ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Нет, у меня все получится, — возразил Берни, явно стараясь, чтобы его голос звучал угрожающе.

— А как ты убил Фридо, Берни? — немного невпопад спросила Катарина, не обращая внимания на Твердобокого.

— Я: я взял нож: — начал Берни тоненьким неуверенным голосом.

— Странно, — пробормотал Клайд. — Сейчас он должен признаться в ограблении почтовых дилижансов и убийстве Юлия Цезаря.

— Нет, Берни, — медленно произнесла Катарина, — ты не убивал Фридо. Ты же даже бифштекс режешь пластиковым ножом.

— Но он же признался в этом! — прорычал Твердобокий.

— Но я: я и вправду: так и убил его: — запинаясь, промямлил Берни.

— О Господи. Неужели нам мало летающего дерьма! — воскликнула Спунер.

Воспользовавшись тем, что Берни немного отвлекся, я вытащил из кармана маленький зеленый баллончик и направил его прямо в лоб обвиняемому.

— Бросай пистолет, Берни. И осторожно. Я держу тебя под прицелом. Не заставляй меня использовать вот это, а то твои мозги никогда не будут такими, как раньше.

В глазах Берни появился ужас.

— Что это?

— Это баллончик с аэрозолем. Он наполнен ядовитым газом. Ты думал, таких больше не делают? Я купил его на Шайлере. Там в барах теперь стало немного опасно. Вайма Джин, ты же видела его у меня?

— Да, Берни! Он сказал, что это сувенир, который он там купил, но что именно, не сказал! — порывисто дыша, подтвердила Спунер.

Пистолет выпал из онемевших пальцев ослабшей руки Бо-бо.

Катарина подняла его.

— Все, — объявила она. — Танцы закончились. Кен, а что в самом деле в этой дурацкой жестянке?

Я встряхнул банку и протянул ей:

— Сырный крем. Кажется, из козьего сыра. Хочешь попробовать?

— Ну уж нет. — Она передернула плечиками и взмахнула пистолетом. — Брось банку, Кен. Берни, ты же не убивал Фридо, правда? — ласково осведомилась она. — Ты даже и нож не держал.

— Я: держал: — запротестовал Берни.

— Но он же сам сказал: — заорал Дэви Ллойд с другого угла рубки.

Голос Катарины прозвучал как удар хлыста.

— Заткнись, Дэви! Нет, Берни. Ты не убивал Фридо, потому что я знаю, кто это сделал. Ведь ты не убивал его, верно?

— Я никогда не вру! — пропищал он. Катарина мрачно улыбнулась:

— Все в порядке, Берни. Я знаю, что ты не убивал Фридо, потому что его убила я!

Спунер ахнула, а я во все глаза смотрел на Катарину. Левая рука у меня все еще была в кармане. Схватив свой обрезок трубы, я резко выдернул руку и ударил Катарину по запястью. Пистолет взлетел и приземлился где-то позади Спунер как раз в тот момент, когда Твердобокий выпалил:

— Эй! Это не ты, а я!

Пистолет отскочил от его ботинка. Он нагнулся и поднял его. Потом достал откуда-то еще один пистолет и направил оба на нас.

— Не надо было мне этого говорить. Катарина потерла запястье и улыбнулась мне:

— Кен, а ты молодец. Ты мне очень нравишься. Вот только иногда ведешь себя очень глупо.

— Но: ты же сказала: я подумал: — Пришлось хлопнуть себя по лбу. — Да кто я такой, чтобы думать за всех?

Твердобокий свирепо покосился на Берни:

— Идиот! Если бы ты не позабыл заклеить коробку, такого никогда бы не случилось!

— Если бы ты не позабыл изменить расписание так, чтобы я не остался на вахте, когда мы прилетели, мне не пришлось бы просить Фридо отнести эту дурацкую коробку! — с неменьшей злостью отозвался Бо-бо.

— Погоди! Мне надо подумать. — Одну руку с зажатым в кулаке пистолетом Твердобокий поднес ко лбу, а пистолет в другой по-прежнему смотрел на нас.

Макхью и Дайкстра переглянулись.

— О Господи! — пробормотала Макхью. — Теперь все понятно.

— А мне непонятно, — вставила Спунер. Катарина начала объяснять:

— Я попыталась спровоцировать Твердобокого на необдуманный поступок. Не очень-то у меня получилось. — Она медленно подняла руку и отколола свою брошку-бабочку. Открыв ее, она вытащила маленькую металлическую пластинку. — Дэви, для тебя и впрямь все кончилось. Я — лейтенант Линдквист, из космической разведки. Я подчинена отделу расследований Адмиралтейства. Я хочу попросить вас сдаться. Вы никуда не сможете убежать, и все, что вы попытаетесь сейчас сделать, пойдет вам только во вред.

