ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я смогу заботиться о ней не хуже тебя.

– Ты думаешь, я не в своем уме?

– Я думаю, ты ревнуешь. И тебя бесит, что мы знакомы с Сьюзан только четыре дня, а она уже…

– Замолчи!

– Нет, послушай! Я ничего не могу поделать, если женщины…

– Хватит, я сказал!

– Даже Кэтлин говорит…

– Первая разумная ссылка за весь вечер.

– Вот как! Так вот, она считает, что мне лучше остаться.

– И она права. Но не теперь. Мне жаль, Деннис, но тебе придется завтра уехать.

– Нет!

Сьюзан закрыла окно. Она была уверена, что завтра утром Денниса на ферме уже не будет.

Глава девятая

Утром миссис Брэй принесла Сьюзан чай и сообщила новость:

– Мистер Деннис уехал с большим скандалом. Так всегда. Он терпеть не может эти поездки.

– Может, им лучше ездить по очереди? – заметила Сьюзан.

– Уверена, так оно и было, пока не появилась миссис Турлс. – Миссис Брэй ухмыльнулась. – Ее появление пес изменило.

Сьюзан хотела спросить о причине, но она промолчала. Даже ребенку было ясно: если вы нашли что-то ценное, надо хранить его как зеницу ока. Всегда найдется много охотников украсть драгоценность. Особенно, подумала Сьюзан, таких азартных, как Деннис…

Но ведь Андреа сейчас не было здесь. Почему же Питер поспешил избавиться от брата? Она вспомнила слова Денниса: «Ты боишься подпускать меня к своему гарему…» Это воспоминание заставило ее покраснеть.

Тут же всплыло памяти и то, как взбесили Питера эти слова.

Сьюзан знала – Питер все видит и понимает. Он прекрасно понял, что происходит между Деннисом и него. Это видели все. Но они ничего и не скрывали.

Вот и реакция Питера – разлучить их, пока все не зашло слишком далеко.

Сьюзан почувствовала злость: какое право имеет Питер решать за них? Его не касается то, что происходит в их душах.

Когда днем Кэтлин попросила ее отнести Питеру почту, требовавшую срочного ответа, Сьюзан согласилась с большой неохотой. Она была рада помочь Кэтлин, но совсем не стремилась увидеть Питера.

Она нашла его в мастерской. Сьюзан знала, как Питер гордится ею. Многие годы, сначала его отец, потом он сам, собирали инструменты. Чего только здесь не было: серпы, косы, лопаты, какие-то пилы, молотки, щипцы. О названии многих предметов и их предназначении Сьюзан даже и не догадывалась.

Войдя в мастерскую, Сьюзан сразу протянула Питеру письма:

– Кэти считает, что это – срочно.

– Спасибо.

Сьюзан молча повернулась и шагнула к двери. Но ее остановили:

– Это для вас, – он протянул ей конверт.

Она сразу поняла, от кого послание. Там же, при нем, она независимо вскрыла конверт и прочитала письмо.

«… Ты еще не забыла несносного мальчишку? Мой любимый братец снова послал меня в поездку. На этот раз в Центральную Австралию, в пустыню. Надеюсь, ты не забудешь меня до нашей встречи.

Передай привет Кэти. Я забыл попрощаться с ней. Вообще все забыл. Странное чувство.

Очень люблю тебя, надеюсь, взаимно.

Всегда твой Деннис».

Она с улыбкой сложила письмо и заметила, как холодно Питер смотрел на нее.

– Мисс Ройден!

– Да, мистер Турлс?

– Вы положили письмо в нагрудный карман. На вашем месте я не стал бы этого делать. Видите ли, письма моего брата не стоит носить у сердца.

– Это мое дело, – тихо ответила Сьюзан.

– К несчастью, и мое тоже. Деннис – человек несерьезный. Я знаю, что говорю. Да, он умеет любить, и страстно любить, но, увы, не долго. Увлечение следует за увлечением. Так происходит постоянно. В один прекрасный момент ветер подует в другую сторону, и вам может быть больно.

– Вы хотите сказать, – произнесла она, глядя с негодованием, – вы предвидели это, и…

– Вы правильно поняли.

– Но что вам за дело до…

– Вы уже это говорили.

– Все равно, я не понимаю вашей заинтересованности.

– Буду откровенен: вы просто не подходите Деннису, у вас нет с ним ничего общего. Хотя он об этом еще не догадывается. Но в следующем письме вы будете для него уже лишь воспоминанием.

