ЛитМир - Электронная Библиотека

Она медленно закрыла ящик и заметила на столе сложенный вдвое лист бумаги.

Это была официальная бумага с ее собственной размашистой подписью. Она раскрыла и прочитала с интересом. Нет сомнения, это был ненавистный контракт. Сьюзан быстро пробежала глазами сверху вниз, затем начала все сначала. В самом деле, это был обычный контракт, в котором не упоминалось ничего о вещах, интересных для нее.

«Шестимесячный контракт, – сказал Питер. – Вы остаетесь со мной на шесть месяцев или выплачиваете остаток шестимесячного жалования, возмещая все неудобства, связанные с вашим досрочным отъездом. Этот штраф пошел бы на выплату жалования вашему преемнику.» Никаких дат на бумаге не стояло. Она была так же свободна, как до приезда сюда. С этого самого момента она была свободна уйти из «Гринфингерса» и никогда не возвращаться. Глубоко погруженная в свои мысли, она не услышала знакомых шагов. Сьюзан все еще держала контракт, когда Питер сказал своим обычным спокойным голосом:

– Те, кто слушает тебя, – неудачники, но те, кто сует свой нос в чужие дела, очевидно, более успешны. Я думаю, то, что вы внимательно прочитали, принесло вам облегчение?

Она почему-то обрадовалась его появлению. Через несколько мгновений Сьюзан забыла о контракте.

– Почему вы вернулись? Экспедиция закончилась?

– Она и не начиналась. Я не мог тронуться с места. Вы же ушли прошлой ночью.

– Да.

– Планы изменились?

Молчание, затем он ответил немного угрюмо:

– Нет, не думаю, что когда-нибудь действительно имел планы на серьезную экспедицию, или охоту, как я ее называю.

Она поняла, что он говорит об Андреа, и ее сердце потянулось к нему.

Она однажды тоже стояла, как теперь он, глядя на длинную и пустую дорогу. Если бы Питер взглянул на нее, то был бы приятно удивлен неожиданной мягкостью в ее глазах. Но его взгляд остановился на контракте, который она все еще держала в своих изящных руках. Когда он говорил, его голос казался простуженным.

– Вы так и не ответили, мисс Ройден. Это была приятная новость для вас?

Словно облитая его холодностью, она взглянула на него, и ее щеки запылали.

– Вы обманули меня.

– Обман на обман. Вы это имеете в виду? Все ваше отношение ко мне с тех пор, как вы приехали сюда, в Акуну, было одним сплошным обманом. Я действовал просто, по принципу «зуб за зуб».

– Зачем вы поступили так? Почему хотели удержать меня здесь?

– Я говорил вам уже, я научил вас многому. Зачем все начинать сначала с другим человеком.

– Вы руководили мной, – она покраснела опять.

– Да, с помощью собачьей палки.

Спустя несколько мгновений она пришла в себя, затем поднялась с пола, держа контракт при себе. Обдуманно, она разорвала его от края до края.

– В этом не было необходимости: ваш поступок ничего не меняет.

– Для меня многое меняет, мистер Турлс. Теперь я свободна.

Он не ответил. Вместо этого двинулся вперед. Когда он заговорил, голос его был грубый и неестественный.

– Итак, вас ничто не удерживает. А как насчет этого?

Неожиданно он сжал ее в своих объятиях. Такого с ней никогда не случалось. Никто ее так раньше не обнимал. Она чувствовала его болезненный голод, когда его руки сжались на ее талии. Когда он целовал ее, Сьюзан почувствовала его нетерпение и острое желание.

– Питер…

Смущенный восторг обуял ее. Она почувствовала бессознательный порыв ответного чувства. Но голос разума отрезвил ее. Его голод был голодом по Андреа, нужда в Андреа. Андреа была вне досягаемости навсегда, и это была его месть. Сьюзан попыталась вырваться, но он лишь крепче прижал ее к себе. Она знала, что надо сопротивляться, но ей это давалось с трудом. Он был требователен, дико нежен, этот мужчина, которого она чувствовала, знала даже лучше, чем он знал себя.

Но в данной ситуации не было места лишним эмоциям. Для него она являлась Андреа. Или девушкой вообще, которая ему поможет забыть другую.

Сьюзан вырвалась и резко отвернулась. Теперь их разделяло пространство комнаты.

