?

Энтони без приглашения плюхнулся в кожаное кресло, расположенное перед письменным столом Алека.

– Я не мог уснуть минувшей ночью, беспокоясь о твоем благосостоянии. Просто измучился.

– А с какой стати ты беспокоился о моем благосостоянии? Я не припомню, чтобы ты вообще когда-либо беспокоился обо мне.

– О Боже, это же вполне понятно!

– Понятно?

Энтони сделал драматический жест рукой.

– Ну конечно! Однако теперь, когда я вижу собственными глазами, что ты жив и здоров, полагаю, мое беспокойство было напрасным. Разумеется, если ты не совершил какой-нибудь необдуманный поступок – например, убийство, – о котором я не знаю? Хотя в данном случае, я уверен, никто не стал бы обвинять тебя.

Алек раздраженно вздохнул и закрыл глаза. Когда он открыл их, то обнаружил, что Энтони смотрит на него, приподняв одну бровь в своей высокомерной манере, которая действовала Алеку на нервы. Когда-нибудь Уитфилд окончательно доведет его до безумия.

– Я рад, что получил твое разрешение на убийство, – сказал Алек сдержанным тоном. – И прямо сейчас совершу его. Уверен, что ты оправдаешь мои действия перед констеблем и я смогу избежать виселицы за свое ужасное преступление.

– Ты издеваешься? Значит, такова твоя благодарность за мое беспокойство о тебе? Прекрасно! В следующий раз я пальцем не шевельну, что бы ни случилось!

Уитфилд был мастером разыгрывать спектакли.

– Не о моей ли гостье, случайно, идет речь? – спросил Алек скучающим тоном.

– О, эта уличная девчонка уже приобрела статус почетной гостьи? Мой Бог, какая потрясающая новость!

– Не такая уж интересная, как тебе кажется. Энтони приложил руку к сердцу.

– Ты ужасно несправедлив ко мне. Хотя, должен признаться, меня до определенной степени удивляет, что между тобой и этой бойкой на язык девчонкой не произошло серьезной стычки. И даже не было случаев воровства?

– Нет.

– Ты уверен в этом? Ты проверил все свои ценные вещи?

Алек начал терять терпение. Достав карманные часы, он сказал:

– Не пора ли тебе прекратить эту глупую болтовню? Энтони обиженно посмотрел на него.

– О Боже! Ты все время стараешься от меня избавиться. – Он пожал плечами. – Однако пойми, старый брюзга, у меня есть определенные основания интересоваться поведением этой мерзкой девчонки.

– С каких это пор?

– Если помнишь, несколько ценных вещей в этом доме являются моими подарками тебе.

Алек не мог припомнить, о каких именно вещах идет речь.

– Что ты имеешь в виду?

– Например, часы с кукушкой, которые я привез тебе из Баварии. Ручной работы, между прочим. И должен сказать, я выложил за них приличную сумму.

Эти часы с кукушкой, как и их покупатель, довели Алека до ручки. Через два дня, наслушавшись надоедливого кукования, он приказал Холмсу припрятать их куда-нибудь подальше. И добавил, что если эта вещь случайно сломается, он не будет особенно переживать.

– Почему ты так беспокоишься о том, что происходит здесь? Раньше не было ничего подобного. Ведь девушка находится не в твоем доме.

– И слава Богу. Однако должен напомнить тебе, что эта гадюка пыталась обокрасть меня. Я был жертвой, Брекридж, и потому заслуживаю сочувствия, не так ли?

– О, в данном случае ключевым словом является «пыталась». И, исходя из того, что ты рассказал мне, она не преуспела в этом. Значит, по существу, ты так и не стал жертвой?

Энтони пожал плечами.

– Это только потому, что я оказался быстрее маленькой забияки. И не придирайся к словам. Если бы в стычке со мной ее колено угодило туда, куда она целилась, это стало бы бедствием для меня. Она едва не лишила меня возможности предаваться моему самому любимому развлечению. Излишне говорить, что при этом многие женщины остались бы обездоленными.

Алек закатил глаза.

– Давай воздержимся от дальнейшего развития этой темы, если не возражаешь.

Энтони кивнул:

– Как пожелаешь, великодушный ты мой.

Алек взвесил в руке небольшую мраморную статуэтку, стоявшую на письменном столе, но, учитывая непробиваемую голову Уитфилда, решил, что только напрасно разобьет хорошую вещицу.

Не подозревая об угрозе своей личности, Энтони продолжил:

– Мне хотелось бы узнать, как тебе удалось остаться невредимым. Эта девчонка вела себя как дикая кошка, когда я последний раз видел ее, и надо сказать, она не оценила то, что я спас ее от ужасной судьбы. Так где же твои боевые шрамы? Я не вижу на тебе ни одной царапины.

– Извини, что разочаровал тебя, но мне нечего показать. Откровенно говоря, Кейт вела себя весьма прилично и к тому же оказалась восхитительной девушкой.

– Значит, у этой воровки есть имя? Алек забарабанил пальцами по столу.

– Ты начинаешь раздражать меня.

– Хочешь сказать, что до этого ты был недостаточно раздражен? Боже, должно быть, я теряю форму.

– Ты потеряешь гораздо большее, если будешь продолжать в том же духе.

– О, кажется, я слышу в свой адрес угрозу!

27
{"b":"91267","o":1}