— Ого, — присвистнул Клайд, подбираясь поближе к Твердобокому.

— Черт! У нас на борту была баба из полиции, а мы ее же и посадили под замок! — заметила Спунер.

— Нет, не подходите! Я должен подумать, — прошипел Твердобокий, направляя оба пистолета на Катарину и морщась.

— Разве ты не расскажешь нам, что там у вас случилось, Дэви? — предложил я.

— А что, черт возьми, вы думаете, случилось? — выпалил он. — Мне нужно было, чтобы кто-нибудь отвез коробку на планету. Предполагалось, что это сделает Фридо, но Берни оставил коробку открытой, и Фридо, наверное, понял, что там такое было. Вместо того чтобы передать кому надо, он ее спрятал, а мы нигде не могли найти. Мы не знали, куда бы самим спрятаться, потому что Грызуны собирались уже перерезать нам глотки, а идиот Фридо думал, что это просто хорошая шутка! Когда мы встретили его в камбузе, я схватил его и начал трясти, но этот клоун только хихикал. Нам надо было добыть порошок во что бы то ни стало, и я схватил нож и приставил его к горлу Фридо. Я угрожал убить его, если он не скажет, но на самом деле убивать его не собирался. Но тут корабль и сам затрясло, и Берни побежал на мостик, чтобы удержать его на курсе. — Наш капитан смотрел в стену. — Он смеялся надо мной. Он все еще думал, что это шутка.

— И?: — мягко спросила Катарина.

— Проклятье, я пытался его удержать, но, когда корабль качнуло, он поскользнулся и я упустил его. Это было ужасно! Он сам налетел на нож. Я ничего не делал.

— Откуда ты узнал, что Катарина вампир? — поинтересовался я.

— Ну, ты же знаешь Берни. Он боится любой заразы. Он все разузнал, как только она поднялась на борт.

— И ты смешал все в одну кучу, — вздохнула Дайкстра с сожалением.

— А что, черт подери, я должен был делать? Мы чуть было не потеряли право владения кораблем, — указал ей Твердобокий. — Уж этого никто из нас точно не хотел.

Я посмотрел на Катарину:

— Так ты служишь во флоте! Значит, все, что ты мне наговорила, было неправдой. Это значит, что ты и не вампир!

— Извини, Кен, — медленно проговорила она, — боюсь, что здесь я не соврала.

Я закрыл рот и повернулся к Твердобокому:

— Почему ты охотился за мной, Дэви? Твердобокий повесил голову.

— Проклятье, Кен. Ты вынюхивал. Ты бы все раскрыл. Я бы потерял корабль и все остальное. А корабль — это все, что у меня есть.

Берни смотрел в пол, не произнося ни слова.

— А ты почему, Берни?

Он так и не поднял на меня глаз.

— Я не могу пойти в тюрьму и бросить Сашу-Луизу. Я просто не могу, — объяснил он, и в его голосе прозвучало больше благородства, чем я ожидал.

Эта проклятая кошка чуть не убила меня!

— Мы знали, что кто-то ввозит на Шайлер наркотики. Мы были вполне уверены, что именно на этом корабле. Дэви, Берни, для вас все закончилось. Сдайте мне пистолеты, и все будет в порядке, — спокойно приказала Катарина.

— Нет! — завопил Твердобокий. — Мы возьмем шлюпку.

— Послушай. Смерть Фридо была несчастным случаем, а не убийством. Не делай все еще хуже, чем оно есть, — увещевала его Катарина.

Она сделала несколько шагов назад и влево, отрезая Дэви Ллойду путь к двери. Дэви Ллойд с грацией танцующего медведя топтался на месте, чтобы держать ее под прицелом своих шестимиллиметровых тупорылых пистолетов.

— Все кончено, Дэви, — продолжала Катарина спокойным мягким тоном. — Сдай мне пистолеты.

— Нет! Не заставляй меня воспользоваться оружием, — взмолился Дэви Ллойд дрожащим голосом.

— Послушай, Дэвид. Я не буду подходить ближе. Только отдай пистолеты. Для тебя все кончилось. Ты же не можешь запереть всех нас. И спрятаться тебе негде.

— Я: я скажу им, что вы все устроили против меня заговор, — бормотал Твердобокий, тщетно пытаясь что-нибудь придумать.

24
{"b":"9174","o":1}