ЛитМир - Электронная Библиотека

– Милая, ты не захочешь уходить, это я тебе обещаю. Но на крайний случай всегда остается окно.

Он взял в свою ладонь ее маленькую ладошку и поднес ее к губам. Шейн повернул ее так, чтобы удобно было целовать каждый пальчик. Покрыв поцелуями один за другим пальчики на ее руке, он дошел до нежной кожи на запястье, где пульсировала маленькая синяя жилка, отбивая участившийся пульс Кэтлин.

А она могла только дышать полной грудью, наслаждаясь радугой новых ощущений и чувствуя, как тепло поднимается от ее руки и разливается по всему телу. Затем Шейн поднялся поцелуями выше, к изгибу локтя. Она чувствовала его дыхание через полупрозрачную ткань халата.

– Щекотно, – прошептала она, стараясь ка-ллс заться безмятежной.

Но его поцелуи на самом деле не были щекотными. Они вызывали в ней эмоции, глубину которых она не могла определить. Они сделали ее слабой и податливой.

Он пододвинулся ближе и осторожно отвел ее вторую руку от груди.

– Не прячь от меня свои сокровища, – прошептал он. – Я хочу посмотреть на тебя, Кейти, я хочу увидеть тебя всю.

Он проделал с ее второй рукой то же, что и с первой, поднялся поцелуями до ее плеча, затем выше, по шее и подбородку добрался до ее губ.

Ее руки сами оказались на его шее, она прижалась к нему вся, ощущая его могучее тело.

– Шейн... – Как же быстро она растаяла от прикосновений мужчины. Жар внизу живота все нарастал.

– Да, дорогая?

Она снова вздохнула.

– Мне это нравится.

– Дальше тебе понравится еще больше, – пообещал он.

От предвкушения у Кэтлин перехватило дыхание.

– Нужно было сделать это в первую же ночь, как я приехала в Миссури, – сказала она.

Он улыбнулся.

– Ты права. Это я во всем виноват. Ну ничего. У нас впереди много времени, чтобы наверстать упущенное.

Он провел пальцем по ее губам, и это казалось так естественно, что она не удержалась и, открыв рот, стала посасывать его.

– Ах, Кейти, ты сводишь меня с ума.

Они поцеловались, и на этот раз она играла с его языком. Удовольствие и какие-то неизведанные ощущения переполняли ее.

– Любимая.

Шейн поцеловал ее в уголок рта, затем он покрыл поцелуями ее щеку, ушко, шею... Она задышала учащенно. Он добрался языком до верхней кромки халата.

Пока он был занят поцелуями, руки Кэтлин не знали покоя. Она нежно прикасалась к его лицу, трепала пальцами его волосы, гладила ладонями его упругие мышцы, его мощную шею и широкие плечи.

– Любимая... – повторил Шейн.

Она почувствовала, как его умелые руки развязали пояс халата и легкая ткань сама спала с ее плеч. Она затаила дыхание и стала смотреть, как он обхватывает огромными ладонями ее груди. Она со стоном наслаждения выдохнула. От напряжения ее набухшие соски побаливали.

– Хочешь, чтобы я остановился? – спросил Шейн.

– Нет, – простонала она, – продолжай. Собственные ощущения пугали и удивляли ее. Какже так? Ведь она давно не девственница. Она стала женщиной еще восемь лет назад. И ее первым и единственным мужчиной был Шейн Макенна, ее законный супруг. Но таких ощущений она не испытывала тогда, в их первую ночь. Она даже не подозревала, что может быть так хорошо.

Шейн наклонился и поцеловал ее набухший сосок. Кэтлин словно током ударило. Тогда Макенна сжал ее грудь и взял ее сосок в рот, посасывая его. Второй рукой он мял ее другую грудь, сжав сосок пальцами. Кэтлин блаженно застонала. Она вцепилась ногтями в его спину, отчего Шейн зарычал.

Макенна уложил ее на мягкие подушки и посмотрел в глаза.

– Не бойся, милая, и доверься мне.

Она закрыла глаза и откинула голову, предавшись чувствам и ощущениям. Его язык, губы и пальцы исследовали ее тело самым бесстыдным образом. Но Шейн делал все это очень нежно. И она была на вершине блаженства.

– Да, – шептала она, подбадривая его, – еще...

– Кейти?

– Да?

– Ты готова принять меня?

– О, да...

