ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Где ты ее взял?

Джек указал на сборочную линию у задней стены здания.

— Я не собирался этого делать, но все же проскользнул сквозь полицейский заслон, потому что эта штука была…

Грег положил руку на плечо Джека и сильно ущипнул его. Тот взвыл и попытался вырваться. Но Грег кивком указал ему на стоявшего в шести футах патрульного. Грег и Джек двинулись к автостоянке — подальше от своих коллег и глаз начальства. Ассистент объяснил, что нашел микросхему в куче каких-то странных обломков. Озадаченный Грег со все возрастающим волнением крутил ее в руках.

— Ты показывал ее боссу?

Джек сделал обиженное лицо:

— Нет, Грег. Я сразу понес ее вам. Никто не знает, что микросхема у меня.

Грег удовлетворенно кивнул:

— Молодчина! Оставь ее у себя.

— А? — удивленно спросил Джек. — Вы не хотите показать ее Р. и Д.?

— Чего ради? Чтобы старикашка Клейнхауз получил кредит? Мы с тобой сидим на жаловании. Нас наняли, чтобы мы разрабатывали всякие штуковины. Чего ради мы будем горбатиться на боссов?

— Так что же мы будем делать?

Грег посмотрел в недоумевающие глаза приятеля. Джек был сокровищем, непревзойденным гением электроники. Упаковку способен разглядеть всякий. Грег же видит начинку — и в этом его главное преимущество. Они с Джеком организуют свое собственное дело. Маленький офис, скромная мебель. Одним словом, прикрытие для лаборатории. Ради этого он готов заложить свой дом, автомобиль, жену, детей и отнять у Джека все его сбережения. Они разберутся в устройстве микросхемы, которая, судя по всему, является микропроцессором новейшей системы. Они найдут ей применение.

Все это заняло несколько больше времени, чем первоначально полагал Грег. Если быть абсолютно точным — шесть месяцев и четыре дня. Их затея увенчалась успехом. Они получили ссуду, запатентовали схему и стали ждать, что кто-нибудь вкатит им иск. Но этого не произошло. Никто не имел ни малейшего представления о том, что это за чертовщина. Как будто она прилетела к ним с другой планеты. Но это было лишь началом пути, приведшего их к богатству, о каком они не могли даже мечтать. Уже через два года они стали владельцами компании, более крупной, чем та, откуда они уволились после находки микросхемы. Одна из самых серьезных проблем, с которой они столкнулись в ходе становления компании, оказалось ее название. Множество уже существующих фирм использовали практически все сочетания слогов, звучащих «по-электронному». В один прекрасный день Джек вошел в офис, сияя радостной улыбкой, и объявил, что придумал подходящее название. Грег одобрил его выбор, и уже на следующий день они зарегистрировались под названием «Кибердайн Системз».

Вспоминая о прошлом, о той невероятной и запутанной цепи случайностей, приведшей их к успеху, Грег должен был впоследствии признать, что все было предопределено свыше.

СТО ДВАДЦАТЬ ШЕСТОЙ ДЕНЬ

БУЭНАВЕНТУРА, МЕХИКО, 7:46 УТРА

Солнце только вставало над зубчатой каймой далекой горной цепи, а равнина уже раскалилась от почти полуденного зноя. К тому же воздух был насыщен влагой. Погода, как это часто бывает в Мексике, неустойчивая, отрешенно думала Сара, проезжая в открытом джипе по дороге, которую лишь с натяжкой можно было назвать шоссе. Каштановые волосы женщины развевались на ветру, словно флаг. На коленях Сары, под намечающейся выпуклостью, которой суждено было стать Джоном Коннором, уютно примостился «Кольт Питон-365». Пистолет был заряжен. Сара прекрасно владела грозным оружием.

Рядом с ней сидела зевающая малышка Пагсли, мощная немецкая овчарка весом восемьдесят три фунта. Тренированный боец Пагсли был готов молниеносно расправиться со всяким, кто осмелится угрожать Саре хотя бы издалека. Его можно было воспитать кротким и послушным, но Сара не желала делать из собаки домашнее животное. Пес был ее оружием.

