ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Раздался негромкий стук в дверь, и в палату вошла лечащий врач, Надежда Павловна.

– Извините, Аристарх Васильевич, по-моему, вы нарушаете режим. Я попросила бы ваших уважаемых гостей дать возможность больному отдохнуть. К тому же нам до обеда нужно еще провести несколько процедур.

Базилевский и Корсарин послушно распрощались с губернатором и вышли в коридор, где дождались, пока из палаты появится Надежда Павловна. Попросили ее начистоту рассказать о состоянии здоровья Сокольского.

– Окончательный диагноз пока еще не поставлен, сейчас проводится полное обследование. Но уже невооруженным глазом видно, что помимо сердца у Аристарха Васильевича букет серьезных заболеваний. Очень серьезных, – подчеркнула врач.

Глава 3

СОЕДИНЕННЫЕ КРАСНОСИБИРСКИЕ ШТАТЫ

По странному стечению обстоятельств, в то же время, когда в больничную палату, где пребывал губернатор, входили два его соратника, в кабинете генерального директора авиапредприятия «Серебряные крылья» Самощенко тоже появились два руководителя его предвыборного штаба. Это были председатель местного отделения «Союза справедливых сил» Вадим Николаевич Болгарин и Низами Вагифович Ширинбеков – президент охранного холдинга «Сибирь-Эскорт».

Евгений Владимирович Самощенко несколько дней отсутствовал в Красносибирске. За это время он посетил две соседние автономные области. Еще перед отъездом Самощенко намекнул, что, вернувшись, возможно, сообщит им о неких судьбоносных решениях. Все догадывались, зачем он туда едет, однако, суеверно боясь спугнуть удачу, лишних вопросов не задавали. Вернувшись, Евгений Владимирович тотчас пригласил к себе двух самых близких людей.

– Проходите, дружочки, рассаживайтесь, как кому удобно. Чай, кофе желаете?

– Спасибо, я – пас. Хорошенько подкрепился дома, – сказал Ширинбеков и звонко пошлепал себя ладонью по животу: – Полный бункер.

– А я, пожалуй, хлебну кофейку, – согласился Вадим Николаевич.

По неписаному номенклатурному закону директор «Серебряных крыльев» был в костюме и рубашке при галстуке. Только не в темном костюме, какие обычно практиковались при советской власти, а светлом, цвета кофе с молоком. Этот дорогущий костюм он купил в Англии, в одном из лучших лондонских магазинов мужской одежды, и тот придавал ему в высшей степени респектабельный вид. К тому же Самощенко был безупречно подстрижен и выбрит, благоухал отличной парфюмерной водой. Лицо его светилось затаенным торжеством. Чувствовалось, он хочет сообщить соратникам важную и приятную новость, однако не спешит, поскольку ему доставляет удовольствие поинтриговать их, подержать какое-то время в неведении, чтобы потом от его слов получился больший эффект.

– Имею честь доложить вам, что у меня состоялись переговоры с губернаторами обеих областей, – приступил он к делу. – Нельзя сказать, что это была легкая прогулка, приходилось преодолевать определенное упорство, убеждать. Но, в конце концов, дело сделано – они согласились.

– Ну, Евгений Владимирович, вы – гигант! – восхищенно произнес Болгарин. – Браво! Брависсимо!

Самощенко с шутливой церемонностью раскланялся, будто актер после спектакля.

– Неужели даже Супников согласился? – словно не веря своим ушам, спросил Ширинбеков.

– И он тоже. Хотя его пришлось долго уламывать.

– Действительно здорово. Хороший теперь у нас в руках козырь.

Речь шла об идее, которую вынашивал «Союз справедливых сил», а именно – предлагалось объединиться Красносибирскому краю с двумя соседними автономными областями. В какой-то мере выдумка насчет укрупнения регионов не была оригинальной, поскольку уже произошло объединение Пермской области с Коми-Пермяцким автономным округом. Однако в ходе избирательной кампании каждой партии необходимо поставить во главу угла какую-нибудь конкретную проблему. Если «Союз справедливых сил» выскажется за интеграцию с соседями, другим партиям будеттрудно придумать что-нибудь более весомое. И под этим соусом «справедливцы» могут намного опередить остальных конкурентов. Теперь, когда достигнута принципиальная договоренность с соседями, идею нужно срочно озвучить по телевидению и в печати, тем самым закрепив за ней свои авторские права. Остальным только придется от зависти кусать локти.

