ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Спасибо. Я расшифрую сегодняшнюю стенограмму, напечатаю, и завтра вы сможете ее забрать.

— Я не намерен сдаваться, Эйлин.

— Извините… что?

Поль посмотрел на нее с высоты своего внушительного роста, скользнув взглядом по миловидному лицу, по густым волосам.

— Я очень хочу вас. — Он поднял руку и убрал с щеки Эйлин шелковистую прядь.

— Это… совершенно ничего не значит. Найдется немало женщин, которые с готовностью прыгнут в вашу постель, — быстро сказала Эйлин, чувствуя, как ей вдруг стало не хватать воздуха.

— Вам не кажется, что вы зациклились на мне и на постели? — задумчиво спросил Поль.

— Послушайте…

— Однако я не против, — милостиво продолжал он. — Можете фантазировать, как вам заблагорассудится, но, уверяю, когда это случится, действительность превзойдет ваши самые безумные мечты.

— Я уже сказала, что этого не будет!

Поль сел в машину и включил зажигание. В следующую секунду «ягуар» сорвался с места и понесся по улице, не обращая внимания на менее быстроходных собратьев.

Несколько минут Эйлин смотрела вслед быстро удаляющемуся автомобилю. Поль пугает меня, подумала Эйлин и тут же решительно покачала головой. Нет, не пугает. Конечно, я его не боюсь! Может быть, меня испугала собственная реакция на него, но это совсем другое дело. Себя я могу контролировать. Могу. И буду.

Эйлин кивнула, словно закрепляя собственную решимость. Да, все будет в порядке. Хватит с нее романов. До конца жизни. Как только у Фрэнка все наладится, возможно, через два-три месяца, она обратит все энергию на свою карьеру и будет работать до седьмого пота, пока не достигнет всех поставленных целей.

Войдя в офис, Эйлин с таким ожесточением сбросила сапоги, как будто только они и были единственным источником всех ее нынешних проблем. Надо заняться стенограммой, надо подумать, как устроить праздник детям, надо немедленно приниматься за работу. Надо, но…

Эйлин села за стол и невидяще уставилась на бумаги. Сегодняшняя встреча с Полем невольно всколыхнула воспоминания, лежавшие в глубинных тайниках под надежным замком.

Роберт Доул. Его родители жили по соседству с Фрэнком и Нэнси, и Эйлин познакомилась с Робертом в первый же день, как стала жить в семье брата. Познакомилась и подружилась, поскольку Роберт был старше ее всего на два года. Эйлин очень дорожила этой дружбой, благодаря которой постепенно зарубцовывалась рана, вызванная потерей родителей.

Когда Эйлин поделилась с Робертом своими планами получить специальность экономиста, он с энтузиазмом поддержал ее. Они будут видеться по выходным, потом Эйлин получит диплом, устроится на работу, и тогда можно подумать о будущем. Уютный домик с садом, отпуска за границей, дети, двое или четверо, — так представляла свою жизнь после университета Эйлин. Однако шутница судьба вскоре преподнесла ей сюрприз. Оказывается, Стефани Харвей, единственная дочь владельца конюшни, где работал Роберт, давно «положила глаз» на жениха Эйлин.

Даже сейчас, по прошествии нескольких лет, воспоминание отозвалось в сердце Эйлин глухой болью. Она поджала губы. Что ж, по крайней мере, она не отдала свою девственность недостойному мерзавцу. Предательство Роберта, тем не менее, оставило в ее душе шрамы, глубину которых она не осознавала, пока не встретила Поля Дасте.

Он сказочно богат, самоуверен и беспринципен — почти как Стефани Харвей. Он думает, что, стоит ему только захотеть чего-то, и все склонятся перед его волей, потому что за свои деньги он может купить и продать все. И люди для него тоже объект купли-продажи. Что ж, мистера Дасте ждет сюрприз. Бирюзовые глаза Эйлин вспыхнули, и все еще жившее в ней ощущение его поцелуя бесследно сгорело в этом пламени.

У людей вроде Стефани Харвей и Поля Дасте нет души, нет совести. Они шагают по телам тех, кто встретится им на пути, и не замечают, что втаптывают кого-то в грязь. Их Бог — деньги, они приносят на алтарь своего божества все, чего хочется, и только это имеет для них значение. И Леви-Вэлли прекрасный тому пример.

— Ненавижу Поля Дасте! — громко сказала Эйлин. — И чем скорее он смирится с этим, тем лучше для нас обоих.

