ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

"Вопрос:

— Назови хозяина, джигит, и пойдешь под залог.

Ответ:

— Нэ хочу!

Вопрос:

— Чего не хочешь?

Ответ:

— Залог не хочу. Хочу врача.

Вопрос:

— Зачем тебе врач? Ты вон какой здоровенный бык.

Ответ:

— Мозги болят. Твои люди отбили мозги.

Вопрос:

— Откуда у тебя мозги? Ты капитана убил.

Так и так тебе хана. Под залог уйдешь в горы, погуляешь немного.

Ответ:

— Не хочу в горы. Хочу врача.

Вопрос:

— Боишься хозяина?

Ответ:

— Сам бойся, пес. Каца ничего не боится.

Вопрос:

— Хороший выкуп за тебя дают, сто миллионов. Кто дает, скажи?

Ответ:

— Возьми себе выкуп, сунь в жопу.

Вопрос:

— Зря хорохоришься, джигит. Куда вез анашу, мы знаем. И откуда вез, знаем. Это нам неинтересно. Нам интересно, что ты делал на Фабричной?

Ответ:

— Ничего не делал. Гулял, пиво пил.

Вопрос:

— В сороковую квартиру зачем звонил?

Ответ:

— У тебя свидетель есть, да?

Вопрос:

— Зачем нам свидетель, Каца? Ты же умный человек, верно? Торговый человек. Травка, кокаин — это хорошо, это понятно. Но зачем тебе сороковая квартира на Фабричной?

Ответ:

— Молчать буду. Дай врача?

Вопрос:

— Надо торговаться, Каца. Ты нам поможешь, мы тебе поможем. Выхода нет. На тебе капитан, это не шутка. Против капитана твоя голова — мало. Не хочешь хозяина назвать, расскажи про Фабричную. Колись, Каца. Я понимаю, чего ты боишься. Кавказ тебя бросил. Деньги дают, чтобы глотку заткнуть. Разве не так? А мы тебя спрячем, побережем. Это честный разговор. Ты сколько по Москве шатаешься, около года, правильно? И четвертый раз горишь. Это много, Каца, это — перебор. Больше тебя не простят.

Ответ:

— Очень хитрый думаешь? Гляди, себя не перехитри, собака!"

Комментарий: "Через два дня после допроса Каца Мухамедов в одиночной камере якобы перерезал себе шейную вену бутылочным осколком. Убийство совершено безупречно. Посторонних следов нет. Подозреваемый надзиратель Трофимов свое соучастие отрицает.

Задержан по статье на 30 суток. При обыске на квартире Трофимова на антресолях найдена банковская упаковка: пять тысяч долларов новыми пятидесятидолларовыми купюрами. После освобождения за Трофимовым пущен «хвост», от которого он оторвался в районе метро «Текстильщики». К себе на квартиру не вернулся. Спустя двое суток труп Трофимова обнаружен в Битцевском парке. Диагноз медэксперта; обширный инфаркт. С диагнозом не увязывается характерная деталь: голова Трофимова отделена от туловища без повреждения позвонков…"

"Боже мой! — от изумления Гурко открыл рот. — Ну и работнички! С такими работничками хорошо ловить кошек на свалке".

Комментарий. "На Фабричной улице, дом восемнадцать, квартира сорок, проживает Леонидова Нинель Григорьевна, сотрудница акционерного общества «Лензолото». От Леонидовой поступило заявление об исчезновении ее дочери, семилетней Наташи. Обстоятельства исчезновения. По будням мать отвозила девочку в детский сад «Лолита», где по необходимости та оставалась на ночь. «Лолита» — привилегированное заведение, месячная плата триста долларов. В ночь с четверга на пятницу гражданка Леонидова не забирала девочку домой, приехала за ней в пятницу около шести. Заведующая «Лолитой» Давыдова Эсфирь Харитоновна удивилась появлению Леонидовой и сообщила, что накануне Наташу забрал по поручению матери молодой мужчина, представившийся сотрудником «Лензолота» и предъявивший служебное удостоверение. Никаких подозрений этот человек не вызвал по той причине, что это был не первый случай, когда Леонидова присылала за дочерью своих знакомых, чего Эсфирь Харитоновна в принципе не одобряла. Правда, все мужчины, которых присылала Леонидова, были словно бы на одно лицо и даже дарили заведующей словно одну и ту же коробку шоколадных конфет с огромным, зеленовато-голубым аистом. Выслушав заведующую, гражданка Леонидова в грубых выражениях заявила, что если с девочкой что-то, не дай Бог, случится, Эсфирь Харитоновна не только немедленно потеряет работу, но скорее всего лишится своей "безмозглой тыквы". По заявлению Леонидовой начат розыск, который никаких результатов не дал".

