ЛитМир - Электронная Библиотека

Кэтлин кивнула.

– Тогда мне это казалось хорошей идеей.

– А сейчас? После всего, что произошло в пути? После того, как Нейт едва не...

– Но ведь мы доставили лошадей и продали их, верно? – Но тут гордость в ее глазах потускнела. – Правда, если бы я не пришла, может быть, Лайм Шонесси не нашел бы меня. Они с Морин уехали бы в свой Орегон...

– Макенна, – услышали они снаружи голос Рейчел. Девушка зашла в их домик.

– Рейчел, мы сейчас заняты, – сказал Шейн.

– Черти горбатые! Это важно, Макенна! Гейбриел нашел...

Кэтлин перебила ее:

– Мать Дерри, моя сестра, здесь, в Индепенденсе.

– Да ты что?!

– Они перебрались сюда и хотят забрать Дерри.

– Черт! Вот ведь черт.

– Они не отнимут ее у нас, – сказал Шейн.

Рейчел посмотрела на него.

– Гейбриел хочет, чтобы ты приехал...

– Не сейчас, Рейчел. Нам с Кэтлин нужно поговорить с Лаймом Шонесси и его женой.

Рейчел покачала головой:

– Это не может подождать, Макенна? Пойдем сейчас, или можешь забыть, чтобы вернуть себе Чероки.

– Что? – воскликнула Кэтлин удивленно. – Коня Шейна?

– Я потому и пришла, – нетерпеливо продолжила Рейчел. – Гейбриел заметил Чероки в табуне из Сент-Луиса. Твоего гнедого вот-вот продадут на аукционе. Ты еще успеешь его выкупить, если пошевелишься.

– А ты точно уверена, что это Чероки? – спросила Кэтлин.

– Гейбриел никогда не ошибается, когда речь заходит о лошадях.

– Но это невозможно, – сказал Шейн. – Человек, которому я продал его, очень хотел моего гнедого для своего сына.

– Вот ведь дьявол, Макенна, хватит рассусоливать. Денег у тебя достаточно, учитывая, сколько я тебе выручила за твой табун. Так что не тяни, а иди и выкупай своего любимца.

Он посмотрел на Кэтлин.

– Иди, – велела она ему. – Я тебя здесь подожду. Я пока искупаю Дерри и заплету ей волосы. Не хочу, чтобы Морин видела ее в растрепанном виде.

– Бери мою лошадь, – сказала Рейчел, – но не позволь никому купить красавца.

Час спустя, когда Шейн вернулся верхом на Чероки, они собрались идти к Шонесси, но Кэтлин заметила приближающуюся к ним группу. Мужчина и несколько ребятишек шли немного позади, а женщина впереди.

– Кэтлин?!

– Морин?! – Кэтлин передала Дерри на руки Шейну и побежала навстречу. – Морин, неужели это действительно ты?

– Кэтлин, ах, Кэтлин.

После объятий и поцелуев Кэтлин отступила на шаг, чтобы получше разглядеть сестру. Одежда на ней была хоть и не новая, но вполне модная. Ее талия стала заметно толще.

– Морин, а ты не...

– Да, мы с Лаймом ждем нашего первенца. Ты ведь помнишь Лайма? Это старший брат Томаса. Он жил с семьей жены на юго-западе Ирландии, в Лимерике.

– Моя Хильда умерла от лихорадки, – объяснил Лайм. – Я привез своих малышей к ее матери, чтобы она позаботилась о них.

Кэтлин посмотрела на девочку-подростка за спиной Лайма.

– Неужели это Бриджит?

– Да, – ответила Морин. – Ей уже двенадцать. И она у нас просто прелесть. Помогает во всем. Это Бретт, это Альма. А это ее брат-близнец, Альберт. Близнецов ты должна помнить, мы ходили на их крестины.

– Бриджит, Бретт, Альма, Альберт, – пробормотала Кэтлин, – и малыш?

– Бэйард, но мы все зовем его просто Бэй-Бэй. Обычно он такой очаровашка, но у него уже несколько недель режутся зубки.

– Как вы добрались до Америки?

– О, это целая история, правда, Лайм?

Шонесси кивнул.

– Расскажи, им будет интересно.

– Когда мы полюбили друг друга после смерти моего мужа и его жены, мы хотели найти деньги, чтобы приехать сюда, поскольку только в Америке мы могли пожениться. Но денег не было. Брат первой жены Лайма, Джон, работает поверенным, так он подсказал нам обратиться к лорду Карлстону, на которого папа проработал более тридцати лет.

– И он дал деньги? – удивилась Кэтлин.

