ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он полез в карман и достал коробку сигар.

— Хотя вы и не избиратель, чтобы показать, что я не держу на вас зла, разрешите мне преподнести вам в подарок сигару, чтобы вы выкурили ее в знак примирения, пока челнок заправляют.

— Спасибо, я не курю.

— В жизни приходится делать одолжения, а вам другой возможности может и не представиться. — Джамали вложил мне сигару в ладонь.

— Ладно, почему бы и нет? — Я прикурил у него и, затянувшись, слегка закашлялся. — Спасибо, — поблагодарил я, удивляясь, почему некоторые не совсем безмозглые люди делают это регулярно.

Джамали улыбнулся:

— Прощайте, мичман Маккей. Да направит Аллах ваши шаги. — Он обменялся несколькими словами с охранниками и уехал.

Я искал, где бы мне потушить сигару, когда ко мне подошел один из полицейских.

— Извините, мичман Маккей. Курить в общественных местах воспрещается, сэр.

— Чудесно. Я как раз собирался ее загасить.

— Сэр, я собираюсь арестовать вас, — объяснил он, защелкивая у меня на запястьях наручники.

— Полегче! Эту сигару дал мне сам шериф Джамали.

— Да, сэр. Так он нам и сказал, — извиняющимся тоном произнес полицейский.

Я заорал:

— Клайд! Разыщи Банки и вытащите меня оттуда! — А потом меня затолкали в полицейский фургон и увезли.

В участке я встретил всех своих старых знакомых — Дэви Ллойда, Берни, Ларри и Джо. Джо сначала не хотел со мной разговаривать — через некоторое время он даже объяснил почему. Когда к ним тогда прибыли полицейские, они никак не могли поверить, что они с Ларри просто не могут открыть дверь. Лидии потребовалось пустить в ход все свое красноречие, чтобы убедить констебля не наделать в трейлере кучу дырок, и теперь им придется выложить двадцать долларов, чтобы починить замок.

Периодически требуя у дежурного офицера, чтобы тот соединил меня с шерифом Джамали, я развлекался, со скрежетом проводя металлической печатью на судебном приговоре по прутьям решетки. Так как штраф за курение в общественном месте составлял десять долларов, дежурный офицер быстро сообразил, что у него могут быть неприятности, и позвонил Джамали.

Телефон принесли мне в камеру.

— Сэр, будьте добры, поговорите с шерифом.

На экране показался Джамали, сидящий в своей машине, и улыбка на его лице сделалась еще шире.

— Мичман Маккей, рад вас снова видеть.

— Освободите меня. Немедленно.

— Ах! Какая прямая и открытая речь. Это подкупает.

— Давайте обойдемся без светской беседы. Мне нужно успеть на челнок.

— В этом-то вся проблема, — признался Джамали. — Мэра ваш отлет сильно огорчит, а кто я такой, чтобы стоять на пути истинной любви.

— Мэра вашего скоро привлекут к суду, — мрачно проворчал я. — Какая такая истинная любовь?

— Ваша возлюбленная Кристина. Надо же соблюдать приличия, — любезно произнес Джамали. — Вы немного поприличнее, чем два последних увлечения Кристины, и вы поставили мэра в неловкое положение, — закончил он, растягивая слова. — К сожалению, у меня связаны руки. Как говорит ваш апостол Павел: «Лучше жениться, чем сгореть».

— Шериф, насколько я знаю, обычно происходит и то и другое. Позвольте мне объясниться.

Я поведал ему, как все было. Джамали погладил себя по подбородку.

— По-моему, ее отец и сам подозревает что-то в этом роде. Этот милый голубок ничего не говорит, а это настолько необычно, что вызывает толки. И чтобы спасти репутацию своей дочери, мэр дал всем понять, что скоро состоится помолвка, а если вы поспешно скроетесь, это не улучшит его шансы на повторное избрание. Пока мы здесь с вами разговариваем, он проводит опрос общественного мнения, чтобы выяснить, насколько перспективно будет заполучить вас своим зятем. Результаты первого опроса были непоказательны.

У меня создалось отчетливое впечатление, что Джамали получает огромнейшее удовольствие от нашей беседы.

Настало время, как выражается пехота, для заключительной очереди оборонительного огня.

— Послушайте, шериф…

— Пожалуйста, зовите меня Рагебом. Вы скажете, что у вас есть постановление суда. А у меня есть свои постановления.

