ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Гнев викинга. Ярмарка мести
Сущность зла
Влюбиться в жизнь. Как научиться жить снова, когда ты почти уничтожен депрессией
Шпион среди друзей. Великое предательство Кима Филби
Важные вопросы: Что стоит обсудить с детьми, пока они не выросли
Эльф из погранвойск
Одно воспоминание Флоры Бэнкс
Она доведена до отчаяния
Убийство в переулке Альфонса Фосса
Содержание  
A
A

— Зачем столько разных?

— Для отвода глаз, — сказал Митя.

Нехорошо кривясь, предводитель поднял кожаный пояс, бегло прощупал. Митя ожидал, что потребует вскрыть, но тот, покачав головой, вернул пояс.

— Одевайся.

Митя оделся. Поведение отщепенцев его озадачило. Никто не польстился ни на деньги, ни на что другое. Это вступало в противоречие с расхожими представлениями о маргиналах. Чувствовалось, все они слепо подчиняются воле главаря, что могло свидетельствовать о наличии коллективного разума. Митя покосился на пацанёнка, тот грезил наяву, следя, как богатство возвращается обратно в его карманы. Счастливо открытый рот, побледневшие от алчности детские глазёнки.

— До Деверя трудно добраться, — сказал предводитель, понизив голос, хотя, казалось бы, кто мог подслушивать на зачумлённом пустыре. Пятеро других отщепенцев синхронно зажали мохнатые уши ладонями, пацанёнок Крюк что-то тихонько пискнул, как в первый раз, когда услышал это имя.

— Я доберусь, — заверил Митя.

— Время «Ч»? — шепнул предводитель, не отворяя губ, и Климову показалось, глаза у него нырнули в череп и потухли.

— Чего не знаю, того не знаю. Это не в моей компетенции.

— Если повезёт и найдёшь Деверя, скажи, мы давно готовы.

— Скажу. Но я не знаю, кто ты.

— У нас нет имён. Он поймёт… — Предводитель перевёл вернувшиеся на место глаза на пацанёнка. — Эту каракатицу оставь здесь, он ненадёжен.

Ваня Крюк с воплем рванулся бежать, но не сделал и двух шагов, как очутился под мышкой у одного из отщепенцев. Мите это не понравилось.

— Отпустите его, — потребовал он. — Он купленный.

— Я купленный, купленный! — заверещал пацанёнок. — Я его раб до утра… Я…

Отщепенец, поймавший пацанёнка, прикрыл визжащий рот ладонью.

— Хочешь, забери, — удивлённо сказал предводитель. — Но после не пожалей. Маленький зомби иногда опаснее большого зомби.

— Я за ним пригляжу.

Отщепенец стряхнул пацанёнка с руки, тот подскочил к Мите и вцепился в его колено.

— Никогда не играй по их правилам, гонец, — посоветовал предводитель. — Всё равно обманут.

Дальше двинулись в сопровождении всей группы, по дороге к ним присоединились ещё десятка два отщепенцев, полуголые, угрюмые, передвигающиеся как бы во сне. Изредка то тут, то там возникали дикие собаки, но близко не подходили. Тявкнут раз-другой, порычат и исчезнут. Расклад сил на этой территории был Мите понятен. Они с главарём вели приятельскую беседу.

— Первый раз в Чистилище? — поинтересовался главарь.

— Бывал раньше. С год назад.

— Ну да? — не поверил тот. — Ты же просветлённый.

— Длинная история.

Пацанёнок путался у Мити под ногами, хватал за руку. Митя сам не понимал, зачем тащит его с собой. Главарь безусловно прав: дети Москвы опаснее ядовитых тараканов, ужалят — и не уследишь, но Митя теперь часто поступал неадекватно. В свою очередь, он спросил:

— Твои люди… на каком коде?

— Ни на каком… На них не действует глубинная стерилизация. Почти животные.

— И как объясняет это наука?

— Науке пока не до нас, — усмехнулся главарь. — Мы для неё отработанный материал. Вторичная переплавка…

Когда сквозь курчавые дымки горящих свалок проступили чёрные шпили Самотёки, главарь остановился, удержал Митю за плечо. Остальные отщепенцы сбились в кучу в отдалении.

— Всё, дальше нам ходу нет. — Он теперь чем-то неуловимо напоминал Мите учителя Истопника. Неторопливость речи, внимательный взгляд, внушительность жеста. — Скажи, ты правда от Марфы? Это не блеф?

— Не сомневайся, от неё.

— Разговаривал с ней?

— Как с тобой. — Митя блаженно улыбнулся.

— И какая она?

— Спроси что-нибудь полегче.

Предводитель нахмурился, погрустнел, и Митя, понимая его состояние, добавил:

— В конце концов, командир, разве так важно, какая она? Важнее, что существует.

Предводитель тяжко вздохнул, как проснулся.