Она раскрыла блокнот со стенограммой, заправила лист бумаги в пишущую машинку и приступила к работе, твердо решив не думать больше о человеке по имени Поль Дасте.

5

Злость придала Эйлин сил, и она справилась с работой за два часа. Еще час ушел на расчеты с рабочими и сортировку корреспонденции. В начале пятого Эйлин услышала, как открылась дверь.

— Фрэнк, где ты пропа… — Она подняла голову и осеклась — в дверях стоял Поль Дасте и откровенно любовался ею.

Зачарованная его взглядом, Эйлин молча смотрела на Поля и думала о том, что оглушительный стук ее сердца, должно быть, слышен за пределами офиса.

— Я думала, пришел Фрэнк, — пробормотала наконец Эйлин.

— Но, как видите, это я. — Поль улыбнулся.

— А вы знаете, где он?

— Мы немного задержались на стройплощадке. Он должен появиться через пару минут, потому что уехал сразу вслед за мной.

Эйлин, весьма кстати вспомнив об обязанностях секретарши, кивнула и, сумев, наконец, оторвать взгляд от Поля, указала на большой белый конверт.

— Расшифровка стенограммы готова. Надеюсь, я ничего не пропустила и…

— Вы невероятно милы и без какой-либо косметики. Большинство знакомых мне женщин наносят боевую раскраску, еще не выбравшись утром из постели.

Да уж, несомненно, опыт у тебя большой, язвительно подумала Эйлин и вежливо улыбнулась.

— Неужели? Так вот, что касается западной стороны стройплощадки, где, как сказал архитектор…

— К черту архитектора. — Поль подошел ближе и, когда Эйлин удивленно посмотрела на него, мягко спросил: — Поужинаем сегодня вместе?

Да он сумасшедший! Эйлин уставилась на него и тут же почувствовала, как вспыхнули ее щеки, а тело словно зазвенело. Стремясь подавить предательскую реакцию на сокрушительное мужское обаяние, Эйлин резче, чем следовало, ответила:

— Об этом не может быть и речи. По-моему, утром я дала это понять достаточно ясно.

— А не поможет, если я вас еще раз поцелую? — словно размышляя вслух, спросил Поль.

Только попробуй! Быстро узнаешь что почем, когда тебя стукнут по голове дыроколом. Поль, правильно истолковав взгляд Эйлин, задумчиво кивнул и сам ответил:

— Наверное, нет.

— А теперь, если мы с вами все выяснили, давайте закончим разговор, у меня еще много работы, — сердито бросила Эйлин.

— Закончим? Да мы еще и не начинали ничего!

Какая у него мерзкая, гадкая… нахальная улыбка!

— Ошибаетесь, — твердо возразила Эйлин. — У меня нет времени пикироваться с вами, Поль.

— Ну так отложите дела и поужинайте со мной, — незамедлительно нашелся он.

Черт, как вбить в эту тупую голову, что я скорее соглашусь отужинать с голодным тигром?!

— Нет, — отрезала Эйлин. — Я привыкла ужинать дома. Дети рассказывают, как прошел день, а потом мы вместе садимся за стол. Им надо, чтобы кто-то был в это время дома, подбодрил их, приласкал.

— И у вас нет ни одного свободного вечера?

— Нет.

— Тогда я заеду за вами около девяти, хорошо? Когда дети уже будут спать.

— Говорю вам в последний раз, я не собираюсь с вами ужинать! — Эйлин уже начинала не на шутку злиться.

В этот момент в офисе появился Фрэнк. Эйлин заметила, как брат замер у двери, перевел взгляд с ее разгоряченного лица на бесстрастное лицо Поля и лишь затем спросил:

— Проблемы?

— Нет, никаких, — как ни в чем не бывало ответил Поль. — Я попросил Эйлин поужинать со мной сегодня вечером, но она отказалась, потому что нужна сейчас детям.

Фрэнк пожал плечами:

— Эйлин, тебе вовсе необязательно…

— Я так хочу! — резко оборвала она протесты брата.

— Поль, если у вас нет на сегодня определенных планов, то почему бы вам не составить нам компанию вечером? — тут же спросил Фрэнк. — Правда, должен предупредить: по вечерам дети всегда довольно возбуждены и покою вам не дадут. Но мы будем рады видеть вас у нас в гостях.

10
{"b":"9168","o":1}