ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ждать! – скомандовала Мэри.

Но чего ждать? Ждать, пока бык не убьет девочку у них на глазах?

Дерри забилась в истерике. Ее всхлипывания переросли в вой. Она показала быку кулачок.

– Нет! – крикнула она.

Побарахтавшись в соломе, малышка все же смогла подняться на ноги. Сердце Кэтлин едва не разорвалось на части, когда она увидела, как Дерри попыталась побежать, но споткнулась и упала.

– Мама! – закричала бедняжка.

Голова Кэтлин закружилась. Она почти теряла сознание от напряжения. Солнце жгло ей глаза, а кровь пульсировала в висках. Во рту стоял привкус железа и пыли.

– Только не беги, Дерри! – прошептала она. – Во имя всего святого, милая, не двигайся.

– Я пойду к ней, – сказал Шейн. Он ступил на нижнюю жердь. Но тут в нос быку угодил камень. Тот мотнул головой, а зрители повернули головы и увидели Джастиса.

– Хей! Хей! – закричал он. – Дерьмо бычье! Блоха рогастая! – В нос Голиафа полетел очередной камень.

Бык мотнул башкой и бешено замычал. Кэтлин увидела Джастиса по другую сторону изгороди. Он старательно высматривал камни в траве.

– Джастис! – закричал Шейн. – А ну убирайся оттуда к чертям!

– Хей, хей, хей! – закричал парень и швырнул еще один голыш.

Шейн перемахнул через изгородь, увидев, что бык угрожающе пошел на Джастиса.

Глава 6

Шейн приземлился с той стороны изгороди и, безоружный, побежал к быку.

– Эй, Голиаф! – крикнул он. – Я здесь!

Но бык, казалось, даже не заметил появления еще одного человека. Он упрямо напирал на парнишку. Мотая низко наклоненной головой, Голиаф шел вперед, пытаясь насадить мальчика на сияющий кончик желтоватого рога. Джастис отступал к стене сарая, что граничила с загоном быка. Тем временем Шейн попытался схватить Голиафа за рога.

Кэтлин почти не видела Джастиса за гигантским корпусом быка. Она заметила его только тогда, когда Шейн отлетел в сторону, отброшенный животным. А Голиаф продолжил преследовать мальчика. Шейн вскочил на ноги и снова ринулся на быка, точно английский бульдог.

Джастис все отступал и отступал, пока не уперся спиной в стену. Сейчас Кэтлин отчетливо видела его. Лицо мальчика побледнело, а губы дрожали. Голиаф почти касался его рогами.

Кэтлин услышала, как Мэри зовет Гейбриела и просит его прихватить ружье. Но она прекрасно понимала, что времени на это нет. Что бы ни случилось, это произойдет в ближайшие мгновения. И от этого зависели жизни Шейна и детей. И никто не сумеет им помочь. Фыркнув, Голиаф присел и приготовился к молниеносной атаке. Мускулы заиграли на его спине. Передние копыта уперлись в землю, а изо рта пошла пена.

Дерри закричала. Но Кэтлин ничем не могла помочь ей. Все, что она могла, так это смотреть и судорожно сжимать кулаки, до крови впивая ногти в ладони.

Каким-то чудом Шейну удалось схватить Голиафа за рога. Бык попытался скинуть назойливое существо, но Шейн держался, словно приклеенный. Пока животное и человек боролись в поднимающемся облаке пыли, Джастис схватил Дерри и вместе с ней проскользнул за калитку.

Кэтлин побежала им навстречу, но не успела она преодолеть и половины пути, как Голиаф, вырвавшись, ударил рогами в изгородь рядом с ней. Кэтлин испуганно отскочила назад. От страха у нее перехватило дыхание.

Но внимание животного снова привлек к себе Шейн. Когда Голиаф обернулся к раздражителю спокойствия, Кэтлин не удержалась и прижалась к изгороди, пристально вглядываясь во все детали поединка. Словно гладиатор, Шейн кружил вокруг зверя, а тот не сводил с него красных, воспаленных от ярости и пыли глаз. Она заметила заколку для волос, которая, очевидно, слетела с головы Дерри. Но она никак не могла разглядеть детей.

– Дерри! Джастис! – закричала она.

Кэтлин пропустила момент атаки и лишь услышала, как Голиаф ударился головой о крепкие жерди изгороди. Дерри перестала кричать.

– Только не вздумай погибнуть, – прошептала Кэтлин, – слышишь, Дерри, только не вздумай погибнуть.