– Это отвратительно.

– Зато правда. Я всегда честен, не так ли?

Сьюзан сдержалась и промолчала.

– Я разговаривал с миссис Одли.

– Линн…

– Она хочет, чтобы вы пожили у нее немного.

Я согласился.

– По какому праву вы решаете за меня!

– Вы не поедете?

– Поеду, но…

– Тогда собирайтесь. Миссис Брэй неделю здесь не будет. И я намерен соблюсти все приличия в отношении вас и миссис Турлс.

– Как это любезно!

– Это не любезно, это – правильно. Я люблю, чтобы все делалось по правилам.

– Но не любите, когда поправляют вас? – спросила она, в упор глядя на него.

Он удивленно приподнял брови:

– Вы хотите поправить меня?

– Хочу. Я поеду к Линн, но не на неделю. Я уеду навсегда. И больше сюда не вернусь.

Молчание. Питер не сводил с нее зеленых глаз.

– Разрешите кое-что напомнить вам? – наконец произнес он.

– Напомнить?

– Один пункт нашего контракта, который вы подписали. Или вы остаетесь здесь еще на шесть месяцев, или платите мне неустойку в размере вашего шестимесячного жалованья, чтобы компенсировать мне неудобство, вызванное поиском человека, который заменит вас. Эта неустойка пойдет на оплату вашего преемника.

– Я подписала такое? – ошеломленно выпалила Сьюзан.

Она вспомнила бланк контракта, вспомнила, как ставила свою подпись, вспомнила, что собиралась прочитать контракт, но не стала этого делать.

– Я не знала.

– Заметно.

– Но вы же не будете настаивать!

– С чего вы взяли? Буду.

– Но у меня нет таких денег!

– И что, мисс Ройден?

– Я должна остаться.

– Это, – спокойно произнес он, – я и пытаюсь вам объяснить.

Сьюзан умоляюще взглянула на него:

– Но почему именно я нужна вам? Зачем, мистер Турлс?

– Я ценю вас.

– Кроме меня есть множество достойных.

– Мне пришлось бы объяснять их обязанности с самого начала, а это отнимает столько времени и сил. Вы, может быть, и не замечаете, но вы здесь уже вполне освоились. Не сразу, конечно, но все требует терпения и времени. Вы почти готовы, – он усмехнулся, – к тяжелым испытаниям.

– Кажется, я ненавижу вас.

– Это неплохо. Терпеть не могу равнодушия. А сейчас, если вы соберетесь, я отвезу вас к миссис Одли. Мне кажется, она будет очень рада повидаться со своей подругой.

* * *

Гостя у Линн, Сьюзан решила воспользоваться возможностью и побывать в Черифилде, чтобы проведать Андреа.

Она нашла ее сильно изменившейся. Андреа стала какой-то нерешительной, рассеянной и, как поняла Сьюзан, сама не могла разобраться в тех изменениях, которые замечала за собой.

– Что случилось, Андреа? – озадаченно спрашивала Сьюзан.

Это была совсем не та Андреа, которую она знала прежде.

– Ничего, абсолютно ничего. И рассказать-то толком нечего, – она невесело рассмеялась. – О, Сьюзан, тебе не кажется, что я была просто дурочкой раньше?

– Ты была сама собой. Просто Андреа.

– А кто такая Андреа? Чем она лучше других?

– Милая, твое самобичевание меня просто обескураживает. Что происходит в твоей красивой рыжей головке? Еще интереснее, в связи с чем возникают такие мысли?

Андреа пожала плечами:

– Да ничего не произошло. Дело не в этом. Просто Роберт и его матушка очень милые и хорошие люди. Их поведение, образ мыслей сами собой заставляют задумываться. Знаешь, я не припомню, чтобы я раньше так много размышляла.

– О чем же ты думаешь?

– Так… Вообще. Обо всем. Я даже не понимала всей ответственности, когда выходила замуж за Роджера, представляешь? Я просто должна подумать, выходя замуж ко второй раз… Если, конечно, будет этот второй раз.

– Ты сомневаешься?

– И очень сильно. Нельзя заставить человека жениться. Согласна? Пусть люди любят тебя, но это не обязательно кончается свадьбой. Даже если о тебе заботятся и тому подобное, это абсолютно не означает, что тебя принимают всерьез и готовы обручиться с тобой.

18
{"b":"91290","o":1}