Но вместо того чтобы войти в нее, Шейн опустился еще ниже и припал губами к самому сокровенному месту на ее теле.

– Шейн?

– Тише, малышка, расслабься и получай удовольствие.

Что она и сделала.

Это было... грехопадением. Это было... дикостью. Это было... прекрасно. Она почти теряла сознание от волн блаженства, захлестывающих ее. Затем, когда ей казалось, что она сейчас умрет от счастья, ее мир вдруг взорвался яркими красками радуги. Она закричала в экстазе, схватив Шейна за волосы...

Прошло какое-то время. Ее тело наконец расслабилось. Она вся была в поту. Руки Шейна нежно гладили ее по животу, бедрам, груди.

– Ах, Шейн... Ты уже...

– Нет, прелесть моя. Но я никуда не спешу. У нас впереди вся ночь.

– Но я не... – Она так и не договорила, потому что не знала, что сказать.

– А мне показалось, что да, – сказал он, хитро улыбаясь.

– Я никогда не испытывала ничего подобного... Я... даже не знала, что так бывает, – созналась Кэтлин. – В первый раз все было иначе. Тогда, в нашу брачную ночь... – Она смущенно посмотрела на него.

– Ты была девственницей. А сегодня я хотел доставить максимум удовольствия. Мне удалось?

– О да, – сказала она со вздохом наслаждения, – еще как.

– Хорошо. – Он поцеловал ее в нос, затем в губы. – Я знаю, что тебе здесь было нелегко, но я постараюсь исправить положение вещей.

– Я тоже постараюсь, Шейн.

– Правда?

– Конечно, Шейн. Я сделаю все от меня зависящее.

– Что ж, – сказал он и снова хитро улыбнулся, – тогда я предлагаю продолжить.

– Смотри, Макенна, мне это начинает нравиться...

Эта ночь длилась действительно очень долго. Но они не замечали времени, лишь когда первые лучи солнца обагрили землю волшебным золотом, они оторвались друг от друга и, довольные, уснули в крепких объятиях друг друга.

Глава 15

Поздним утром следующего дня Кэтлин открыла глаза и сонно оглядела незнакомую обстановку. В просторной комнате пахло хозяйственным мылом и свежим сеном. Это была комната Шейна. Она лежала одна в его постели. И на ней ничего не было.

Воспоминания о событиях прошлой ночи заполнили ее, и она сладостно потянулась. Окно было открыто. Солнце грело ее голую кожу, и теплый ветерок ласкал ее тело. Она еще никогда не чувствовала себя такой счастливой.

– Шейн... – прошептала она и зевнула.

Они оба не выспались, да и не хотели тратить времени на сон. Она снова почувствовала мягкую волну возбуждения, когда вспомнила обо всех деталях. Шейн в совершенстве владел искусством любви.

Ни разу до вчерашней ночи она не думала, что соитие между мужчиной и женщиной может принести столько наслаждения.

Кэтлин обняла подушку Шейна и обвилась вокруг нее. Если все ночи будут такими, то как она сможет работать? Она протерла глаза. Интересно, который сейчас час?

На голове было какое-то воронье гнездо, а халат... Кстати, куда она подевала халат? Не может же она идти по коридору в свою комнату, завернувшись в простыню. Ее могут увидеть. Джастис или Мэри. Да и Дерри наверняка уже встала.

На лестнице раздались торопливые шаги. Дверь открылась, и в комнату вошел Шейн.

Сердце Кэтлин в который раз учащенно забилось. Он был таким высоким, таким мощным. На нем была бледно-голубая рубашка, которую Кэтлин раньше не видела, и коричневые штаны, которые сидели на нем, точно вторая кожа. Он побрился и зачесал назад мокрые волосы. Но упрямые кудри уже рассыпались по его лбу.

Прошлой ночью она не раз проходилась пальцами по этим волосам. Кэтлин облизнула пересохшие от воспоминания губы.

– Мэри тебе тут кое-что послала. – Он улыбнулся и протянул ей дымящуюся оловянную кружку.

Она вдруг поняла, что сидит перед мужем совершенно голая, и натянула простыню до подбородка.

– Доброе утро, Макенна.

– Нет смысла прятаться от меня. Я нагляделся на тебя прошлой ночью, но не прочь полюбоваться еще. – Он подошел к кровати и присел на краешек. – Как минимум ты можешь поцеловать мужа.

37
{"b":"9169","o":1}