ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

10 августа 1799 года именной указ возвестил о новом Российском гербе. Белый восьмиконечный Мальтийский крест под короной со звездой изображался на груди двуглавого орла, а на нем помещался щиток со святым Георгием. Через несколько дней, а именно 19 августа 1799 года, последовал новый указ – «О изображении утвержденного Российского герба на печатях», которые, как писалось в указе, «сообразно сему и переделать».

Символы, святыни и награды Российской державы. часть 1 - pic_29.png
Изображение Государственного герба времен Павла I. 1799 г.

Следует упомянуть еще об одном распоряжении Павла I, касающемся регулирования атрибутики и иерархии членов Императорского дома. Это «Учреждение об императорской фамилии», глава «О титулах, местах, гербах и либерее, принадлежащих рожденным от императорской крови», в которой тщательно, по пунктам, было расписано, кто из членов императорской фамилии может иметь тот или иной герб, с теми или иными эмблемами. Впоследствии начинание Павла I было воплощено в специальном законодательстве второй половины XIX века – «О гербах членов Императорского дома».

Геральдические новации Павла I отчасти не осуществились, отчасти просуществовали более или менее длительное время. 12 марта 1801 года был опубликован манифест о кончине Павла I и о вступлении на престол его сына Александра I, a 26 апреля того же года – указ «О употреблении Государственного герба без креста Иоанна Иерусалимского». Прежний Государственный герб восстанавливался «в том виде, как он существовал до 1796 года» – года смерти Екатерины Великой, которую ненавидел ее сын – Павел I и боготворил ее внук – Александр I.

В эпоху императоров Александра I и Николая I трактовка двуглавого орла очень часто выражалась в господствующем в то время стиле ампир, ориентированном на образцы античного искусства. Поэтому двуглавый орел вместо скипетра и державы держит в левой лапе венок и ленту, в правой – пучок стрел, факел и ленту. Щиток на груди орла, в котором помещен святой Георгий, имеет необычную, заканчивающуюся конусом форму, а цепь ордена Андрея Первозванного отсутствует. Отсутствуют и титульные гербы на крыльях орла или вокруг него. Кроме того крылья орла «распростерты», опущены вниз, т. е. вид их изменился.

Последнее обстоятельство вызвало нарекание общественности. Так, митрополит Московский Филарет в письме министру Императорского двора и уделов графу В. Ф. Адлербергу, выражал свое несогласие с манипуляциями по поводу российского Государственного герба. «В царствование блаженной памяти государя императора Александра I, – писал он, – когда предубеждение в пользу всего французского проникло и в кабинеты некоторых министров русских, двуглавого орла стали изображать не с поднятыми выспрь крыльями, а с простертыми горизонтально и несколько наклоненными, по подобию французского. Сия малость не осталась без последствий; были недовольны сим, как бы некою приметою, что Россия уже не возвышается, а опускает крылья. Это предрассудок, но не излишня предосторожность и против предрассудков, которые возбуждаясь, производят расстройство в мыслях народа».

Такая форма герба вошла в употребление и в полном, и в «усеченном» виде – без некоторых перечисленных выше предметов в лапах орла или без узаконенного числа корон. Подобные новации, однако, допускались при изображении герба на монетах, гербовой бумаге, пуговицах, кокардах и пр. Государственной печати такой «произвол и вольность» не коснулись.

Монеты, этот наиболее доступный для наблюдений «носитель» государственных эмблем, после 1832 года знакомят еще с одной формой герба: на поднятых вверх орлиных крыльях – земельные гербы, по три на каждом крыле; на груди орла – все тот же святой Георгий, окруженный цепью первого русского ордена.

Вместо эмблем великих княжеств Владимирского, Новгородского и Киевского помещены гербы царства Польского, царства Херсонеса Таврического и великого княжества Финляндского. Гербы царств Казанского, Астраханского, Сибирского остались. Подобная композиция образовалась согласно правительственному указу 1832 года.