– Это было отвратительно.

– Простите, если вы так считаете.

– Я уеду завтра же.

– Уезжайте лучше сейчас, немедленно.

Он в свою очередь резко развернулся, пересек офис Кэт и широко распахнул входную дверь.

– Путь открыт, Сьюзан, – он почти кричал.

Она последовала за ним с высоко поднятой головой, расправив плечи, с каменным лицом.

Когда она проходила мимо него, серые глаза встретились с зелеными, но лишь на одно мгновение, без эмоции, без всякого выражения. Он отвернулся, прежде чем они могли встретиться взглядами во второй раз, прежде чем она могла удивиться своей тоске, боли и обиде.

Глава восемнадцатая

Все же ушел Питер, а не Сьюзан. Она находилась в своей комнате, спешно упаковывая свои вещи, когда услышала шаги: вперед, назад, затем снова вперед. Она подошла к окну и выглянула. Грузовик задержался перед отправкой и был заполнен людьми, руководимыми Питером.

Грузили вино, спальный мешок, обычные вещи, необходимые во время экспедиций. Затем с консервами в руках вышла миссис Брэй, погрузили одеяла, потом Русти, и последним был Питер. Он сел за руль, грузовик начал медленно выезжать на дорогу.

Сьюзан отошла от окна и вернулась к вещам. «Питер, должно быть, решился на экспедицию в конце концов», – подумалось ей. По роду снаряжения это все выглядело, как настоящая охота. Раздался легкий стук в дверь. Сьюзан спустилась и открыла. Перед ней стояла Кэт.

– Можно мне войти, Сью?

– Конечно. Я немного занята. Подожди минутку, пока я уберу вещи со стульев.

– Твоя кровать помнется, если я усядусь на матрац. Хотя ты не из тех суетливых людей, кто безмерно заботятся о порядке.

Сьюзан засмеялась и сама уселась на шелковое покрывало.

– Что-нибудь не так, Кэт?

– Да, Деннис.

– Ему хуже?

– Во всяком случае, не лучше.

Сьюзан внимательно посмотрела на Кэтлин. У нее возникло какое-то странное ощущение, что за всем этим что-то кроется.

– Ну что, Кэт?

– Питер сказал, что ты уехала.

– Питер почти прав.

– Но, Сьюзан, ты не можешь этого сделать.

– Извини, дорогая, это решено окончательно. Я провела сегодня последнюю ночь на ферме «Гринфингерс».

– Но, Сьюзан!

– Ничто больше меня здесь не держит. Даже липовый контракт. Ты не против, если я закину в сумку несколько вещей, пока мы беседуем?

– Конечно, нет, Думаю, ты слишком импульсивна.

– Импульсивна? – Сьюзан немного помолчала. – Может, я просто невнимательна к другим.

– Если ты уедешь сегодня, то все выйдет из колеи.

– Что ты имеешь в виду?

– У Денниса повысилась температура. Я звонила Роберту, он сказал, что за ним нужно наблюдать постоянно.

– Ну и?

– Я не могу одновременно быть с ним и заниматься делами в офисе.

– У тебя же есть помощники, Кэт.

– Понимаю. Мы обе понимаем. Сьюзан, обязанности сиделки нельзя объяснить за несколько часов. Этому нужно учиться, Сьюзан, и учиться не один месяц. Ты – другое дело. Ты жила в доме, соприкасалась с цветами, имеешь знание в обоих случаях: и из обычных бесед, и от проведенного в теплице времени. Вводить новую девушку, новичка, одно можно сказать… – Кэт пожала плечами.

Сьюзан сложила ночную сорочку.

– В Англии, – сказала она, – у нас есть объединение сиделок. Множество людей звонят туда и получают услуги. Вероятно, Турлсы могли бы сделать то же самое, и ты спокойно работала бы в офисе.

Кэт вспыхнула.

– Я не думала, что ты так поступишь, Сью!

– А почему нет?

– Потому что я не ожидала этого от тебя. Я думала, из всех именно ты могла бы понять, как важны для меня частые посещения Денниса. Разве не ты верила, что любовь всегда на первом месте?

Сьюзан запихнула ночную сорочку с явным раздражением.

– Разве я говорила это тебе?

– Не мне, мисс Одли.

– И Линн повторила это?

33
{"b":"91290","o":1}