Правда, до реализации объединения на практике путь еще ох какой далекий. Однако им вроде бы торопиться некуда, пускай канитель тянется годами, им это только на руку.

Довольные однопартийцы принялись живо обсуждать дальнейшие действия.

– В своих выступлениях нам нужно делать упор на практическую реализацию этих шагов, – сказал Самощенко. – Я уже пронюхал порядок действий. Перво-наперво объединение должно быть одобрено законодательными собраниями всех трех субъектов федерации.

– То бишь сами и одобрим, – оптимистично вставил Болгарин.

Пропустив его слова мимо ушей, директор продолжил:

– Затем на совете глав трех регионов нужно разработать соответствующее обращение к президенту, потом региональные депутаты должны его поддержать. Одновременно с этим нужно составлять прогноз социально-экономических последствий объединения, его условия.

– Приличная морока, – сказал Низами Вагифович.

– Само собой, – согласился Самощенко, – однако дело очень важное и нужное. Мы тут сейчас говорим без свидетелей, без журналистов, и все равно нужно признать, что для региона будет большая польза. Насколько мне известно, Кремль подобные шаги одобряет.

Евгений Владимирович с увлечением принялся говорить о том, что в документах, представленных для одобрения в законодательные собрания, должны быть подробно расписаны все условия правопреемственности между тремя субъектами и новым регионом, создания единого бюджета, сохранения федерально-целевых программ, функционирования органов власти, госпредприятий и учреждений.

– Лишь после одобрения идеи всеми тремя регионами процесс объединения вступит в практическую фазу. И во всех трех регионах должны состояться референдумы по вопросу объединения. Одобрит народ – тогда в Государственную Думу будет внесен проект конституционного закона об образовании в составе России нового субъекта. Нет – придется предпринимать новые усилия.

– Можно еще кофейку? – попросил Вадим Николаевич. Ширинбеков неодобрительно покосился на него. Вот ведь завзятый халявщик, не может сидеть спокойно, если дают что-нибудь бесплатно. Теперь будет дуть кофе до почернения, даже если не хочет. Низами Вагифович вспомнил, как оказался вместе с Болгариным на презентации нового сборника стихов одного местного поэта. Книжки лежали стопками на столе, так Болгарин взял себе пять экземпляров. Можно подумать, будет читать такое барахло и кому-то дарить.

– Евгений Владимирович, а почему Супников кочевряжился? Что его не устраивало?

– Конечно, его беспокоят финансовые схемы объединения. Да оно и логично. Каждому боязно остаться на бобах. Нам, кстати, тоже придется поволноваться, от этого никуда не денешься. Поэтому я набросал такой план многоступенчатого процесса объединения, который включает компенсацию расходов на содержание округов и затраты на новые инвестиционные проекты.

– Я думаю, хорошо бы получить в правительстве гарантии, что в течение какого-то времени, скажем трех лет, будут сохранены дотации автономным округам.

– Ты, Вадим, запиши это предложение, мы обязательно выскажем его в Москве. А если бы еще выцыганить из федерального бюджета поступление инвестиций под какие-нибудь масштабные проекты – это вообще мечта.

Они еще долго – Болгарин успел выпить три чашки кофе – обсуждали нюансы будущих действий, и настроение у всех было хорошее.

Глава 4

ТОВАРИЩИ ПО ОРУЖИЮ

Безлепкин чуть ли не каждый день твердил Тамаре о важности ее работы, однако груз ответственности не давил на нее. Все получалось на удивление легко. Люди охотно отвечали на вопрос, какую из шести политических партий они поддержали бы, проходи выборы в краевое законодательное собрание сегодня.

4
{"b":"91956","o":1}