– Только часть. Но на проезд нам хватило, и хватило на самое необходимое здесь. Пара волов, фургон, кое-какой скарб. Но ты уж извини, сестренка, твою долю я потратила.

– Да ладно, чего уж там. Но позволь я представлю тебя своей семье. У нас тут немного тесновато, но в Индепенденсе так людно, что даже комнату не снять...

– С мистером Макенной я знакома, – прервала ее Морин. – А он, как я понимаю, уже познакомился с Лаймом.

Кэтлин почувствовала легкое раздражение. Морин всегда считала Шейна человеком низшего сословия, и, судя по ее тону, она не переменила своего отношения.

– А это Дерри, – сказала Кэтлин как-то неловко. – Правда она подросла?

Шейн крепко держал ребенка. Кэтлин пыталась контролировать свои эмоции.

– Это наш сын, Джастис. Это его бабушка, Мэри.

– Дерри! – Морин протянула руки к ребенку, но Дерри прижалась к Шейну, точно вьюнок к скале. – Поцелуй мамочку.

– Нет! – закричала девочка и показала Морин язык. – Я тебя не люблю.

– Да уж, чудесный ребенок, – пробормотал Лайм. Альма прошептала что-то Бриджит. Бретт поморщился.

Морин потупила взор и сказала негромко:

– Кэтлин... Я хотела тебя кое о чем попросить... Видишь ли... у нас с Лаймом так много детей, что мы не уверены, что справимся...

– Ты хочешь, чтобы я оставила ее у себя? – Кэтлин не могла поверить своему счастью.

– Мы хотим построить ферму, – ответил Лайм. – А еще один ребенок, да тем более девочка...

– Кроме того, – добавила Морин, – прошел целый год, а за год дети так меняются...

– Ну вот и чудесно, – прервал ее Шейн. – Значит, все разрешилось само собой.

– Что ж, раз так, то мы, пожалуй, пойдем, наш караван отправляется через пару часов.

– Да, еще одно, – спохватилась Морин. – Тут папина Библия. По праву она должна остаться у меня, но у нас в багаже совсем нет места. Здесь письма от мистера Макенны. Папа прятал их от тебя. Он не хотел, чтобы ты уехала в Америку...

– Так ты мне писал? – Кэтлин посмотрела на Шейна.

– А деньги, которые я посылал Кэтлин?

– Боюсь, папа все потратил, – сказала Морин. – Времена были сложные...

– Ладно, теперь это не важно, – сказал Шейн.

– Ваш адрес мы теперь знаем, – стал прощаться Лайм.

– Счастливого пути, – пожелала им Кэтлин. Шонесси ушли, забрав с собой всех детей и суету вместе с ними.

– А теперь что? – спросил Джастис.

– А теперь мы поедем домой, в Килронан, – ответила ему Кэтлин.

Эпилог

Лето 1855 года

Семь лет спустя, солнечным полднем в пятницу, Кэтлин вышла на крыльцо дома в Килронане встретить Шейна, Джастиса и шестилетнего Рори, вернувшихся из Джефферсон-Сити. Их не было неделю, и Кэтлин с Дерри не терпелось рассказать им последние новости.

Шейн привстал в стременах и помахал им рукой:

– Привет, Кейти.

– Привет, мам! – крикнул Рори. – А папа купил мне щенка!

– Где он? Покажи. – Дерри забыла свою манерность одиннадцатилетней девочки и побежала к братьям и отцу, приподняв руками юбки, чтобы не мешали.

– Мы его не взяли пока. Он еще слишком маленький, чтобы отрывать его от мамы. Мистер Стил привезет его на следующей неделе.

Дерри запрыгала вокруг них, засыпая вопросами:

– А какого он цвета? А вы имя ему придумали? Пап, а ты мне что-нибудь привез?

Шейн спрыгнул с лошади и поднял дочь на руки.

– А ты себя хорошо вела?

– Папочка, ну ты же знаешь, я всегда себя хорошо веду. Что здесь произошло! Ты ни за что не отгадаешь! Рейчел родила сразу двоих. Мальчика и девочку.

Кэтлин спустилась с крыльца, утопающего в розах, и встретила Шейна на полпути.

– Здравствуй, муж. – Она привстала на цыпочки и поцеловала его.

– У тебя все хорошо? – спросил Шейн, нежно обнимая ее. – Как ребенок?

– У нас все хорошо. Малыш брыкается, как жеребенок.

У Кэтлин был выкидыш, когда Рори было четыре, и она долго не могла забеременеть. Лишь прошлой весной у них все получилось. Сейчас, на пятом месяце, когда самое опасное время осталось позади, она все же не стала рисковать и не поехала с семьей в Джефферсон-Сити.

64
{"b":"9169","o":1}