В духе «охранительных» идей

Начало следующего этапа видоизменений Государственного герба Российской империи относится к последним годам правления императора Николая I, неоднократно выражавшего недовольство видом гербов и деятельностью Герольдии в целом. Когда по распоряжению Николая I в 1848 году Герольдия преобразовалась в учреждение более высокого ранга – Департамент, входивший в состав Сената, он снова обратил внимание на тот факт, что гербы составляются «не по правилам геральдики». По мнению царя, при составлении гербов губерний, губернских городов в обязательном порядке должна использоваться императорская корона, в гербах уездных городов – городская корона. Это только один пример геральдических претензий Николая I, в целом же, они сводились к тому, что следовало развивать монархическую атрибутику в духе «охранительных идей», нацеленных на укрепление государства.

Император Николай I был очень озабочен большей наглядностью и доступностью для народа главного символа империи – Государственного герба. Хотя он явился инициатором преобразования главного учреждения по составлению гербов, при нем долго не могли найти человека, способного выполнить в глобальном масштабе царскую волю: в Герольдии не было достаточно квалифицированного живописца, но самое главное – не хватало «ученого геральдика». Такового не было и в Российской Академии наук.

Символы, святыни и награды Российской державы. часть 1 - pic_30.png
Изображение российского Государственного герба. 1-я пол. XIX в.

Когда Герольдия попросила дать отзыв на Геральдический кодекс, составленный по ее просьбе «неким лицом», то Академия ответила отказом и порекомендовала привлечь к обсуждению проекта «искусного практического гербоведца, хорошо знакомого с существующими при нашей Герольдии правилами, обычаями и постановлениями, которого Академия не имеет в виду».

Такого «гербоведца» нашли среди иностранцев, служивших в России. Бернгард (Борис Васильевич) Кёне появился в Петербурге в 1845 году. К этому времени, несмотря на свою молодость, он был известен в Европе как ученый-нумизмат, принимал участие в работе Берлинского нумизматического общества, издавал специальный журнал. Б. Кёне, безусловно, был образованным человеком: слушал лекции в Берлинском, где закончил курс по археологии, и Лейпцигском университетах. По протекции известного нумизмата и коллекционера Я. Я. Рейхеля он стал сотрудником Эрмитажа: 5 лет служил помощником начальника 1-го отделения Эрмитажа по части антиков и Минц-кабинета. Вместе с начальником 1-го отделения Эрмитажа Ф. А. Жилем, Я. Я. Рейхелем, известными учеными П. С. Савельевым, А. А. Куником, графом А. С. Уваровым и другими Б. Кёне явился основателем Археологическо-нумизматического общества, созданного в Петербурге в мае 1846 года.

Символы, святыни и награды Российской державы. часть 1 - pic_31.png
Петербург. Вид Главного штаба. 1822 г. Худ. К. Беггров

В 1857 г. Б. Кёне занял должность управляющего в созданном Гербовом отделении Департамента герольдии. И к чести Б. Кёне надо сказать, что он выполнил задачи, возлагавшиеся на него правительственным постановлением об учреждении этой должности – в частности, собрал ценную библиотеку по нумизматике, геральдике, сфрагистике и генеалогии. Угодил Б. Кёне правительству и своей деятельностью по преобразованию территориальных гербов, о чем будет рассказано во второй главе. Однако деятельность Б. Кёне по упорядочению эмблем и украшений гербов российских городов не являлась его главным делом. Еще в июне 1856 года министр граф Адлерберг объявил ему волю царя по преобразованию прежде всего – Государственного герба. Особым комитетом при участии Б. Кёне императору Александру II была представлена на утверждение целая серия гербов. Они были одобрены монархом, и 11 апреля 1857 года подробное описание Государственного герба – Большого, Среднего и Малого и Государственной печати (соответственно) было опубликовано.

7
{"b":"91532","o":1}