ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава четвертая

С возвращением Питера работа в питомнике закипела.

Люди превратились в единый слаженный механизм, который производил, распределял, вновь производил в четко спланированном и эффективном ритме.

Помимо желания Сьюзан не могла не поразиться умению Питера держать всякую мелочь под контролем.

Она уже познакомилась с заведенными на ферме порядками, и потому все протекало так же гладко, как и на прошлой неделе в отсутствие хозяина. Ей стало понятно, что только так можно было управлять подобным производством, но Сьюзан не хотелось даже мысленно восхищаться, и она сказала себе, что ритм работы, похожий на работу машины, неудивителен, ведь сам Питер – машина.

Она уже заранее знала, что произойдет на следующий день. В понедельник приедут грузовики с недельным запасом сульфата аммония и удобрений, и Андреа при этом останется в своей комнате, с отвращением зажимая нос платком и сетуя на «ужасные ароматы».

Во вторник прибудут уже пустые ящики, а в среду на них вновь появится трафаретная маркировка «Акуна».

Четверг и пятница – дни доставки, а в субботу питомник открывается для мелкооптовых покупателей. Это – то самое преимущество, которым охотно пользуются жители Бролги и ее окрестностей.

Съедутся машины, посетители выйдут и разбредутся по садам и оранжереям. Уходя, каждый окажется с ящиком рассады под мышкой и еще с одним саженцем.

– Ненавижу субботу, – надует губки Андреа. – Везде люди. Никакого уединения.

Это были не совсем верное замечание. Сам дом всегда закрыт для публики.

Сегодня была суббота, и Сьюзан сидела на западной веранде, переделывая платье Андреа, и это был просто конец света.

Они вместе просмотрели гардероб Андреа, решив, что надо сделать.

Ничего не скажешь – одежда Андреа была нарядной и модной, как у большинства австралийских женщин. Но все же Сьюзан поняла, в чем дело, ничего не сказав об этом Андреа. Девушка всегда была чем-то недовольна, уверяла, что лиф должен быть уже, рукав выше и т. д. Перед этим она целый час сомневалась по поводу надлежащей длины у новой юбки.

– Англичанки носят гораздо короче. Я видела показ мод.

– Но это же Австралия, Андреа, и если платье будет немного длиннее…

– Я хочу идти в ногу со временем. Сьюзан, я знаю, какая я зануда, но абсолютно не умею держать в руках иголку, и если вы немного укоротите…

Юбка была широкой, и работа заняла много времени. Сьюзан уже заканчивала, когда из офиса примчалась Андреа.

– У меня новость! Мы, может быть, уедем.

– Куда, Андреа?

– Я еще не знаю. Это только предположение. Кэти мне намекнула. Оказывается, Деннис прислал телеграмму, он возвращается из Западной Австралии, а это может значить только одно, говорит Кэтлин, – недостаточная коллекция образцов. – Андреа озорно рассмеялась. – Похоже, братец Ден угодит в кипяток.

– А при чем здесь мы?

– Клиент Питера должен получить свой заказ точно в срок. Я не в курсе, кто это решает, клиент или Питер, но знаю одно – Питер ужасно щепетилен в подобных вещах.

– Но при чем здесь мы?

– Если цветы Денни не подходят к спецификации, Питер должен будет поехать и дополнить их образцами нашего штата. Конечно, он не сможет оставить нас одних дома. Мы же молодые беззащитные женщины.

– Ох, Андреа, какой абсурд!

– Конечно, только не говорите этого ему. Миссис Брэй уезжает к своей замужней дочери. Она всегда отводит этому мероприятию один уик-энд в месяц. Мы остаемся одни в «Гринфингерсе», и теперь все зависит от вас. Если вы скажете, что, подобно мне, каменеете от страха, все будет о'кей. Вы должны это сделать, Сьюзан. Я так мечтаю попасть на сафари.

– Сафари?

– Не совсем, конечно. Я хочу сказать, там нет тигров и слонов, но все равно – это экспедиция, и будет очень весело. Я надеюсь, что Питер остановится в каком-нибудь симпатичном отеле, где есть оркестр, а по вечерам устраивают танцы. Я думаю, что мне уже пора готовиться и упаковывать вечернее платье.

Она была абсолютным ребенком. Переубедить ее просто невозможно. Сьюзан была уверена, что Андреа уже скользит в танце, одетая в пышный тюль, в объятиях какого-нибудь влюбленного молодого человека.

