ЛитМир - Электронная Библиотека

Когда они перевалили через гребень очередной возвышенности, Шейн натянул поводья и указал рукой вдаль.

– Там, – просто сказал он.

На дальнем краю долины Кэтлин заметила длинный двухэтажный сруб с тремя каменными трубами. Неподалеку виднелись маленькие сарайчики. Кэтлин решила, что это конюшня и склад. Еще дальше вырисовывался огороженный выпас. Там лениво передвигались лошади и крупный рогатый скот.

– Это и есть Килронан? Как здесь красиво! – сказала она. – Смотри, Дерри, это наш дом.

Несмотря на усталость и холодное отношение Шейна, сердце ее потеплело. Не было никаких сомнений, что здесь, в этом волшебном краю, ее ожидает настоящая семейная жизнь.

– Дом, – эхом повторила Дерри, – мамин дом.

– Тети Кейти, – поправила ее Кэтлин терпеливо. Шейн искоса бросил на нее недоверчивый взгляд.

Он подстегнул лошадь, и та добавила ходу, почувствовав долгожданное жилье.

Кэтлин крепче прижала к себе девочку, чтобы она не свалилась с повозки, которую начало нещадно трясти на неровной каменистой дороге.

Солнце садилось за домом, окрашивая огород и постройки в волшебные золотистые тона. Кэтлин прикрыла глаза рукой, пытаясь рассмотреть одинокую фигуру возле самого большого здания.

Джастис издал боевой клич, пришпорил своего пони и, обогнав их, устремился вниз. Парнишка действительно оказался неплохим наездником. Он лихо вписался во все повороты дороги и одним махом перелетел через изгородь, подъехав к конюшне. Джастис спрыгнул с пони и Зя подбежал к худому высокому мужчине.

– Это Гейбриел, мой погонщик лошадей, – пояснил ей Шейн. – Они с Джастисом большие друзья. Наверное, от того, что оба они полукровки. Гейбриел – лучший наездник из всех, кого мне доводилось видеть. А в глазах мальчишки, сама понимаешь, это делает его просто героем.

– Не знала, что у тебя есть слуги, – удивилась Кэтлин. – Впрочем, учитывая, сколько у тебя земли, можно было догадаться...

– Я не позволю называть Гейбриела слугой, слышишь? Это обидит его. У меня был еще один помощник, Нейт Боун. Но Нейт не ужился с Гейбриелом, и мне пришлось с ним распрощаться. Как я тебе говорил, здесь далеко не все лояльно относятся к индейцам.

– Так, значит, сейчас у тебя в помощниках только Гейбриел? – спросила Кэтлин. Дерри встала на ножки, больно ударив Кейти коленом под ребра. – Сядь, Дерри, – шикнула на нее Кэтлин, – мы почти приехали. – .Затем она сказала Шейну: – Она просто лопнет, если не выберется из повозки в ближайшее время.

– Дом, дом! – закричала Дерри, хлопая в ладоши. – Я хосю молока. Я хосю кусать.

– Ты поешь, как только мы доберемся до дома, – пообещала Кэтлин.

Девчушка чмокнула свою тетю в щеку.

– Делли тебя любит. – Сердце Кэтлин, как всегда, растаяло от щебетания племянницы. Она присутствовала при родах Дерри и любила ее больше всего на свете.

– Готовит для нас Мэри Красный Жилет, – пояснил Шейн. – Она живет в одном из сараев. – Он указал рукой на самый крепкий с виду сарай. Из крыши поднималась побеленная труба, а над ней гостеприимно вился дымок. – Иногда, под настроение, она прибирается. Но не жди слишком многого. Последние годы мой дом был холостяцким прибежищем. Я так много работал, что времени на всякие удобства у меня не было.

– Не важно. Я присмотрю за домом, – отважно сказала Кэтлин. – Как, ты сказал, зовуттвою повариху? Мэри Красный Жилет? Какое забавное имя.

– Она тоже индианка. Думаю, даже чистокровная. Мэри не слишком разговорчива, зато отлично готовит мясо и хлеб печет неплохо.

– А по-английски она говорит?

– Когда сама того захочет.

Наконец они были у цели. Повозка спустилась в долину, и Гейбриел вышел встречать их. Он распахнул тяжелые деревянные ворота изгороди. Джастис следовал по пятам за своим любимцем. Разве что на пятки ему не наступал.

– Макенна. – Гейбриел важно кивнул Шейну. Кэтлин почувствовала на себе его пристальный взгляд, и ей стало любопытно, прошла ли она проверку.

