ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

8

Шли дни, май сменился знойным июнем. Вопреки ожиданиям Эйлин Поль, похоже, смирился с положением друга семьи и не прикладывал особых усилий, чтобы стать своим в семье Стейвор.

Правда, он настоял на том, чтобы профинансировать еще один проект, от участия в котором Фрэнк наверняка отказался бы, если бы не великодушная помощь Поля. Иногда Поль заглядывал на чашку кофе или на ужин, вызывая восторг обожавших его Сузан и Вилли.

Эйлин оставила, как и планировала, работу у брата и перешла в фирму, где ей как экономисту платили вдвое больше того, что она получала у Фрэнка. Эйлин не вникала в детали взаимоотношений брата и Поля, но, судя по словам Фрэнка, у них были грандиозные планы относительно сотрудничества. Успехи в бизнесе помогли Фрэнку примириться с потерей Нэнси. Эйлин радовалась этому. Брат очень занят, но при этом находил время, чтобы чаще бывать с детьми. Фрэнк снова встал на ноги, Сузан и Вилли повеселели, и Эйлин признавала, что все эти позитивные перемены в немалой степени связаны с Полем Дасте. Так почему же, спрашивала себя Эйлин, зная все это и принимая Поля в качестве друга, я испытываю нарастающее неудовлетворение сложившимся статус-кво?

Встречается ли он с женщинами? Конечно, встречается. Он просто обязан вести определенный стиль жизни, рассудила Эйлин. Чего Поль не делал, так это не пытался соблазнить меня! Я предложила быть друзьями, и вот мы друзья. Возможно, он видит во мне еще одного Фрэнка, только женского пола.

Как-то в субботу, когда Фрэнк после завтрака повез детей на урок плавания, Эйлин осталась в доме одна. Она посмотрела на неубранный стол, на мойку с грязной посудой и вздохнула. Нужно прибраться в кухне, а потом ее ждет обычная субботняя уборка. Еще сменить четыре комплекта постельного белья и разморозить холодильник… Словом, бесконечный круговорот работы. Разве это жизнь? Эйлин скорчила гримасу. Мне двадцать три, а не восемьдесят три. Я хочу наслаждаться жизнью, чувствовать себя свободной, веселиться!

— О, перестань! — Собственный голос показался ей резким и неприятным, Эйлин вдруг пришла в ужас от своего эгоизма. — Ради Бога, подумай о Фрэнке и детях. Что это с тобой?

— Мне говорили знающие люди, что разговаривать с собой — первый признак безумия.

Глуховатый мужской голос заставил Эйлин вздрогнуть и резко обернуться к двери.

— Поль! Вы меня до смерти напугали!

Он выглядел хорошо, очень хорошо. Впрочем, так он выглядит всегда, с горечью напомнила себе Эйлин. И все же сегодня в легких серых брюках и в кремовой рубашке с открытым воротом Поль был особенно хорош. Или просто я рада его видеть? — закралась в голову Эйлин опасная мысль.

— Разве можно подкрадываться к людям? — сердито спросила она.

— Я и не знал, что подкрадываюсь, — добродушно отозвался Поль. — Встретил Фрэнка и детей на дорожке, они открыли дверь. Фрэнк звал вас.

— Что вам нужно? — Вопрос прозвучал бесцеремонно и грубо, и Эйлин вдруг стало стыдно.

Смущение усилилось, когда она подумала, что выглядит, должно быть, ужасно: раскрасневшееся лицо, растрепанные волосы, и под стать неряхе хозяйке — неубранная кухня.

Секунду-другую они молча смотрели друг на друга. Карие глаза Поля стали почти черными, а Эйлин поймала себя на том, что неизвестно по какой причине затаила дыхание.

— Оладьи? — Поль кивком указал на миску, в которой еще оставалось немного теста.

Эйлин усмехнулась.

— Уверена, что Кетлин покормила вас завтраком.

— А вот и нет! — с победоносным видом возразил Поль. — Они с мужем уехали на уик-энд к родственникам. Я выпил кофе, съел тост, но потом поплавал, так что аппетит у меня отменный.

— Ну тогда садитесь, — грубовато бросила Эйлин. Когда Поль сел, она, смягченная его покорностью, добавила: — Наверное, вы плохо спали из-за жары.

Он промолчал, но обращенный на нее пристальный взгляд Поля был настолько выразительным, что Эйлин залилась краской.

— Эта… дружба дается нелегко? — сухо спросил он.

