ЛитМир - Электронная Библиотека

Если бы только Роджер хоть немного помог ей… А он и шага навстречу не сделал. Она бы стала отличной женой, любящей матерью. Она ведь обожает детей. Но даже в них ей было отказано. Роджер был слишком эгоистичен, чтобы думать о потомстве.

В любом случае, он ничего не предпринимал. Роджер всего лишь женился на ней, чтобы украсить свой петушиный хвост еще одним ярким пером. А как только это произошло, потерял к ней всякий интерес.

Все это я обнаружил сразу. Позже, отправившись на похороны, я настолько был тронут этой беспомощной недалекой молодой женщиной, что решил дать ей понять, что значит выходить замуж за первого встречного. Однако что-то не оставляло меня в покое. Я чувствовал себя ответственным за нее.

– Поэтому вы и привезли ее сюда?

– Да. А ты решила, что все было сделано из-за любви к ней?

– Конечно, Питер. Я думала, ты ждешь окончания траура, чтобы жениться на ней. Но что же будет теперь после ее свадьбы с Робертом? Конечно, она теряет право на наследство?

Питер пожал плечами и продолжил:

– Это касается только нас. А средств у нашей семьи достаточно. Поэтому я положил Андреа приданое – я всегда планировал поступить так, если она найдет хорошего человека.

– А Роберт хороший?

– Роберт – отличный парень. Я часто думал о нем. Но хотел проверить, Сьюзан. Хотел быть уверенным. Я все время думал о счастье Андреа – этой симпатичной, но слегка сумасбродной молодой женщины.

– Роберт будет заботиться о ней?

– Я уже говорил, что Роберт – отличный парень.

Беседа прервалась, а затем Питер прошептал:

– Остается еще один небольшой вопрос. Ты и Стивен. Почему ты лгала мне? Почему не сказала правду?

– Какую правду?

– Что ты покинула Англию и ушла со сцены, потому что обнаружила сильное чувство, возникшее между твоей сестрой и Стивеном? Зачем ты заставила меня перебрать все самые худшие варианты? Тебе следовало бы знать, что я из тех, кто все принимает близко к сердцу. Слишком близко, Сьюзан. Я ничего не могу поделать с собой. Уж так я устроен. Если я кого-нибудь полюблю, то – навсегда. Никаких вторых планов и уверток.

Неожиданно глаза Питера значительно прищурились, и он проговорил:

– Сьюзан, я хочу, чтобы ты это поняла.

Девушка отступила, но ее глаза по-прежнему смотрели вниз.

Резко взмахнув рукой, Питер вновь вернулся к разговору о Стивене и Хоуп. Однако Сьюзан взглянула на него и гневно прервала:

– Линн Одли говорила мне. О нет, только не сердись на нее, что она мне все рассказала и помогла пробыть все это время.

Пока Сьюзан выпаливала эту тираду, Питер вынул из кармана конверт. Девушка обратила внимание, что это телеграмма и что она уже прочитана.

Сьюзан воскликнула:

– Ты уже прочитал.

– А почему бы и нет. Это касается меня так же, как и тебя.

Девушка в изумлении взглянула ему в глаза, а Питер мягко, но настойчиво предложил:

– Прочти, Сьюзан.

Она вырвала послание и прочитала:

«Счастливы узнать тчк Да благословит Бог тебя Сьюзан и Питера тчк Порадуйтесь с нами тчк Хоуп и Стивен Мэллинги тчк».

– … Они поженились?

– Очевидно.

– Но как… Я имею в виду, что ты сделал, чтобы получить такое послание?

– Очень просто. Послал телеграмму, объявляющую о нашей помолвке.

– Ты не должен был этого делать!

– Почему? Разве ты этого не хотела? Чем тогда объяснить твое проживание в Австралии, если не мечтой найти любовь?

– Полагаю, и Линн того же мнения, – голос Сьюзан вновь стал возмущенным. – Я ей впредь никогда не поверю.

– Больше ничему не верь. Я буду следить за тем, чему верить, а чему нет. Почему ты не радуешься? Разве ты не достигла всего, чего хотела?

– Мне не нравятся методы достижения.

– А что именно? Может, я тебе не нравлюсь?

Сьюзан отвернулась, а потом снова открыто посмотрела в глаза Питера и сказала:

– Да нет же, ты мне нравишься. Но ведь это еще не любовь.

– Это неотъемлемая часть любви. Надо, чтобы человек нравился, иначе не будет любви. И все же я не верю тебе, Сьюзан Ройден. Я думаю, ты любишь меня, но еще не пробудилась окончательно. В любом случае, это то, над чем мне предстоит поработать. Больше, моя девочка, я не отступлю. И ты тоже не смей. Я буду держать тебя здесь, в «Гринфингерсе», как Андреа. С той лишь разницей, что тебе я буду каждый день говорить, как я люблю тебя… Пока и ты, в свою очередь, не полюбишь меня.

Сьюзан внимательно слушала, но что-то тревожило ее память. Внезапно, подобно взрыву, накатило воспоминание.

После происшествия с Деннисом, когда он уже покинул «Гринфингерс», она прислушалась к своим чувствам и обнаружила… Где-то глубоко в ней таилось чувство любви, но не к Деннису, а к чему-то связанному с ним. Чему-то очень знакомому. Чему-то, что она уже любила. Она не могла вспомнить, когда, где и как пришло это чувство. Просто она ощущала его.

Теперь Сьюзан поняла и сразу обессилела…

Она уже любила, но не Денниса, а как бы отражение Питера в нем. С самого начала это был Питер. Теперь только Питер…

Он напряженно всматривался в нее. И как когда-то она, отошел назад. Девушка импульсивно подалась вперед, но ее порыв остановила рука Питера.

– Сьюзан, между нами два шага и целый мир. Если хочешь прийти ко мне, то иди только ко мне и навсегда. Приходи вся, не оставляй ничего ни для кого больше.

Только сейчас Сьюзан действительно посмотрела на него, переполненная необычным ощущением его честности, гордости, мощи, жесткости, скрытой силы и несгибаемой воли.

Преодолев это расстояние сначала протянутыми руками, а потом и всем своим существом, она уже знала, что поцелуй будет не похож на тот первый – полный сомнения и недоверия. Не будет он похож и на второй поцелуй – насыщенный грубым желанием.

Сьюзан знала, что этот поцелуй будет чист и в нем не будет желания или страсти. В этом поцелуе воплотится исполнение всех надежд и ни намека на обещание любви, так как оно уже не нужно.

Питер прижимал ее к себе, а она думала: «Пришло настоящее непреходящее чувство, которое будет до конца жизни. Нет, не так – до конца их жизней».

Между поцелуями Сьюзан прошептала:

– Нам надо пойти в дом и всем объявить.

– Мы сообщим всему миру, – ответил Питер, – но не сейчас. Ты помогла им: Линн и Терри, Андреа и Роберту, Кэт и Деннису, Хоуп и Стивену. Теперь важнее всего на свете наша любовь.

36
{"b":"91290","o":1}