Страх за жизнь девочки возобладал над ужасом перед животным. Она решилась на безумный поступок. Сорвав фартук, который все еще висел на ней, она замахала им, точно флагом, и закричала на быка.

Голиаф повернул голову и тупо уставился на фартук. Он запыхался, и из правого уха у него текла кровь. Вдруг бык заметил открытую калитку и ринулся было туда, но Кэтлин успела бросить перед ним фартук. Голиаф встал как вкопанный. Он подозрительно смотрел на странный предмет перед ним. Но решив, что ничего страшного не предвидится, он медленно двинулся к открытой калитке. Кэтлин поняла, что стоит на пути у разъяренного быка, и протиснулась за створку ворот. Она затаила дыхание. Ей оставалось только ждать и надеяться, что бык не обратит на нее внимания.

Кровь стучала в висках. Она знала, что из под створки торчат ее юбка и туфли, но другого укрытия у нее не было. Секунды шли одна за другой, а Дерри по-прежнему не подавала голоса.

– Прошу тебя, – шептала Кэтлин, – пожалуйста, только останься жива.

Дверные петли печально всхлипнули, когда бык тяжелой поступью прошел в ворота, задев своей тушей створку, за которой пряталась Кэтлин. Она почувствовала сильный запах животного и увидела сквозь щель его бешено вращающийся хвост. Затем она услышала топот его копыт. Бык галопом выскочил во двор.

Кэтлин выбралась из своего укрытия и бросилась в сторону пруда. Шейн лежал на земле. Она подбежала к нему и опустилась на колени.

– Нет, нет, – причитала она, – только не ты. Я не могу потерять тебя.

Ей хотелось обхватить руками его голову и целовать бородатое лицо. Но она не могла себе этого позволить. Она поднялась на ноги и пошла в загон, приготовившись к самому худшему.

– Мама! – услышала Кэтлин испуганный голос. Она посмотрела туда, откуда раздался голос Дерри, и увидела девочку за стеатитовой лоханью с водой.

– Дерри! Родная моя, ты в порядке? – Кэтлин подбежала к племяннице и прижала ее к груди.

Джастис появился неизвестно откуда. Рубашка на нем была порвана, одного рукава не было вовсе, а на коленях зияли дыры. Лицо мальчика было измазано грязью. Под глазом расплывался лиловый синяк.

– Фу ты! Я уж думал, нам крышка, – сказал он.

– Ты не ранен?

Джастис энергично покачал головой:

– Я его постоянно дразню, но он еще ни разу такого не вытворял.

Глаза Джастиса все еще горели испугом, но он изо всех сил старался скрыть это за натянутой улыбкой.

– Ты спас жизнь Дерри. – Кэтлин все никак не могла расстаться с девочкой. Но главное, что оба ребенка живы и почти здоровы. Она могла пойти к Шейну, но у нее не хватало духу. Что, если она снова потеряла его? Ведь они даже не успели поговорить толком. Неужели она проделала весь этот длинный путь только для того, чтобы дать ему вот так запросто умереть?

Взяв себя в руки, Кэтлин отпустила Дерри, поставив ее на землю, и развернулась к пыльному пятачку, на котором неподвижно лежал Шейн.

– Подержи Дерри, Джастис, – сказала она, – Шейн ранен.

Она не стала говорить, что он, быть может, уже мертв.

На негнущихся ногах она подошла к распластанному на земле телу. Ее била дрожь, несмотря на жару. Джастис выругался и побежал к отцу.

– Нет! – закричала Кэтлин, но было поздно. – Не надо...

Когда мальчишка подбежал к нему, Шейн застонал и перевернулся на спину. Кэтлин рухнула на колени перед ним.

Джастис готов был разреветься.

– Этот уродский бык тебя боднул, да? – спросил он.

– Шейн, ах, Шейн! – шептала Кэтлин.

Он откашлялся и потрогал шишку на лбу. Еще одна быстро набухала у него возле виска. Щека была разорвана и по бороде стекала кровь, капая на землю и на воротник.

– Лежи спокойно, – предостерегла его Кэтлин, – твоя голова...

– Моя голова раскалывается, как будто по мне пробежало стадо быков. – Он закрыл глаза и помолчал с минуту, затем снова открыл их и посмотрел на Кэтлин. – Твоя девочка, Дерри, она...

– С Дерри все в порядке. Благодаря тебе и Джастису.

15
{"b":"9169","o":1}