ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Генерал наконец оторвал взгляд от дымящейся камеры, и все заметили, что он как будто постарел. Лицо осунулось, черты заострились. Он положил руку на плечо Фуэнтеса, словно ища поддержки. Фуэнтес никогда бы не поверил, что ему доведется когда-нибудь увидеть командира сломленным. Он знал, Джон часто бывает измученным, что его гнетет одиночество, но таким не видел его никогда. Фуэнтес крикнул по-испански стоявшим позади минерам:

— Ставьте взрывные устройства. Пусть все это летит к чертовой матери.

Джон наконец совладал с собой.

— Не торопись, — сказал он, покачав головой. — У нас осталось еще одно дело. — Он обернулся к Уинну. — Что показывают приборы?

Уинн взглянул на карманный счетчик, висевший у него на поясе, затем удивленно уставился на Джона.

— Все, как вы и говорили.

Джон глубоко вздохнул. Совсем рядом неумолимо вершилась живая история. Он повернулся и вышел из комнаты. Уинн направился было за ним, но Фуэнтес, не понявший ни слова из их разговора, остановил электронщика.

— О каких показаниях идет речь?

Уинн снова взглянул на счетчик.

— Такой сигнал возникает, когда происходит смещение во времени. Пока мы шли сюда, счетчик зарегистрировал два подобных сигнала.

Уинн вышел из комнаты, Фуэнтес направился за ним.

— Что там за история с двумя сигналами?

— Первый раздался при переброске Терминатора в восемьдесят четвертый год.

Уинн торопился, догоняя генерала. Фуэнтес не отставал от него.

— Ну, а второй?

— Похоже, существует еще один Терминатор.

Шаги Джона гулко отдавались в безлюдном тоннеле. Фуэнтес и Уинн едва поспевали за ним. Люди шли бесчисленными галереями, заполненными неподвижными роботами. Этой коллекции сложнейшей боевой техники, созданной Сетью, нет цены. Чтобы разобраться в ней, опытным электронщикам Джона понадобятся годы и годы. И лишь после того, как будет изучена каждая машина и понято ее назначение, Джон примет решение либо уничтожить роботов, либо сохранить их для нового общества, которое возродится на пепелище войны. Прошлый опыт навряд ли здесь пригодится — ведь он умел только уничтожать машины. О том, что ждет его завтра, Джон не имел понятия. Подходя к массивной стальной двери в конце коридора, он вдруг почувствовал, как оживают неясные воспоминания. И понял, что за этой дверью разгадка его судьбы. Открыв эту дверь, он получит ответ на вопрос, преследовавший его всю жизнь. Сбудется ли предсказание до конца?

Уинн подошел к двери и набрал на пульте код, снятый им с внутренней клеммы подбитого ОУ. Замки автоматически открылись. Дверь со скрежетом подалась, и поток воздуха с шипением ринулся в вакуум. Джон шагнул через порог, посветил фонарем в глубь комнаты и застыл на месте. Фуэнтес и Уинн тоже включили карманные фонари.

Перед ними высился металлический пресс, заполнивший собой все пространство от пола до потолка. Его опутывала паутина шлангов, тянувшихся от стены. Пригибаясь, чтобы не задеть шланги, люди приблизились к прессу и остановились перед парой двадцатитонных пластин, между которыми был неширокий просвет, как раз достаточный для того, чтобы там мог поместиться человек. При внимательном рассмотрении им стало ясно, что просвет между пластинами похож на очертания человеческой фигуры. Джон изучал блестящую капельку, которую заметил на краю полукруга, соответствовавшего уровню человеческой шеи. Он дотронулся до этого места концом ствола. Что-то похожее на ртуть блеснуло на темной поверхности ствола и тут же исчезло, точно впиталось в металл. Джон протянул автомат своим спутникам. Те посветили на ствол, но ничего не увидели.

— Куда оно делось? — недоумевал Фуэнтес.

Уинн рассматривал кончик ствола с благоговением человека, ожидающего явления Господа. Он разглядел крохотное, толщиной не более одного-двух миллиметров, вздутие на окружности ствола, как раз там, где на металл попала блестящая капля.