Из беседы с Леонидовой в следственном отделе:

"Вопрос:

— Нинель Петровна, в каких вы отношениях с бывшим мужем?

Ответ:

— В прекрасных. Он в Германии. Три года не видела его поганой морды.

Вопрос:

— У него никогда не было никаких претензий к вам по поводу дочери?

Ответ:

— Это не его дочь.

Вопрос:

— Бывает.

Ответ:

— Не смотрите на меня так, юноша. Вы не знаете, о ком спрашиваете. Скотина, голубая плесень!

Вопрос:

— Ах вот как. И он в курсе, что Наташа не его дочь?

Ответ:

— Если не совсем идиот, то в курсе.

Вопрос:

— Нинель Петровна, вы занимаете солидное положение в «Лензолоте», вероятно, у вас есть враги, завистники, недоброжелатели?

Ответ:

— Враги есть у всех. Не вижу никого, кто мог бы сделать такую подлянку.

Вопрос:

— За последнее время не припомните каких-нибудь странных происшествий, звонков?

Ответ:

— Пожалуй, нет. Хотя…

Вопрос:

— Будьте откровенны, Нинель Петровна.

Мы всего лишь хотим найти вашу дочь.

Ответ:

— Надеюсь, разговор не записывается?

Вопрос:

— Как можно. Это же не допрос.

Ответ:

— Видите ли, три месяца назад меня попросил об услуге один солидный человек. Ну знаете, как это бывает в бизнесе. Всем от тебя чего-то надо. Приходится быть предельно осмотрительной. Я отказала.

Вопрос:

— Какого рода услуга?

Ответ:

— Этого сказать не могу, но дело не в самой услуге, а в том человеке. Когда я отказалась сотрудничать, он воспринял это как-то неадекватно. Не настаивал, не предлагал еще раз все обсудить, как это бывает при сделках. Сказал всего одну фразу, которую я запомнила. Еще бы! Он сказал: дорогая Нинель, как жаль, что вас не было с нами в прошлом году.

Вопрос:

— Вы знаете этого человека? Кто он?

Ответ:

— Всего один раз видела. Документы не показывал. Назвался Иваном Ивановичем, но это, конечно, прикол. Высокий, статный, лет пятидесяти. Модная стрижка, костюм от Версачи. Но взгляд такой, знаете, пронизывающий…

Вопрос:

— Мафия?

Ответ:

— Не смешите, юноша. Нет, не мафия, учитель музыки из провинции. Ну вы тут даете!.."

Примечание: версия о похищении с целью выкупа отпадает.

Заявление Зинаиды Вихровой, 20 лет, студентка педагогического института: "…Витя Тунцов начал за мной ухаживать, но я не думала, что все так обернется. Мы оба жили в общежитии на Стромынке, все знали, что Витя приторговывает барахлом, как большинство студентов.

Витю многие недолюбливали, но я не придавала значения. Его побаивались, потому что он не качок, а сильный от природы, запугать его ничем нельзя. У него водились деньжата, он их умел прокручивать, а когда это удается таким, как мы с ним, деревенским, то это вообще многим подозрительно, с подобным я уже сталкивалась еще на первом курсе. Почему-то в Москве считается, (во всяком случае у нас на факультете), что деревенские туповатые, что ли, и всего добиваются в жизни только горбом. Это, конечно, заблуждение. Витя Тунец первый Тому пример. У нас некоторые москвичи хвостом за ним Ходили, и были рады-радешеньки, если он сбрасывал им ходовой товар. Кстати, мне тоже не все в нем нравилось с самого начала нашей дружбы. Во-первых, он чересчур отчаянный и какой-то легкомысленный, во-вторых, совершенно перестав заниматься. Когда я говорила, что надо бы подтянуться по такому-то и такому-то предметам, только смеялся. Шутил, что учеба это атавизм, тем более в таком институте, как наш. Все равно у нас в будущем не будет работы по профилю, потому что все школы закроют и оставят лишь несколько учебных заведений для богатых, но с нашим рылом туда не попасть. Он не сомневался, что добьется в жизни всего, что пожелает, и я ему верила. Мы даже собирались расписаться поближе к летним каникулам, причем это была его инициатива, не моя. По многим признакам я замечала, что Витя меня любит. Каково же было мое удивление, когда он однажды сообщил по секрету, что у него есть крупный заказчик, который готов выложить четыре куска за крепенького, здорового младенца любого пола, хоть мальчика, хоть девочку. Вообще-то заказчик занимался другим бизнесом, но этим младенцем хотел оказать услугу какому-то важному клиенту за бугром.

14
{"b":"914","o":1}