ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Голый человек увидел, что вокруг Роберта формируется пульсирующий электронный контур. Тысячи цифр стремительно замелькали на экране его внутреннего зрения. Мгновенный анализ одежды Роберта показывал, что он водит мотоцикл.

На полную характеристику Роберта ушло каких-нибудь две секунды.

Роберт осклабился, демонстрируя редкие гнилые зубы. Его язык заплетался от изрядной дозы выпитого:

— Этот парень знает, как легче пережить жару.

Два его приятеля нервно хмыкнули.

В первое мгновение незнакомец никак не прореагировал на эти слова, затем вежливо, но без всяких эмоций, произнес:

— Мне нужна твоя одежда, обувь и твой мотоцикл.

Роберт сощурился, оглянулся на своих дружков. Те выжидательно смотрели на него. И тогда Роберт решил устроить небольшой спектакль. Он сделал глубокую затяжку, такую глубокую, что кончик сигареты раскалился докрасна, затем повернулся к незнакомцу:

— Ты забыл сказать «пожалуйста».

Друзья Роберта снова захихикали, на этот раз громче и увереннее. Они чувствовали, что этот парень в драку не полезет. Несмотря на мускулистое тело, он стоит как идиот, и выражение лица у него самое идиотское. Должно быть, псих.

А психов Роберт не любил. Они напоминали ему о его собственном придурковатом папаше. И потом ему не терпелось продолжить игру. Послышалось тихое шипение, какое бывает, когда на сковородке жарится омлет. Затем повисла гнетущая тишина.

Именно эта тишина вывела Дейна из задумчивости. Подняв голову, он с изумлением увидел совершенно голого посетителя. В груди человека зияло обугленное дымящееся отверстие, но сам он, как ни странно, не обнаруживал малейших признаков боли. Дальше все случилось так быстро, что показалось Дейну почти нереальным. Почти.

Голый человек спокойно протянул руку и сжал ею Роберта. Мотоциклист почувствовал, как невероятно сильные, точно клещи, пальцы буквально рвут его тело, и завопил во всю мощь своих легких.

Один из приятелей Роберта схватил за тонкий конец кий и размахнулся им. Кий описал широкую дугу и, ударившись о затылок незнакомца, разломился на две половины.

Невероятно, но обнаженный человек не прореагировал и на этот удар. Даже глазом не моргнул. Не выпуская Роберта, он отвел руку назад, ухватил биллиардного вояку за полу куртки и вышвырнул в окно. Стекло хрустнуло, и мотоциклист тяжело плюхнулся на асфальт.

Стремительное движение — и незнакомец высоко поднял Роберта, который весил полных двести тридцать фунтов, над стойкой бара и швырнул его через окно на кухню. Роберт угодил в огромную жаровню. Раскаленный металл обжег ему кожу, запах паленого разнесся по залу. Роберт взвыл, подскочил и свалился на пол, катаясь, как огромный горящий шар.

Третий мотоциклист взмахнул ножом с шестидюймовым лезвием и полоснул незнакомца по лицу. Тот схватился за острое, как бритва, лезвие голой рукой и вырвал нож у нападавшего. В мгновение ока он подбросил нож в воздух, перевернув рукояткой к себе и, крутанувшись точно лопасть вентилятора, швырнул нападавшего лицом прямо на стойку бара. Лезвие ножа блеснуло над поверженной, распростертой фигурой и с размаху пригвоздило плечо нападавшего к стойке.

Дейн и глазом не успел моргнуть, как все было кончено. Он был так потрясен, что не мог двигаться и только наблюдал, как голый человек зашел за стойку бара, оттеснил плечом Ллойда и двинулся на кухню. Дело было не только в том, что все произошло так стремительно. И даже не в том, что детина был явно круче этих троих очень крутых парней. Поражала страшная, ничем не объяснимая, холодная жестокость незнакомца. Он определенно не в себе. А с ненормальным, да еще действующим с такой жестокостью, шутки плохи.

Во всяком случае повар-мексиканец считает именно так — он в испуге попятился от незнакомца, направившегося прямо к Роберту, который, изрыгая ругательства, корчился на полу от боли. Когда на него упала огромная тень, мотоциклист поднял глаза. Завывая как раненое животное, попытался листать из внутреннего кармана потрепанной кожаной куртки кольт 45 калибра военного образца. Но его чуть ли не до кости обожженные пальцы не смогли нажать на спусковой крючок. Незнакомец ударил его по руке — небрежно, точно муху прихлопнул — и нагнулся за оружием. Ужас охватил Роберта, когда он увидел, как незнакомец поднял пистолет. Но он и не думал целиться в Роберта — его заинтересовало само оружие. В течение секунды, которую его электронный мозг продлил до невероятных размеров, он изучал калибр и рабочее состояние пистолета. Судя по всему, ему и в голову не пришло стрелять в лежавшего на полу человека. Жертва была на время выведена из строя. Уничтожение ее означало бы неразумное использование силы, излишнюю трату энергии. Ему нужно было лишь то, что он потребовал у Роберта в самом начале. Не более. Он уставился на лежащего на полу человека неподвижным, лишенным всякого выражения взглядом.