— Вот оно, — сказал Уинн. — Мне кажется, вещество соединилось с металлом и восприняло все его свойства. Интересно…

Если у Джона еще оставались колебания насчет того, как поступить, то теперь они исчезли. Настал момент сделать последний ход в поединке, который он вел с Сетью целых пятнадцать лет. Он знал многое из того, что произойдет в будущем, но это знание простиралось лишь до определенного момента во времени, после которого он уже не мог предсказать будущее, а точнее, вспомнить о том, что должно было произойти. Лезвие ножа, вырезавшее на столешнице старого походного столика надпись «Судьбы нет», прочертило границу между тем, что, как он знал, случилось и тем, что могло случиться. Ожидает ли гибель его самого? Возвратится ли все опять на круги своя? Или?..

Впервые за всю сознательную жизнь он не знал ответа на свои вопросы. В душе зашевелились недобрые предчувствия, когда, передав оружие Уинну, он двинулся в темную глубину комнаты и остановился перед тяжелой стальной дверью, покрытой тонким слоем подтаявшей изморози. Джон набрал код и подождал. Дверь отворилась, ломая сковывавшую ее ледяную печать точно хрупкое стекло. Шагнуть через порог он не успел. Фуэнтес отстранил его и вошел первым, держа оружие наизготовку. Изо рта у него шел пар. Они оказались в морозильной камере. Ошеломленный Фуэнтес застыл на месте: со стальных крючьев на потолке свисали нагие тела. Джон посветил фонариком. Сотни мужских и женских тел, по десять в каждом ряду, но самое поразительное, что в каждом ряду они были совершенно о_д_и_н_а_к_о_в_ы_е_.

— Терминаторы! — прошептал Фуэнтес, держа палец на спусковом крючке.

Джон прошел через этот мертвый лес тел и в задумчивости остановился, всматриваясь в лица. Он не нашел того, что искал. Может быть следующий ряд? Тоже нет. Странно… Он пошел дальше. И вдруг остановился. Лица терминаторов, похожих друг на друга, точно две капли воды, показались ему удивительно знакомыми. Крупные, мужественные черты, при взгляде на которые замерло сердце.

Это был он, Джон Коннор.

Только моложе. Из того давнего и далекого далека, в котором Судный День был еще за горами, и мир на несколько шагов отстоял от края смертельной пропасти. Глаза Джона заблестели. Вот какой конец уготован ему. Ничего хорошего впереди его не ждет. Точно так же, как и сержанта Риза.

Резкий голос Фуэнтеса вернул генерала к действительности.

— Я им сейчас устрою праздничный салют!

Фуэнтес только сейчас обратил внимание на выражение отрешенности на лице генерала.

— Случилось что-нибудь?

Джон показал на ближайшего из терминаторов. Глаза его были прикрыты, но терминатор не спал — он ждал своего часа. Генерал перевел взгляд на Фуэнтеса и усталым шепотом произнес загадочную фразу:

— С переброской во времени есть одна закавыка. Все дело в том, что до конца еще далеко даже тогда, когда все уже кончено.

И Джон поспешил вернуться к Уинну, все еще стоявшему возле двери. Фуэнтес слышал, как они возбужденно обмениваются какой-то технической тарабарщиной. «Занимаются не тем, чем надо, — раздраженно подумал он. — Война окончена. Победа за нами. Разве не так?»

ГРОЗА

МЕСТО ДЕЙСТВИЯ: КАЛИФОРНИЯ, СЕЙЧАС, 3:14 НОЧИ

Дейн Шорт размечтался о прелестях младшей сестры своей жены. Опасная вещь — подобные мысли, и не только потому, что могут завести черт знает куда, — дело в том, что он предавался своим фантазиям за рулем мощного трейлера, одолевавшего коварный спуск во внезапно сгустившемся тумане. Он как раз представлял себе соблазнительные груди Денизы, когда прямо перед ним из тумана возникли задние огни машины. Он резко нажал на педаль, тормоза отвратительно взвизгнули, часто-часто задрожала кабина. Шины тридцативосьмитонной махины с грузом замороженного лимонада в рефрижераторе прочертили на асфальте черные полосы. Он сбросил скорость и включил первую передачу. Он всякий раз вздрагивал, когда груз кренился в его сторону. Выброс адреналина в кровь — и вот он уже ясно представляет себе, как его грузовик, прыгнув точно разъяренный скорпион, крушит боковое ограждение, скатывается на насыпь четырнадцатой автострады и летит вниз, по насыпи на скалы Васкес…

7
{"b":"9163","o":1}