ЛитМир - Электронная Библиотека

Во время танцев идиллия доктора Хилари и Андреа Турлс, начавшаяся с обмена взглядами, продолжалась. Они оживленно беседовали, танцевали и держались вместе. Сьюзан поневоле оказалась наедине с Питером. Он следил за Андреа, и его взгляд выражал явное недовольство. Что-то встрепенулось в Сьюзан, и она выпалила:

– Вы ведь не можете привязать ее к себе, мистер Турлс!

– Когда мне потребуется ваш совет, я не премину спросить вас, – ответил он ледяным тоном.

– Но это вовсе не совет, а утверждение.

– Причем относящееся к тому, что не имеет к вам никакого отношения. Убедительно прошу вас в будущем помнить об этом.

Сьюзан обожгло, словно от неожиданного удара хлыстом. Она была благодарна подошедшим в этот момент Линн и Терри за то, что они прервали неприятную сцену.

– Сьюзан, дорогая, ты была просто великолепна! Правда, мистер Турлс?

Питер сухо поклонился.

– Великолепна, – подтвердил он вежливо и, как подумала Сьюзан, не вполне искренне.

Гости образовали веселый, шумный коридор, по которому счастливая пара протиснулась к своей машине, увозящей их в свадебное путешествие. Сьюзан громко пела вместе со всеми, думая при этом о Хоуп и Стивене. Когда же, наконец, истечет срок ее службы в «Гринфингерсе», и она сможет вернуться домой!

Сьюзан вдруг страшно захотелось все бросить и уехать на следующий же день. И тут перед ее глазами возникло лицо Брауни.

«Любовь важнее. Важнее всего», – вспомнила Сьюзан.

Она взглянула на счастливых Линн и Терри, и на ее лице отразилась, как в зеркале, их радость. В этот момент она встретилась глазами с Питером, стоявшим радом.

– Английская дикая роза кажется уже не такой английской, – заметил он. – Неужели в этих холодных глазах я вижу настоящее чувство?

Глава шестая

Линн с Терри уехали, и Андреа стала скучать. После пережитого удовольствия ей было трудно вернуться к прежней монотонной жизни в «Гринфингерсе». К счастью, вскоре должен был состояться ежегодный фестиваль Бролга-Хилл «Челси-шоу».

– Только не подумайте, что увидите знакомое зрелище, – предупредил Питер. – Праздники в Австралии очень оживленные.

– А почему такое название – «Челси-шоу»? – спросила Сьюзан.

– Это же парад цветов, а тут мы обставим многих.

– Звонила миссис Бриггс, спрашивала о цветах для декорации, – вставила Андреа. – Я сказала, что она может выбрать из сада. Правильно?

– Думаю, да. А в чем вы участвуете? – он утвердительно кивнул, заметив удивление Сьюзан. – Каждый должен что-то делать, мисс Ройден. Это хорошее, полезное дело. Помощь маленьким инвалидам.

Сьюзан кивнула. Андреа тоже собиралась помочь, но, как обычно, не могла выбрать. Сначала она захотела участвовать в составлении цветочных декораций. Минутой позже она уже видела себя в роли хозяйки аттракциона «Волшебная удочка», где за шесть пенсов желающим выдавалась удочка, с помощью которой можно выловить себе в пруду какой-нибудь приз. Затем от гадалки со счастливыми билетиками она дошла до цветочницы и, в конце концов, как ни странно, остановилась на чайном столике.

Питер насмешливо смотрел на нее.

– Тебе, пожалуй, удастся убедить всех мужчин, что тебе к лицу передник.

– Значит, я буду одета к лицу! – задорно ответила ему Андреа. – Я надену розовый фартук поверх зеленого платья и буду как роза!

– Роза у нас Сьюзан, а ты подсолнечник. Не забывай об этом.

– Ох, Питер, тыквенная голова! Иногда ты меня просто из себя выводишь! – Андреа подошла и привычно едва коснулась его лба губами.

– Если я тыква, то ты – тыквенная моль, – он шутливо оттолкнул ее.

– Ну и поросенок! – Андреа показала ему язык. – Решено, – чайный столик. Пойду позвоню миссис Бриггс.

Ее не было довольно долго, и Сьюзан показалось, что звонила она не только по поводу предстоящего шоу. В Бролга-Хилл еще не было автоматической станции, и Сьюзан несколько раз слышала голос Андреа: «Черифилд, пожалуйста».