Гейбриел был жилистым нестарым человеком с тяжелыми веками, прикрывавшими черные глаза. Высокие скулы и длинные, до плеч, волосы, убранные назад и перевязанные красным платком, довершали образ весьма странного человека. Кожа его была почти бронзовой. Он был одет в узкие кожаные штаны и клетчатую синюю рубаху, расстегнутую на груди. На шее у него висели ножны с кинжалом. Гейбриел оказался не так высок, как казалось сначала. На самом деле он был едва выше самой Кэтлин. Но та уверенная врожденная фация, с которой он двигался, выдавала в нем недюжинную силу.

– Это моя жена, Кэтлин, – представил ее Шейн. Глаза Гейбриела сузились в маленькую щелочку. Поколебавшись, он все же кивнул.

Кэтлин поприветствовала его со всей сердечностью, но ковбой и не подумал улыбнуться в ответ. Вместо этого он продолжал смотреть на нее с той же враждебностью, что и Джастис.

Ну и Бог с ним, решила Кэтлин. Видимо, они с Дерри будут вдвоем против всех. Шейн подъехал к дому.

– Вниз! Хосю вниз! – требовательно заявила Дерри. Она затопала ножками, желая пробежаться по траве, выпятила нижнюю губу и повторила капризно: – Хосю вниз.

– Пусть идет, – сказал Шейн. – Если не будет соваться в конюшню и не полезет в ручей, то здесь ей ничто не грозит.

Кэтлин спустила девочку на землю. Едва Дерри почувствовала под ногами твердую почву, как ее хмурый взгляд просветлел и она заулыбалась.

– Кулоська! – воскликнула она.

Кэтлин не успела и глазом моргнуть, как Дерри припустила за домашней уткой, что спокойно разгуливала по двору.

– Нет! Вернись, Дерри! – закричала ей вслед Кэтлин. Оторочка ее платья зацепилась за край повозки, и она услышала, как рвется ткань. Ах, нет! Из уст ее вылетел вздох сожаления, но у нее не было времени выяснить, как сильно она порвала платье. Она побежала вслед за ребенком. – Стой, Дерри!

– Кулоська! – восторженно закричала малышка. Она прыгнула на утку и вцепилась ей в хвост. Утка закрякала и отчаянно рванулась из ее рук. Птица вырвалась, оставив у Дерри в руке пучок бело-серых перьев.

Она попыталась взлететь, но, преодолев пару метров, плюхнулась на землю и поспешно заковыляла прочь от страшного зверя, который в лице Дерри преследовал ее по пятам.

– Дерри, вернись немедленно, – увещевала Кэтлин. Но прежде чем она успела что-либо сделать, и несчастная утка, и разбушевавшийся ребенок исчезли за углом дома.

– Кулоська! – снова вскрикнула Дерри, после чего раздался ее страшный вопль.

Кэтлин выскочила из-за угла.

Дерри в шоке стояла перед темнокожей женщиной с выветренным суровым лицом. Длинная узкая трубка, которую она сжимала в зубах, мерно попыхивала сладковатым дымом.

– Это хто гонять утку Мэри? – строго спросила женщина, достав изо рта трубку. Она погрозила девочке тонким иссушенным пальцем. – Плохо гонять утку Мэри.

– Простите ее, – Кэтлин поймала Дерри за руку, – она никому не хотела причинить вреда.

Девочка упрямо сжала губки и, выпятив вперед подбородок, погрозила пальцем женщине в ответ.

– Нет! – сказала она, все еще держа в свободной руке перья из хвоста утки. – Моя кулоська. Делли не плохая, ты сама плохая!

– Дерри, так нехорошо разговаривать со взрослыми. – Кэтлин наклонилась и подняла девочку на руки. – Она бы ничего плохого вашей утке не сделала, – объяснила она женщине. – Правда. Просто она очень любит играть с курицами. Она думает, что это...

– Это утка Мэри. Это утка!

Дерри снова погрозила пухленьким пальчиком.

– Моя!

– Это не твоя утка, Дерри, – шикнула Кэтлин на ребенка, – и это жестоко – выдергивать перья у нее из хвоста. – Она снова посмотрела на женщину и выдавила из себя смущенную улыбку. – Я миссис Макенна, а вы, должно быть, Мэри Красный Жилет?

– Хм. – Мэри посмотрела на утку. Бедняга забилась под деревянное крыльцо и негодующе крякала оттуда, расправляя растрепанные перья. Очевидно, удовлетворившись тем, что ее птица отделалась легким испугом, индианка глянула исподлобья на Дерри и сказала сердито: – Флербланш. Она откладывать яйца. Делать ее несчастной, и нет яйца. Хотеть есть, так нечего быть плохой девочка. Нечего таскать перья из хвоста моя Флербланш.

7
{"b":"9169","o":1}