ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Рука незнакомца дернулась, точно кобра в прыжке, и в следующую секунду винчестер оказался у него. Легкое, едва уловимое, но предельно точное движение, и Ллойд уже под прицелом собственного оружия. У него отвалилась челюсть. Он уже представил себе, что чувствует человек, которому выстрелом в упор разносят череп, когда незнакомец, все так же крепко и уверенно держа винтовку в одной руке, потянулся другой к Ллойду…

— Черт побери…

Незнакомец всего-навсего достал большие темные очки из кармана рубашки Ллойда, надел их, круто повернулся и зашагал к оставленному мотоциклу. Завел его сходу и рванул с места, разбрасывая во все стороны гравий.

Ллойд прислонился к дверному косяку, все еще не веря своему счастью. Он жив!

Дейн проводил взглядом скрывшийся в тумане мотоцикл и подумал, что за один день дважды побывал на волосок от смерти. Это было знамение свыше. Не сходя с места, он дал себе зарок никогда в жизни не помышлять о супружеской измене.

Карла оказалась лишь первой из множества еще ничего не подозревавших жителей Земли, чью жизнь случайно и бесповоротно изменило пришествие второго терминатора.

Его мотоцикл теперь с ревом несся по шоссе, переходящему в Пятую автостраду, ведущую к Лос-Анджелесу. Холодные, зеленовато-белые огни по обочинам автострады, похожие на вспышки трассирующих снарядов, бросали мятущиеся блики на бешено ревущий мотоцикл и на темные очки, прикрывающие лицо мотоциклиста.

ДВА ОСТИНА

ЛОС-АНДЖЕЛЕС, КАЛИФОРНИЯ, 4:58 УТРА

В густой тени под мостом Шестой улицы на исписанных всякой всячиной стенах кто-то вывел краской маленькие аккуратные буквы: «История мертва». Предсказание, можно сказать, выдающееся, учитывая все те странности, которые только-только начали происходить в окружающем мире. Эти надписи, сделанные такой же краской, появились в нескольких местах за городом. Например, на восточной окраине Лос-Анджелеса, где жили чиканос, возле стадиона Доджер, на стенах, окружающих обсерваторию Гриффита, и еще на вершине Голливудских холмов.

Никто не обратил внимания на эту надпись.

В Лос-Анджелесе всегда хватало прорицателей, предсказывающих различные варианты конца света, как естественные, так и спровоцированные самими людьми. Все эти бредни вместе с пальмами и смогом были частью местной экзотики. Лишь тот, кто расписал весь город этими словами, знал, что они означают. Может быть бессознательно, но знал.

Полицейский Джо Остин, Счастливчик Джо, который ездил под мостом со скоростью десять миль в час, патрулируя безлюдную улицу, определенно ничего такого не знал и знать не хотел. Его внимание было приковано к теням, мелькнувшим в свете фонаря его машины и перемахнувшим через ржавую металлическую ограду перед зданием с исписанной стеной. Он ненавидел патрулировать этот район в одиночку. Но на сегодняшней перекличке выяснилось, что его напарник слег с пищевым отравлением, а искать замену было поздно. Недавно здесь усилилась активность банды «Уайт Фенс». Вчера, на утреннем сеансе в кино на открытом воздухе, была ранена четырнадцатилетняя девочка и ее четырехлетний брат. Полиция вела поиск нескольких преступников, заподозренных в нападении. Эти ребята вооружены до зубов, гораздо лучше полицейских, это уж точно, и отнюдь не жаждут провести несколько лет в тюрьме. Потому нынешней ночью Остину было не до размышлений над судьбой человечества.

В нем рос страх. Однако, похоже, ему и в голову не приходило, чего следует опасаться. Вовсе не встречи с местным головорезом. Тот, кто представлял для него угрозу, родился не от женщины. Он появился на свет в вихре молний и был выброшен в жизнь минутным соитием двух временных зон, которые поменялись местами в нескончаемом потоке времени.