— Не знаю, о чем вы, — не моргнув глазом солгала она и, поспешно отвернувшись к плите, фальшиво бодро объявила: — Приготовлю-ка вам оладьи.

— Спасибо, Эйлин, — почти застенчиво поблагодарил он.

Поль съел тарелку оладий и выпил две чашки черного кофе. Эйлин с трудом сдерживала улыбку — ей доставляло огромное удовольствие смотреть на него, видеть его у себя в кухне.

— Вы угостили меня завтраком, я расплачусь с вами ланчем.

— Поль, спасибо, но я вынуждена отказаться. У меня куча дел и…

— Нет. — Он встал и, подойдя к Эйлин, коснулся пальцем ее губ. — Сегодня у вас перерыв.

Я уже сказал Фрэнку, что вы вернетесь только к вечеру.

Эйлин нахмурилась.

— Извините! У вас нет никакого права командовать. Мне надо убрать в спальнях.

— Я бы сказал, чем вам надо заняться в спальне с человеком, который находится совсем рядом, но не стану развивать эту тему сейчас, — спокойно сказал Поль.

— Поль…

— Я знаю, знаю… просто друзья.

Карие глаза смотрели на Эйлин так, словно читали самые потаенные ее мысли. Все столь тщательно возведенные оборонительные сооружения грозили вот-вот рухнуть. Почему ему всегда удается одержать надо мной верх? — беспомощно думала Эйлин. Это нечестно.

Ответ Эйлин был известен: она хочет, чтобы Поль дал ей то, в чем она нуждалась. За последние недели желание быть с ним усилилось. Оно появлялось в ту минуту, когда Эйлин просыпалась, не оставляло ее в течение дня и преследовало во сне.

Поль, конечно, не удовлетворится теми ласками, которые она позволяла Роберту. С Полем дело обстояло иначе: или все, или ничего. Проблема была в том, что для него «все» заключалось в физической близости, а для Эйлин согласиться на «все» означало отдать не только тело, но и сердце, и душу. Она стряхнула оцепенение и отступила на шаг.

— И что вы запланировали на сегодня? — Голос не подвел Эйлин: несмотря на ее смятение, он прозвучал ровно и спокойно.

— Поездка за город, ланч в маленьком симпатичном кафе, а потом отдых у бассейна. Кетлин оставила для нас ужин. Она решила, что вы слишком худы и вас нужно хорошо кормить. — Его глаза озорно блеснули.

— Слишком худа? — обиделась Эйлин.

— Я считаю, что у вас все в самый раз. На мой взгляд, — поспешно заверил Поль.

— Мне надо принять душ и переодеться, — пробормотала Эйлин, не желая углубляться в этот вопрос. Запах его одеколона с резкой нотой лимона кружил ей голову.

Поль усмехнулся.

— Я подожду. У меня это хорошо получается.

— Я недолго.

— Не спешите, Эйлин, у нас много времени. Вы стоите того, чтобы вас ждать, — вкрадчиво добавил Поль. — Можно, я позвоню от вас?

— Да-да, пожалуйста, — пискнула Эйлин и поспешно покинула кухню.

Когда через четверть часа Эйлин вернулась в нарядном летнем костюме, ожидавший ее мужчина показался ей постаревшим лет на десять. Перемена ужаснула Эйлин.

— Поль?! Что случилось?

— Я звонил маме. Она… сейчас в больнице. Ее нашли утром без сознания. — Его голос звучал безжизненно.

— О, Поль. — Эйлин не знала, что сказать или сделать, чтобы уменьшить его боль. — Вам, конечно, нужно поехать к ней. Я могу чем-нибудь помочь?

— Что?

Эйлин заметила, что у Поля дрожат руки.

Именно в эту секунду она поняла, насколько сильно его любит. Да, это была любовь. Глубокая, данная на всю жизнь, та, которая случается лишь однажды. Совсем не похожая на то чувство, которое Эйлин испытывала к Роберту. Но сейчас раздумывать об этом не было времени.

Поль глубоко вздохнул, расправил плечи и уже своим обычным голосом сказал:

— Мне надо в аэропорт.

— Я поеду с вами. — Эйлин даже не раздумывала, это показалось ей совершенно естественным.

— В аэропорт? Вообще-то необходимости в этом нет…

— Во Францию, — спокойно пояснила она. — В трудный момент каждому нужна поддержка, а мы ведь друзья, да? Дружба понятие круглосуточное.

— Во Францию? — Поль немного помолчал, вероятно, еще не вполне осознав ее предложение. — Но работа, дети?..

19
{"b":"9168","o":1}