Мотоциклист содрогнулся, его мозг лихорадочно заработал, пытаясь во что бы то ни стало найти выход. Вопрос о дальнейшем сопротивлении отпал сам собой. Теперь, когда голый придурок с такой легкостью отобрал у него пистолет, сопротивляться бесполезно. У него нет выбора. Едва шевеля рукой, на которой уже начал вздуваться волдырь, и морщась от нестерпимой боли, он полез в карман за ключами от мотоцикла. Швырнув их к ногам придурка, Роберт начал снимать куртку, кусая губы от адской боли, причиняемой сломанным ребром.

Дейн собрался было покинуть зал, но незнакомец вышел из кухни, одетый в черную кожаную куртку мотоциклиста, кожаные штаны и тяжелые бутсы с грубыми рантами. Словно издеваясь над людьми, он направился к группке посетителей, окружавших все еще пригвожденного к стойке жалобно стонущего человека. Перед ним все как один расступались. Он на ходу рывком выдернул нож из плеча залитого кровью, обезумевшего от боли человека, который тут же рухнул на пол, а незнакомец все так же невозмутимо проследовал к двери. Никто не отважился преградить ему путь. Когда он проходил мимо Дейна, тот, дрожа от страха, выдавил: «Добрый вечер». Незнакомец повернул к нему голову, которая была точно на шарнирах. Его безжизненный взгляд на долю секунды задержался на Дейне, но эта доля секунды показалась последнему вечностью. Подойдя к двери, незнакомец толкнул ее и вышел. Дверь с грохотом захлопнулась.

Дейн вздрогнул и вытер со лба пот. О Боже, неужто все кончилось?

Он подошел к окну, едва переставляя ноги. Остальные посетители молча потянулись за ним. Они в испуге наблюдали, как незнакомец пересек площадку для парковки, направляясь к мотоциклам. Один только Ллойд не торопился присоединиться к зевакам. Он взглянул на лежавшего на полу в луже крови мотоциклиста, стянул с себя передник, метнулся за стойку бара и схватил какой-то предмет, припрятанный в укромном месте.

А незнакомец между тем подошел к мотоциклам. Засунув за пояс кольт, попытался завести тот, что был ближе к нему. Ключ не подходил. Не выказывая ни раздражения, ни тревоги, повернулся к соседнему мотоциклу. Ключ подошел сразу. Он перебросил ногу через сиденье «Харли-1380». За такую настоящий любитель отвалил бы хорошие деньги. Пришелец хорошо знал, что ему нужно. Он мог бы в мгновение ока выложить исчерпывающую характеристику каждого блока и каждой детали этого мотоцикла. Но… он не просто любитель. Эту машину он выбрал из-за ее надежности, скорости, выносливости, ибо задание, которое ему предстояло выполнить, требовало именно этих качеств.

Он сунул нож за голенище сапога и с силой нажал на педаль. Двигатель отозвался хриплым ревом, от которого завибрировал металлический корпус. Незнакомец изредка вглядывался в быстро рассеивающийся туман и пытался завести могучий двигатель.

Однако не успел он выжать сцепление, как на пороге бара вырос Ллойд с винчестером 10 калибра в руках. Он выстрелил в воздух, и эхо выстрела заглушило рев мотора. Ллойд прицелился в спину незнакомца.

— Я не позволю украсть чужой мотоцикл! Эй ты, сукин сын, слазь, не то я продырявлю тебе шкуру!

Человек повернулся и невозмутимо уставился на Ллойда. Секунду спустя двигатель умолк. Незнакомец соскочил с сиденья и направился к владельцу ресторанчика. Ллойд застыл на месте, полный гнева и страха. Он не спускал взгляда с приближающегося незнакомца, который, не мигая, смотрел в дуло винтовки. Утирая застилавший глаза пот, Ллойд лихорадочно соображал, стоит ли хладнокровно убивать человека из-за куска железа, к тому же не своего. Конечно, он не может допустить, чтобы этот малый терроризировал его клиентов, да еще тырил их собственность. Это его территория. И каждый, кто переступает порог его заведения, должен об этом помнить. Иначе он потеряет клиентуру и пойдет ко дну. Но с другой стороны…

9
{"b":"9163","o":1}