В нескольких ярдах впереди между домами вспыхнула бело-голубая молния. Остин прибавил скорость. Он все равно не успеет подъехать вовремя, чтобы заметить сверкающий шар, зависший в нескольких футах над землей. От поверхности шара исходили потоки энергии, которые расползались вверх и вниз по стенам зданий. Мусор вихрем взлетал вверх, выделывая всевозможные антраша, то исчезая, то появляясь в мерцающих пучках света. Пожарная лестница и железная площадка запасного выхода отсвечивали багрово-красным, будто внезапно раскалились от попадания этих пляшущих молний. Раздался треск, и наступила тьма — хоть глаз выколи. Затем — яркая вспышка. Остин чертыхнулся и резко нажал на тормоза, остановив машину как раз у границы электромагнитной аномалии. Если бы он проехал еще несколько футов, погасли бы фары и заглох мотор. Полицейский, как зачарованный, смотрел на странные блики, плясавшие на стенах. Вспышки быстро гасли.

Когда он вышел из машины, все вокруг уже успокоилось, только откуда-то доносился вой бродячего пса. Он сделал глубокий вздох. Озон.

Сердце Остина выпрыгивало из груди, будто он пробежал целую милю. Ни за какие коврижки не пойдет он в тот самый темный проулок один. Правда, на нем форма, к тому же он опытный профессионал. У него «беретта», 9-миллиметровый пистолет с пятнадцатью патронами. А что если замкнул трансформатор? Может возникнуть пожар. Остин сделал еще вздох, бормоча про себя проклятия, и шагнул в тень между двумя зданиями.

Он напряженно вглядывался в темноту, пытаясь различить хоть что-нибудь. Фонари не горели — то ли их отключили, то ли произошло замыкание — черт его знает, что Тут сейчас произошло. Над головой у него нависала бетонная громада моста Шестой авеню. Он шел прямо под мостом, направляясь к тупику за металлическим забором. Там, за этим забором, были только железнодорожные пути, а еще дальше — бетонное ложе реки Лос-Анджелес. Что-то непонятное творилось с этим забором. Полицейский сдвинул брови, когда луч его фонаря упал на идеально ровное отверстие в заграждении. Он подошел ближе и увидел, что края отверстия раскалены и дымятся. Рука привычно расстегнула кобуру и сжала рукоять пистолета. Полицейский посмотрел вниз. В дальнем конце забора зиял аккуратно вырезанный сферический кратер. Будто некая сила взяла и высверлила кусок асфальта. Остин с трудом подавил в себе желание бежать. Очень жаль, что ему удалось справиться со своим страхом. Иначе он прожил бы гораздо дольше.

Кто-то выскользнул из-за здания офиса. Странное, зловеще светящееся пятно. Остин почувствовал, что рядом находится живое существо. Мгновенная вспышка, словно кто-то вырвал из его потока сознания один светлый кадр. Удара он не почувствовал, лишь через некоторое время тупо осознал, что лежит лицом на земле. Разбитая об асфальт левая скула отзывалась болью. Чьи-то руки стаскивали с него форму. Из носа текла кровь. Казалось, все у него переломлено. Шея скрипела, будто между позвонками набился песок. Прежде, чем потерять сознание, он успел удивиться, для чего банде «Уайт Фенс» понадобилась его форма. Для чего бы ни понадобилась, ничего хорошего это не предвещает. Хотя теперь ему все равно. Это их дело. У него есть свои заботы…

Спокойно умереть, например.

Кот, забредший в проулок, увидел голого человека, который склонился над телом полицейского, ощупывая его форму. Крошечный мозг животного не смог осознать случившегося, но глаза увидели нечто странное. Голое тело человека становилось темно-синим, цвета формы, на груди вдруг заблестела серебряная бляха.

Животное в страхе метнулось прочь.

Спустя несколько минут нападавший подошел к машине. Он был в форме Остина и с его значком. Сев за руль, он осмотрел внутренность машины, приборы, управление. Все оказалось знакомым. Вид этой машины был запечатлен в его памяти, хотя он ее никогда не видел. Справа темнел экран компьютера МДТ-870, включенного в сеть ЭВМ полицейского управления. Он внимательно посмотрел на него. Прибор он видел впервые в жизни, но помнил каждую деталь электронной схемы. Протянул руку и нажал на клавиатуру. На экране возник список команд. Удовлетворенный, человек включил зажигание и бросил взгляд в зеркало обзора. Оттуда на него смотрело симпатичное, мужественное лицо, русые волосы подстрижены коротко, по-военному. Серо-голубые глаза смотрят пристально и внимательно, в их взгляде чувствуется уверенность.

10
{"b":"9163","o":1}