ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Судьба и впрямь склонна пошутить.

Т-1000 двинулся к главным воротам, возле которых толпились полицейские. Один из них, ехавший на мотоцикле, увидев офицера Остина, замедлил ход.

— Все в порядке?

Т-1000 понадобилось ровно четырнадцать микросекунд, чтобы оценить мотоцикл, после чего он сказал:

— Ба, вот это мотоцикл!

Никто из двадцати восьми полицейских и детективов не видел, как Т-1000 укатил на мотоцикле. А тело настоящего полицейского обнаружили только через несколько часов — в баке для мусора. И никому даже в голову не пришло, что это убийство каким-то образом связано с офицером Остином. Что на всей земле «он» был самым опасным механизмом, получившим задание одним удачно нанесенным ударом свести счеты с человечеством.

Полицейские были слишком заняты тем, что записывали фамилии возможных свидетелей.

В ЛОГОВЕ

ЗА ЛА МЕСА, КАЛИФОРНИЯ, 04:16 УТРА

Терминатор гнал машину, не сбавляя скорости. Сара все еще размышляла над тем, что только услышала — она уже немного успокоилась, сосредоточилась и превратилась в Сару-стратега, интересующегося всем на свете.

— А этот Т-1000… что происходит, когда по нему стреляешь?

— Баллистическое проникновение приводит его в гидростатический шок, но всего лишь на две-три секунды. Судя по последним наблюдениям, он может менять свою молекулярную структуру и переходить в жидкое состояние, что позволяет пулям проходить сквозь него. И менять свою внешность.

— Его можно уничтожить?

— Неизвестно. Однако, весьма вероятно, что при затвердевании, когда Т-1000 нужно превратить в оружие собственную конечность или пойти в бой, его молекулярная структура становится хрупкой. Тогда-то он, наверное, наиболее уязвим для ударной волны.

Несколько мгновений они ехали молча, затем Сара что-то увидела впереди: какой-то неоновый свет в темноте.

— Заезжай туда. Нам нужно избавиться от этой машины.

Терминатор заехал на заправочную станцию «Бентик Петролеум». Над ней горела неоновая вывеска, но никого не было видно. Они медленно проехали мимо пустой конторки. В одном окне была табличка: «ПО ВОСКРЕСЕНЬЯМ ЗАКРЫТО». Они подкатили к задней двери гаража.

Терминатор вылез из машины, резким движением сбил замок с двери и открыл его. Сара скользнула за баранку и загнала машину в гараж. Терминатор закрыл за ними дверь.

На мгновение они оказались в блаженной безопасности.

Сара включила свет. Они с Терминатором посмотрели друг на друга. Он был весь в ранах, которые кровоточили. У Сары пропиталась кровью сорочка — она была ранена в лопатку.

— Ну и видок у тебя, — бросила Сара. — Чучело, да и только.

Терминатор запустил эти слова на экран и просмотрел целый список разговорной речи. За долю секунды выбрал нужное и сказал вслух:

— Ты не лучше.

Сара чуть было не улыбнулась.

Вскоре они вскрыли в конторке аптечку первой медицинской помощи и взяли несколько не слишком грязных бинтов, пузырек со спиртом для растирания и кое-какие инструменты. Терминатор промакнул раны, и Джон протянул ему чистый бинт.

Сара сидела на пустом ящике рядом с киборгом. Тонким проводом, снятым с обмотки генератора переменного тока, Терминатор накладывал ей на рану шов. Прежде чем начать операцию, Терминатор прокалил провод паяльной лампой, и теперь он отливал тускло-красным. Саре вспомнилось, что говорил ей когда-то Кайл: боль можно подчинить себе, сублимировать, разложить на составные части. Перед ее мысленным взором возникло лицо Кайла, кольнуло сердце, помутился разум. Нет, нужно забыть обо всем, обо всем — ее разум ей еще пригодится. Терминатор с точностью машины продевал проволоку сквозь ее бледную кожу, пользуясь иглообразными щипцами.

На какие составные части можно разложить эту боль?..

Терминатор улавливал малейшие изменения в ее лице, вызванные болью, и автоматически реагировал на них, стараясь облегчить ей страдания. Сара почувствовала, что уже не так больно. Она не знала, что это заслуга киборга, но так или иначе ей бы все равно не пришло в голову его поблагодарить.