Эту ночь, как и несколько предыдущих, Сара провела за рулем. Разумеется, она понимала, что явись из будущего следующий Терминатор — а эту возможность нельзя было сбрасывать со счетов, — мрак ночи не спас бы ее. Она сама была себе защитой. Сара, как и прежде, была сдержана и спокойна, но теперь ее терзал навязчивый страх, что какая-нибудь случайность погубит то, что они с Ризом завоевали в жестокой борьбе. Она решила не подвергать свою жизнь опасности авто— и авиакатастроф или случайного насилия. Она во что бы то ни стало должна выжить.

Сара изменилась.

Дело не только в том, что она забеременела, хотя изменения произошли и в ее внешности. Бедра и груди приятно округлились, и Сара чувствовала, что она расцвела и похорошела. Но главными были отразившиеся в ее глазах внутренние перемены. Она отчетливо отличала ту себя, которой была раньше, от Сары, в которую превратилась в тот момент, когда ей сообщили об убийстве матери. Не могла она забыть и о трех кошмарных днях выпавшего на ее долю испытания. Душу Сары терзали воспоминания о происшедшей тогда трагедии. Чтобы не сойти с ума, ей пришлось укрыться в своей раковине и крепко-накрепко захлопнуть створки.

И лишь позже, окрепнув, Сара время от времени позволяла предаваться нахлынувшим воспоминаниям, оплакивая тот мир, которому предопределено было исчезнуть. От этого она становилась еще крепче, ибо ненависть — очень сильное и действенное орудие.

И Сара составила план. Выйдя из больницы, она истратила все свои скудные сбережения и мамину страховку на приобретение собаки, пистолета, джипа и отправилась в путь. На юг, до самой южной окраины Латинской Америки. Туда, где можно не опасаться ядерного удара. На овеваемое ветром прекрасное побережье под безоблачным небом. Там она собиралась родить и воспитывать его, готовя к предстоящей войне.

У Сары кончилось горючее. Прежде чем отправиться в горы, следовало наполнить бак, и она свернула на полуразвалившуюся заправку в пыльной ложбине у шоссе. Протянув руку к панели, выключила магнитофон, на который надиктовывала текст очередной главы книги. Книга должна была стать для ее сына руководством по выживанию, если с Сарой что-либо случится и она не сможет вырастить мальчика. Она спешила запечатлеть свои слова на пленке прежде, чем забудутся детали. Она уже многое забыла, и этого не вернуть, ибо прежняя Сара умерла, а мертвецы не воскресают. В некотором смысле Терминатору все же удалось убить ее.

Перед тем, как свернуть на заправку, Сара говорила в микрофон:

— Рассказать ли тебе о твоем отце? Это нелегко. А вдруг мой рассказ изменит твое будущее решение послать его в прошлое навстречу гибели? Но если ты не пошлешь его сюда, то не родишься сам.

Столкнувшись с парадоксом времени впервые, Сара ощутила слабость и головокружение. Если размышлять над этой загадкой, можно тронуться рассудком.

Сара выключила двигатель, засунула пистолет под сиденье и вышла из джипа размять ноги. Они пополнели, стали гораздо красивее, чем раньше, и шрам уже почти зажил, скрывая под собой штырь, скрепляющий кость, которая была перебита осколком Терминатора. Именно этот штырь киборг безуспешно искал в ногах убитых им Сар Коннор. Несчастные женщины. Порой Сара ощущала себя невольной виновницей их смерти. Словно они заплатили своей жизнью за какой-то ее проступок. Да, они погибли. А Сара еще не выполнила своей миссии.

Как это странно, думала Сара, творить историю и знать ее будущий результат. Это знание порождало в ней чувство собственной значимости и, одновременно, незначительности — словно она была марионеткой в руках судьбы. Простым звеном в причинной цепи.

Разумеется, она понимала, что все это не так просто. Ее жажда жизни и воля определили исход, который, в свою очередь, превратил эти особенности ее характера в один из элементов цепи. Змея пожирает свой хвост и будет пожирать его всегда.

Увидев, что Сара разглядывает бензоколонку, Пагсли тихонько зарычал и прижал уши. Вокруг больших колес джипа суетились кудахчущие цыплята. Станция представляла собой захламленный оазис в пустыне в двух километрах от маленького острова.

55
{"b":"9162","o":1}