ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Даша прижалась к нему, мелко дрожала.

— Митенька, ну зачем ты прыгнул? Ну пожалуйста, скажи?

— Поскользнулся.

— И что с нами теперь будет?

— Ничего. Как-нибудь выберемся.

— Охотники придут, да?

— Может, они, может, кто другой… Не волнуйся. Помнишь, как старики говорили: ещё не вечер.

— Ага, говорили. Среди ночи. Скажи лучше правду, Митенька, нам крышка?

— До этого далеко, — авторитетно соврал Митя. — Но если даже так, чего особенно трепетать? Не деньги отнимут, всего лишь жизнь.

На эти слова Даша ответила значительно позже, когда после неудачных попыток прорубить топором ступеньки в наклонной стене они лежали, обнявшись, на сырой глине, пытаясь уснуть.

— Митя, Митенька?

— Чего тебе ещё?

— Митенька, мне так хорошо с тобой, не хочется помирать. Ну почему, почему?

— Что — почему?

— Почему, когда хорошо, после обязательно бывает ещё хуже?

Она права, что тут возразишь. Тёплая волна печали прихлынула к его сердцу.

— Не нами придумано, — сказал он. — Так мир устроен. Постарайся уснуть, дорогая.

Глава 14

Год 2024. Люди и звери (продолжение)

Без еды и питья, в сырости и холоде на третьи сутки они начали унывать. Никакие землеройки не появлялись, хотя шуршание и попискивание за стеной не прекращалось, причём со всех сторон. Они не признавались друг другу, но у обоих было чувство, что сотни крыс с нетерпением дожидаются, пока они ослабеют настолько, что можно будет приступить к трапезе. Изредка сверху свешивалась косматая медвежья башка, наблюдала за ними. Митя его окликал: «Эй, косолапый, вытащи нас отсюда. Поговорим».

Медведь недовольно сопел, презрительно фыркал и исчезал.

На третий день, словно по наитию, Митя взял топор и врубился в то место, где — по звуку — находилась самая глубокая полость. Земля поддавалась легко, за несколько минут лаз был расчищен. Шуршание и писк моментально стихли. Перед ними открылся проход с такими же гладкими, утрамбованными стенами, как и у конусообразной ямы, куда они провалились. По нему вполне можно было передвигаться на четвереньках.

Митя пополз первый, Даша за ним. Вскоре темнота сгустилась настолько, что Митя, оглянувшись, не увидел Дашу. Ночное зрение больше не справлялось с могильной чернотой. И время замедлилось, почти остановилось. Митя не смог бы определить, сколько они ползут — час, два или сутки. Даша то и дело хватала его за ноги. Это нервировало.

— Ты что, боишься заблудиться? — бросил он зло.

— Прости, — пробормотала она. — Я не нарочно, просто натыкаюсь. А куда мы пробираемся?

— Ещё раз так спросишь — получишь, — огрызнулся Митя.

Вечности не прошло, как добрались до подземного бункера с низким потолком, куда вывалились из лаза один за другим. В бункере стоял стол с компьютерной приставкой, металлический сейф старинного образца с электронным кодовым набором — и больше ничего, если не считать пластиковой бутылки с минеральной водой на крышке сейфа, словно предусмотрительно поставленной для случайных, изнемогающих от жажды гостей. Даша стремглав кинулась к этой бутылке, Митя едва успел вырвать её у неё из рук.

— Ну что ты, дай! — заныла «матрёшка». — Это же вода.

Митя не посчитал нужным ответить. Больше всего его поразило освещение, бледное, призрачное, сочившееся, казалось, прямо сквозь стены. Что это, как, откуда? Вообще, где они?

Следом возник ещё более тревожный вопрос: кто они? Те ли они с Дашей, кем себя представляют? Привыкший к перевоплощениям, он легко мог представить, что всё их путешествие, как, возможно, и встреча с Истопником, и дни, проведённые на болоте, всего лишь игра воображения, а на самом деле они (или он один?) стали участниками (жертвами!) эксперимента и все их действия корректируются оператором, сидящим за пультом психотропного манипулятора. От этой мысли по волосам пробежал слабый электрический разряд. Он слышал об этих опытах, когда ошивался в Москве. Многие руссияне, будучи давно покойниками, тем не менее продолжали виртуальное существование и даже внешне оставались людьми с обычными физиологическими проявлениями: жрали, совокуплялись, добывали дозу…

— Кажется, нас ведут, — произнёс он, без сил опустившись на земляной пол.

— Кто ведёт? Куда? — обеспокоилась Даша. — Митенька, что с тобой?