— Конечно, я тебе не верю, гонец, но слушать приятно… Да, чуть не забыл. У Деверя есть двойники, не попадись на эту удочку.

— Лабораторные?

— Какие же ещё. Говорят, по виду не отличишь.

— Отличу, не волнуйся.

Митя повернулся и пошёл. Ваня Крюк за ним. Едва отошли на безопасное расстояние, он облегчённо забулькал:

— У-уф, страшно было. А тебе, босс?

— Не очень… Чего боялся?

— Да ты что! Они все отвязные, человечину жрут. Я на плакате видел. Отрежут ногу или руку — и хрум-хрум. Даже не варят, сырятиной едят… Как думаешь, почему они башли не взяли?

— Где им их тратить?..

На Самотёку прошли длинным закопчённым проходным двором, словно из тени в свет, и сразу окунулись в буйство праздничного дня. Мите повезло: они оказались на площади, окольцованной громадными рекламными плакатами, где предлагали себя на продажу в суточное рабство гулящие девки, то есть те из горожанок, которые ещё надеялись зашибить копейку старинным женским ремеслом. Одна за другой под ритмичную музыку выскакивали на дощатый помост и демонстрировали свои прелести, кто как умел. Некоторые, помоложе, успевали исполнить стриптизик, более зрелые матроны, не полагаясь на свою сноровку, выбегали уже полуголые — каждой отводилось на показ три минуты, что было вполне оправданно, иначе не успели бы попытать счастья все желающие. Покрутившись на помосте, очередная стриптизёрша выкрикивала свою цену, и толпа зевак, сгрудившаяся на площади, отвечала доброжелательным рёвом и свистом. И хотя цены были бросовые, торговля шла худо, можно сказать, вообще не двигалась. На площади в основном скопилась раздухарившаяся чернь, у которой не было денег на лишнюю дозу дури, не то что на рабыню. Однако это обстоятельство ничуть не снижало накал невольничьих торгов.

Митин план розысков заключался в том, чтобы пустить слушок впереди себя: дескать, какой-то чудик-приезжий активно ищет контакта. Слух, разумеется, дойдёт до Деверя, и тот сам выйдет на связь, если захочет. Если захочет. Если нет, придётся придумать что-то другое. У плана был единственный, но большой недостаток: глазастая, ушастая агентура миротворцев может опередить Деверя. Смехотворный риск по сравнению с тем, что Мите предстояло сделать в ближайшие дни.

Оглядевшись, он выделил среди гомонящей, веселящейся публики смурного мужика с чёрной бородой, державшегося как бы поодаль. То ли от халявного пива, то ли от утренней дозы вид у него был обалделый. Митя послал пацанёнка, чтобы привёл мужика. Ваня Крюк выполнил поручение с неохотой, он увлёкся торгами и уже-минут пять уговаривал купить «вон ту сисястую». «Зачем она тебе?» — удивился Митя. «Как зачем, как зачем? — ершился угорелый мальчуган. — Красивая тёлка, ты что?! На пару оприходуем. Обоим хватит».

Мужик приковылял и уставился на Митю мутными гляделками.

— Купить хочешь? Сколько дашь?

— А сколько просишь?

Мужик стукнул себя в грудь кулаком, надеясь поразить возможного покупателя молодецкой удалью.

— Не ниже десятерика, парень.

Пацанёнок забился в истерике.

— Старая перечница, во заломил, да, Митрий?! Десятерик! Наглый, гад!

— Заткнись! — цыкнул на пацанёнка Митя, тщетно ловя в глазной мути мужика хоть искорку человеческого сознания. Нет, мерцающая пустота.

— Хорошо, — согласился он. — Дам десять баксов и сверх ещё пятёрку, если поможешь в одном деле.

Мужик вскинулся, как старый конь при звуках походной трубы.

— Чего надо? Говори.

Митя подобрался, пригнулся, промолвил значительно:

— Деверя ищу, понял, нет?

Мужик сник с лица, отступил на шаг. Показалось, нырнул в толпу, но жадность пересилила.

— Не знаю такого, — ответил хмуро.

— Не важно, помоги найти, пятнашка твоя.

— Покажи бабки.

Митя наугад вытянул из кармана пучок зелени. Тусклые очи руссиянина дико сверкнули, правая клешня инстинктивно дёрнулась.

— Риск большой, добрый господин. Дай задаток.

Митя отшелушил два доллара, сунул в узловатую лапу.

— Сделка, сделка! — не удержался, завопил пацанёнок и получил от Мити подзатыльник, перевернувший его с ног на голову.

54
{"b":"916","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Код да Винчи 10+
Ложь во спасение
Эрхегорд. Сумеречный город
Умереть, чтобы проснуться
Она доведена до отчаяния
И снова девственница!
Потерянные девушки Рима
В сердце моря. Трагедия китобойного судна «Эссекс»