Один раз Сьюзан послышалось даже: «Больница Черифилд?»

Вскоре появилась и сама миссис Бриггс, чтобы определить, какие цветы будут отданы для шоу.

– Могу ли я помочь вам с декорациями? – спросила Сьюзан.

– Благодарю вас, дорогая, но мистер Турлс был так добр, что предоставил в наше распоряжение своих девушек. У них уже есть опыт, и дело пойдет быстрее.

– Тогда чем я могу быть полезна? Мне подойдет любая работа. Вымыть посуду, убрать…

Миссис Бриггс внимательно посмотрела на Сьюзан, склонив голову набок. Эта маленькая женщина обладала потрясающей работоспособностью и была прирожденным организатором.

– Придумала! – весело воскликнула она, очень довольная собой.

– Что нужно делать?

– Я вам позвоню. Хочу сначала проверить, есть ли подходящий костюм. Думаю, у вас вряд ли найдется длинное широкое платье?

Сьюзан казалась несколько обескураженной.

– У меня есть короткое, узкое…

– Нет-нет, это не годится. Ничего, я все улажу и дам вам знать.

Миссис Бриггс позвонила после ужина. Сьюзан слушала ее с возрастающей паникой.

– Но я не смогу, миссис Бриггс! Конечно, я знаю, что это нужное и полезное дело, и я действительно хочу помочь, но я же не сумею сыграть предсказательницу судьбы!

– Дорогая, всего два с половиной шиллинга за предсказание. Деньги польются рекой!

– Но…

– Я уже нашла длинное черное платье. Мое собственное, только старое. И еще я нашла черную испанскую шаль, вы ее тоже можете надеть. Что вы об этом думаете?

– Даже не знаю. Ведь я совершенно не гожусь на роль гадалки.

– Именно вы и годитесь. У вас такой подходящий голос, мягкий и низкий. А самое важное – не австралийский. На таком шоу незнакомая интонация покажется убедительной.

– Интонация – может быть, но сама-то я буду совсем не убедительной! Я слишком светлая для цыганки.

– Да при чем тут цыгане! Я просмотрела словарь античности и решила объявить вас одной из Сивилл. Помните, мисс Ройден, они были прорицательницами и собирали свои предсказания в особые книги, которые хранились в Риме.

– Ну да, – обреченно вздохнула Сьюзан.

– Я подумала, можно украсить мою черную шаль серебряными звездами. Они придадут вашей внешности эфирность.

– Я гадаю по руке, на картах, магическом кристалле или на кофейной гуще?

– Только не на кофейной гуще. Слишком много лишней работы – опустошать чашку при каждом новом гадании. А ведь к нам будет приходить множество желающих узнать свою судьбу.

– Миссис Бриггс, – простонала Сьюзан, – боюсь, у меня ничего не получится.

– Ерунда, я в вас уверена. Представьте, в полумраке шатра, укутанная в черное с серебром, вы будете подобно Селине – то есть я хочу сказать Сибилле. Не обращайте внимания, мисс Ройден, у меня была кузина по имени Селина.

– Да, – обреченно прошептала Сьюзан.

– Хорошо, – подхватила миссис Бриггс, принимая вежливое междометие за согласие. – Я закончу к завтрашнему дню.

Сьюзан вышла из телефонной будки с выражением ужаса на лице. Она коротко обо всем рассказала Андреа и Питеру. Первая пришла в восторг, второй посчитал это забавным.

– Ты будешь восхитительна, Сьюзан. Жаль, что выбрали не меня.

– В тебе столько же таинственности, Андреа, сколько в кукле, которую только что достали из коробки, – заявил Питер.

Он задумчиво окинул Сьюзан взглядом.

– Вы должны справиться, мисс Ройден.

– У меня начнут зубы стучать от нервного напряжения. Помню, еще участвуя в школьной самодеятельности, у меня возникали всяческие накладки.

– Но ведь у вас получалось в домашних постановках.

– Откуда вы знаете?

– Вы однажды руководили постановкой, в которой я участвовал.

– Разве? – она с удивлением посмотрела на него.

Сьюзан была уверена, что просто не могла руководить никакой постановкой и не запомнить этого, тем более если в ней участвовал Питер Турлс.

– В конце концов, – заключил он, – это будет всего лишь еще одна попытка пообщаться с общественностью.

12
{"b":"91290","o":1}