— Со мной ничего. — Он разглядывал её с тяжёлым подозрением. — А с тобой?

— Митенька, — Даша присела рядом на корточки, — давай попьём водички, тебе сразу полегчает. У тебя мозги прочистятся.

Митя открыл бутылку, понюхал, налил каплю на ладонь, слизнул и вылил воду на пол. На нежном Дашином личике отразилось такое горе, словно у неё оторвали ноги, лишив тем самым возможности существования.

— Зачем? — спросила она с тоской.

— Ни цвета, ни запаха, — ответил Митя. — Универсальный модификатор.

— Не знаю, что это такое, но, по-моему, Митенька, ты спятил.

Митя поднялся, подошёл к столу, потянулся к компьютеру, но в то же мгновение вспыхнул монитор и на экране возникла предостерегающая надпись: «Не трогай, придурок. Изувечу».

Митя, помешкав, отстучал на клавишах: «Кто ты?»

Ответ не заставил себя ждать: «Не твоё собачье дело. Сам-то ты кто?» Митя отщёлкал: «Мы бродячие. Идём куда глаза глядят. Никого не трогаем. Помогите нам».

Дальше разговор с компьютером пошёл в убыстрённом темпе, и почему-то Митя знал, что его нельзя замедлять.

Компьютер: «Помочь можно, почему не помочь. На халяву не надейся, придурок».

Митя: «Что вам нужно? У нас ничего нет».

Компьютер: «Сколько у вас крови на двоих?»

Митя: «Литров десять. Мы недоенные».

Компьютер: «Сольёшь половину — столкуемся».

Митя оглянулся на рыжую, которая стояла за его спиной с открытым ртом и вытаращенными глазами.

— Закрой рот, — посоветовал он. — Воробья проглотишь.

— Митенька, что это?

Митя пробежал по клавишам: «Предложение бессмысленное. Без крови сдохнем».

Компьютер: «Вольёшь плазму. Посмотри направо».

Митя глянул и заморгал, протёр глаза ладонями: нет, не мерещится. В углу образовался стеклянный сосуд с пузатыми боками, наполненный тёмно-коричневой жидкостью. Только что его не было. Подумал: что-то тут опять не вяжется. Те, кто разговаривает с ним через компьютер, по всей видимости, всемогущи, раз способны на такие штуки, как фантомная материализация. Зачем им торговаться? Они и так могут сделать с ним что захотят.

«Я согласен, — написал он. — Как обменяемся?»

Компьютер: «Ещё условие. Девка лишняя. Ей плазмы нет. Дальше пойдёшь один. Понял, придурок?»

Его внезапно озарило: это тест. Безусловно тест. Медведь наверху, поскрёбывание землероек, конус-ловушка — всё это условия психотропного теста. Его испытывают, но кто и с какой целью? Вряд ли миротворцы, с какой стати им забираться в такую глушь? А возможно, и они. Возможно, тест предполагает погружение бывшего гомо советикуса в природные условия.

Митя обернулся. Даша смотрела на него почти как мёртвая, почти как свинченная.

— Соглашайся, Митенька. Спасайся один.

Митя потрогал её плечо, шею. Живая, дышит. Но он уже не доверял своим ощущениям. На монитор вывел: «Подавитесь своей плазмой, подонки».

Компьютер(с недовольным урчанием): «Не дури, парень. Не заставляй идти на крайние меры. Нужно, чтобы отдал кровь добровольно. Кислая не годится».

Митя: «Или отпускаете обоих, или никого».

Компьютер: «Твоё последнее слово, придурок?»

Митя: «Да, умники. Последнее».

Компьютер: «Ты ещё не знаешь, что такое боль».

В ответ Митя отстучал одну из тех оскорбительных фраз, за которые по колониальному биллю полагалось четвертование, после чего монитор, покрывшись стыдливой рябью, потух.

Даша тихонько всхлипывала, по-старушечьи сгорбясь.

— Что ты наделал, Митенька, что ты наделал!.. Они нас теперь запытают.

— Кто такие, догадываешься?

— Какая разница? Они — те, против кого мы бессильны. Посмотри… — Она показала на лаз, откуда они вывалились: обратного хода больше не было — лаз затянулся железной решёткой.

36
{"b":"916","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Ложь без спасения
Черное море. Колыбель цивилизации и варварства
400 страниц моих надежд
Магическая академия строгого режима
Вкусный кусочек счастья. Дневник толстой девочки, которая мечтала похудеть
Дом потерянных душ
Молёное дитятко (сборник)
Эпоха за эпохой. Путешествие в машине времени