Он небрежно бросил:

— Я хорошо разбираюсь в человеческой анатомии.

Пускай она немного расслабится, думал он, пусть ее сердце бьется не так учащенно — иначе она потеряет много крови.

Это не сработало. Сара уставилась на Терминатора, пульс участился, она едва скрывала враждебность. Ей не нравилось, что он так близко от нее, не говоря уже о том, что он причинял ей боль.

— Ну еще бы. Благодаря этому из тебя вышел такой отменный убийца, верно?

— Совершенно верно, — бесстрастным тоном ответил Терминатор, продолжая накладывать ей швы.

Джон не спускал с них глаз. Он был благодарен Терминатору за то, что тот лечит мать, но не понимал, почему она испытывает к нему враждебность.

В конце концов киборг — всего-навсего инструмент, запрограммированный Джоном в будущем, чтобы защитить их сейчас. Терминаторы не обязательно должны быть злы — все зависит от того, как их использовать. Равно как и оружие. Ему хотелось объяснить это Саре, но для этого было явно неподходящее время.

Через несколько минут настала очередь киборга. Его кожаная куртка была вся в дырках от пуль. Сара с Джоном стащили ее с него и увидели широкую мускулистую спину, покрытую множеством кровоточащих дырочек. Руки и ноги тоже были в ранах. К счастью, все они были от пуль девятого калибра — маленькие, поверхностные.

— Больно? — спросил Джон.

— Я ощущаю повреждения. Вероятно, данные, поступающие ко мне, можно назвать болью.

Сара принялась промывать ранки спиртом, и ей вдруг вспомнилось, как однажды холодной ночью она неумело перевязывала рану одному молодому человеку в канализационной трубе. В тот раз она впервые перевязывала рану в боевых условиях. Молодой человек похвалил ее. И…

Снова это лицо! Оно хочет завладеть ее сердцем. Нет, все пути к нему отрезаны. Да, это оказалось гораздо больнее, чем покалывание в ее теперь уже перевязанной руке, но что поделаешь? Она подыскала слова, позволяющие ей вернуться к мрачной действительности.

— Раны заживут?

— Да.

— Рада это слышать. Какой нам от тебя прок, если ты не будешь похож на человека?

Она совала щипцы в его окровавленные раны, находила расплющившиеся при ударе об эндоскелет пули и вытаскивала их. Пули со звоном падали в стакан.

До Джона уже стало доходить, с чем они имеют дело. Человек-машина, которого нельзя убить при помощи пули, по сути бессмертен.

Он спросил:

— А ты долго живешь? Я хочу сказать, на сколько тебя хватает?

— При нормальных условиях на сто двадцать лет на одной батарейке.

Сара извлекла последние пули. Стакан был почти полон. Она принялась накладывать швы на ранки, тоже пользуясь проволокой. Джон в молчаливом изумлении наблюдал за ней.

Два воина, деловито латающие друг друга.

— А ты можешь учиться? С тем чтобы быть… стать… ну, в общем, более человечным. Не таким холодным.

— Мой ЦП [центральный процессор] — процессор нейросети, то есть компьютер, способный к обучению. Однако, когда нас посылают одних, Небесная Сеть программирует нас «только читать».

— Не хочет, значит, чтобы вы слишком много думали, да?

В его ответе не было никакой иронии, всего лишь факт:

— Да.

— Слушай, а мы не могли бы переставить переключатель?

Сара с любопытством смотрела на Терминатора.

— Смогли бы, — ответил киборг.

Выслушав инструкции Терминатора по предварительному доступу, Сара отыскала скальпель и принялась вскрывать его череп на темени. Когда он велел ей расширить кровоточащий надрез и отыскать порт обслуживания ЦП в хромированном черепе под скальпом, голос у него оставался все таким же ровным и бесстрастным.

— А теперь вскрой крышку порта.

Джону пришлось воспользоваться тряпочкой, чтобы стирать кровь. Отвинчивать крышку порта Саре пришлось отверткой механика гаража, работающей на сжатом воздухе.

Наблюдая за ее работой в зеркало, принесенное Джоном из умывальни, Терминатор видел цифровое изображение. Сара ждала дальнейших указаний, ее руки были заляпаны кровью.

31
{"b":"9163","o":1}