— Рагеб, вы действительно хотите, чтобы я — после того, как я наглядно продемонстрирую склонность к нанесению тяжких телесных повреждений, — остался здесь и сделался зятем мэра?

Джамали сначала безмолвно уставился на меня, а потом расхохотался.

— Маккей, вы продолжаете демонстрировать все новые таланты, — простонал он, вытирая глаза. — Скажите моим молодцам, чтобы вас отправили обратно на челнок, и да поможет вам Бог.

— Спасибо. Вы сможете… м-м… уладить дела с Кристиной?

— Попробую все устроить, — кивнул Джамали, поглаживая бороду. — Подыщу ей кого-нибудь. Передайте-ка трубочку моему подчиненному.

Дежурный полицейский выслушал приказания начальника, отдал честь, а потом подал машину, чтобы отвезти меня к челноку. Козлик уже начал проверку готовности к полету, когда я влетел в дверь и закинул свой вещмешок на багажную полку.

— А я уж было подумал, что ты собираешься остаться, — хмыкнул Клайд.

— Да я б ни за какие сокровища в мире не остался — во всяком случае, в этом мире, — с чувством ругнулся я. — Поехали, Козлик. Пора наверх.

Калифорнийский Козлик скользнул по мне взглядом.

— Наверх, вниз. Наверх, вниз, — проворчал он себе под нос. — Похоже, меня тут заставят работать. — Он в замешательстве поглядел на приборную доску. — Послушай, чем это ты загрузился? У нас перевес. Лишние килограммы.

— Погоди-ка. — Я прошел в хвост кораблика, открыл багажные камеры и обратился к спрятавшимся в них юным дамам: — Извините, в этом месяце все квоты на зайцев мы исчерпали.

— Проклятие, — хмуро выразилась старшая из дочерей Динки.

— Я передам привет вашему папе, — пообещал я, выпроваживая их.

— Ну и ну! Как ты догадался, что они там прячутся? — удивленно воскликнул Козлик, провожая их взглядом.

Клайд расхохотался.

Через пару секунд на борт влетела Дайкстра, втолкнула свою сумку в багажную камеру и пристегнула себя ремнем к сиденью.

— Привет, Розали, — поздоровался я, поднимая брови.

— Привет, Кен. Будь добр, заткнись, пожалуйста.

— Хорошо, — согласился я.

Козлик завел мотор и оторвался от земли.

— Розали, думаю, что и мичман Маккей меня поддержит, если я скажу, что мы очень рады видеть тебя здесь, — не выдержал Клайд.

— Спасибо, Клайд, — отозвалась Дайкстра. — А теперь заткнитесь, пожалуйста.

КОРАБЛИ ИЗ ЖЕЛЕЗА И ЛЮДИ ИЗ ДЕРЕВА , ИЛИ БОЕВОЕ КРЕЩЕНИЕ

Когда мы добрались до «Шпигата», у переходного шлюза нас поджидали Катарина и Банки. Безмолвные объятия Катарины вознаградили меня за все многочисленные хлопоты.

Пока мы шли к мостику, она успела познакомить меня с разработанным ею и одобренным Хиро оперативным планом.

Согласно стандартной военно-космической доктрине полагалось, чтобы эскадру вел не самый ценный корабль, и Катарина была убеждена, что Генхис выставит впереди легкого крейсера вооруженное торговое судно. Мы с Катариной займемся маневрами «Шпигата», а Хиро возьмет на себя общее управление нашей маленькой флотилией, устроившись в одном из противоперегрузочных кресел. Гарри и Динки будут оперировать ракетной установкой в трюме номер один, а Аннали — системой обнаружения. Клайду и Розали будет поручено устранять возможные повреждения; Кимболла, Сина и Труилло мы отгрузим на орбитальную станцию в распоряжение Пайпер.

Если удастся заманить армаду Грызунов на минное поле и вывести из строя один или оба их малых судна, то таким образом мы уменьшим их военное превосходство и дадим Пайпер и ее ребятам возможность хорошенько протрясти шпангоуты на крейсере Генхиса, запустив в него ракету-другую. Спунер и Козлик на челноке спрячутся где-нибудь в непосредственной близости от театра военных действий на случай, если кто-нибудь останется в живых.

У Гарри, Динки и Аннали оставалось на обучение три дня, и Катарина заставила их тренироваться почти без роздыха. Поинтересовавшись, как у них идут дела, я совершил ошибку.

61
{"b":"9174","o":1}