Но Кэти интуиция не подвела.

За обедом Питер сказал:

– Как вы, мои милые дамы, относитесь к сафари? – он взглянул на Сьюзан и прибавил: – Но, правда, это не совсем сафари.

– Я знаю. Без тигров и слонов. Андреа говорила.

– Оказывается, все уже известно, – с явной иронией произнес он. – Но все же я могу пообещать вам Валлаби, змей, гуанн и, если повезет, уютный шалаш.

Андреа надула губы.

– Я буду не очень против, если мы пропустим шалаш и заменим его приличным отелем, Питер.

Он посмотрел на нее, нахмурясь.

– Выбрось из головы эту мысль. Мы отправимся за дикими цветами и разобьем лагерь.

– Лагерь? Даже не взяв с собой фургон?

– Там нет места для фургона.

– Не будет ли это трудновато для Бетси?

– Бетси мы не возьмем. И поедем на грузовике.

– На грузовике?.. – лицо Андреа вытянулось.

Она оценивающе посмотрела на Питера, словно взвешивая возможность того, может ли он изменить свое решение. Но, видимо решив этого не делать, поднялась с покорной улыбкой:

– Как скажешь, Питер Пампкин, – сказала она спокойно и слегка поцеловала его в макушку.

Он никак не прореагировал, но, как только Андреа вышла танцующей походкой из комнаты, повернулся к Сьюзан.

– Я поручаю вам, мисс Ройден, объяснить Андреа, что эта поездка – в моих деловых интересах, а не ради ее развлечения. Также проследите, чтобы она надела и взяла с собой что-либо удобное и практичное.

– Постараюсь.

– Более того. Я не могу допустить, чтобы она порхала вокруг лагеря в том, в чем она порхает здесь по ночам. Все эти воздушные лоскутки…

– Я сделаю все, что смогу, – сказала она холодно и вышла, чтобы ознакомить Андреа с приказом Питера.

– Как сурово с его стороны! У меня нет ничего практичного, и он должен знать об этом.

– Тогда тебе придется воспользоваться моими вещами. У меня есть то, что нужно. Уезжая из Англии, я решила взять побольше практичных вещей, особенно тех, которые не надо все время гладить. У меня много льняных пижам, комплектов белья и платьев. Пойдем, выберешь себе что-нибудь.

Андреа пошла с явной неохотой и выбирала тоже без всякого энтузиазма.

– Мне упаковать это вместе со своими вещами? – предложила Сьюзан.

Андреа подумала:

– Нет, я сама все упакую.

– Но тебе не хватит одного чемодана, не так ли?

– О, Сьюзан!

– Я думаю, что мистер Турлс хотел бы этого, Андреа.

Та заметно вздрогнула:

– Хорошо, обещаю.

Она вышла воздушной походкой; а Сьюзан, не доверявшая ей, на всякий случай упаковала свои собственные вещи в очень маленький саквояж. Она знала, что, в конце концов, Андреа не сможет ограничиться одним чемоданом.

И оказалась права.

Когда багаж утром в день отъезда был сложен в кучу, там находились два больших чемодана Андреа и один маленький – ее собственный.

Питер смотрел вопросительно, пока несколько человек помогали ему с остальным необходимым снаряжением: палатка, спальные мешки, походная печка, плетеные короба, полные консервов.

– Я не совсем уверен, что пригласил вас на увеселительную прогулку, – сардонически заметил он, обращаясь к Сьюзан.

Андреа молчала, и Сьюзан холодно сказала:

– Здесь не только мои вещи.

– Возможно. Вероятно, вы не сделали того, о чем я просил.

– Вы просили позаботиться, чтобы Андреа взяла практичные вещи, я сделала это.

– Здесь вполне хватит тряпок на месяц, а наша поездка рассчитана всего на несколько дней. – Питер резко повернулся на каблуках и полез в грузовик.

Девушки взобрались вслед за ним: Андреа, которая не слишком любила свежий воздух, села около водителя, Сьюзан – возле окна. Русти охранял груз, сложенный сзади.

Они тронулись.

Вскоре город остался позади. Ночью прошел дождь, и поля по обеим сторонам автострады были еще влажными. Приятный запах теплой земли смешивался с неповторимым ароматом печного дыма, исходившего от коттеджей, разбросанных тут и там.

8
{"b":"91290","o":1}