ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Поэтому книга, которую вы держите в руках, — это книга не о смерти. Она посвящена не тому, что происходит с человеком, когда он умирает. Напротив, она готова вам помочь отсрочить тот день, когда оборвется нить жизни, или день, когда ваша жена станет вдовой или ваш муж вдовцом.

Поверьте, жизнь может быть более волнующей, осмысленной и радостной!

Как сжигать свою свечу

Девятилетний Денис, мокрый и забрызганный грязью, в костюме ангела с желтоватым париком, сидел на дереве недалеко от моста, который мог в любую минуту рухнуть. Он возвращался из школы — с репетиции пасхального представления. Как ему не хотелось туда ходить! Впрочем, какой девятилетний мальчик хотел бы получить роль ангела с крыльями и золотистыми локонами? Но мать настояла.

Когда он возвращался домой, началась гроза. Денис знал, что в грозу на мост полагаться нельзя. Этот мост соседи построили сообща, чтобы не делать большой крюк в объезд озера. Сам отец Дениса не раз предупреждал его, чтобы в ситуациях, подобных этой, он просто влезал на дерево и ждал, пока за ним приедут. Поэтому Денис ждал.

Сквозь пелену дождя он заметил свет фар приближающейся машины. Когда в поле зрения появилась сама машина, он понял, что это пьяница Ладыгин. Никто никогда не видел Ладыгина трезвым. Если он и сейчас пьян, а это почти наверняка, то, без сомнения, здравый смысл ему откажет. Он вполне может поехать по ненадежному мосту.

Понимая это, Денис изо всех сил стал кричать: «Ладыгин, назад! Поезжай вокруг озера!»

Мальчишка уже начал спускаться с дерева, уверенный, что Ладыгин отвезет его домой, но тот сорвался с места, словно увидел привидение!

Через несколько минут отец Дениса, ехавший за своим сыном, встретил Ладыгина, который вылез из машины — бледный, с трясущимися губами и дрожащими руками. Впервые в жизни он был абсолютно трезв.

«Ты мне не поверишь, — задыхаясь сказал он, — но только что у меня было видение! Бог не забыл меня! Милостивый Бог — Он не забыл меня!»

Отец Дениса все пытался его успокоить: «Подожди немного… отдышись и расскажи все спокойно. Возьми себя в руки».

«Ну, я принял немного согревающего от простуды, ты же понимаешь. Стало темно, видимости никакой. Я уже собирался повернуть к мосту, как вдруг слышу, что какой-то голос говорит мне: «Ладыгин, назад! Поезжай вокруг озера!» Я посмотрел наверх, — продолжал он, все еще задыхаясь, — а там между деревьями парил ангел! Во всем белом, с крыльями и сияющими волосами!» «И что же ты сделал?»

«Я изо всех сил отшвырнул бутылку подальше. Если Бог так заботится обо мне, что посылает ангела для предостережения, то я не хочу больше губить самого себя!»

Кстати, никто больше не слышал о том, чтобы Ладыгин выпил еще хотя бы одну рюмку!

Свеча Ладыгина уже почти догорела, когда он принял это важное решение. Но миллиарды людей до сих пор так и не сделали этого. Ангел с белыми крыльями не пришел предостеречь их. Они слишком безумно сожгли свою жизнь, которая напоминает бесцельно горящую свечу.

Когда мы берем в руки новую подарочную свечу, ее первозданная чистота, безупречная форма и изысканная отделка как бы побуждают нас вообще никогда не зажигать ее. По меньшей мере, мы пытаемся быть с нею осторожными.

Однако свечи предназначены для того, чтобы гореть, а жизнь — для того, чтобы продолжаться. Зажженный фитилек свечи неизбежно чернеет. Здесь уместно спросить самих себя: как мы сжигаем свою свечу? Это тема этой и нескольких последующих глав, а также вопрос, которым мы часто пренебрегаем на свой страх и риск. Либо мы обращаемся с пламенем осторожно, либо пополняем печальную статистику. Выбор за нами!

Жизнь — это «ярмарка тщеславия». Люди куда-то идут и возвращаются, кого-то преследуют, а кто-то ждет преследования. Эта ярмарка то шумит множеством голосов, то затихает. Люди, каждый на свой лад, сжигают свои свечи и могут даже не задумываться над этим, пока сердечный приступ не напомнит им, что время истекает!

Мы бываем такими мастерами по части промедления! Откладываем главное на завтра; больше заботимся о личном автомобиле, чем о своем теле. Как будто его можно в любую минуту заменить новой моделью!

Кроме того, миллионы людей считают, что если уж вам выпала такая судьба, то ничего не поделаешь. Изменить ничего нельзя!

Городскую церковь Сент-Питерсберга, штат Флорида, окружали сосны. Но случилось так, что за один сезон два дерева были поражены молнией, и надо было их срубить. На собрании городского совета горевали о потере этих деревьев и взволнованно обсуждали вопрос, как предотвратить дальнейшие разрушения. Кто-то задал председателю вопрос: «Что нам делать? Мы не можем смириться с этим положением!» Председатель ответил, не скрывая иронии: «Я приму к рассмотрению предложение данного собрания — запретить молнии!»

К сожалению, молния принадлежит к числу тех явлений, которые не подчиняются ведению никаких комиссий!

Но многие люди почему-то считают, что наше здоровье и продолжительность жизни — это нечто вроде молнии, и тут ничего не поделаешь. Когда наступает наш час, когда ударяет молния, наша жизнь приходит к концу. Изменить ничего нельзя. Поэтому нечего и беспокоиться.

Безусловно, мы не можем управлять молнией. Также бессмысленно ставить на голосование вопрос о прекращении всех болезней, старения и смерти.

Но разве разумно идти навстречу трагедии, стоя под деревом в грозу? Разве мы должны провоцировать расстройство здоровья, безрассудно сжигая свою свечу, дар жизни? Не забываем ли мы о законе причины и следствия?

Совсем маленькая девочка заметила, обращаясь к знакомому мальчишке: «У тебя все лицо в морщинках». Тот ответил: «Вот как? И почему же, как ты думаешь, оно стало таким?»

Малышка задумалась и ответила с мудростью, о которой сама не подозревала: «Кто-то их провел».

И наши морщины, и наши язвы, и наши сердечные надломы происходят не просто так. Они возникают в результате какого-то стресса — в организме или вне его. Кто-то или что-то порождает стресс. Мы живем в век стресса, тревоги и напряженности. И это сказывается на наших лицах, артериях, нервах!

Говорят, что в начале XX века в России было только два автомобиля. И что же случилось? Вы догадываетесь. Они столкнулись!

С тех пор машины продолжают сталкиваться, причем число аварий постоянно растет. Сегодня мы научились ездить еще дальше и скорее. Самолеты стали огромными и еще более шумными. Воздушные трассы — и те переполнены. Наши соседи живут сегодня не в нескольких километрах от нас, а всего в нескольких метрах. Мы, похоже, уже не в состоянии угнаться за жизнью. Нас все больше засасывает суета жизни. А темп жизни нарастает.

Итак, что происходит с нами? Мы сжигаем наши свечи — символы жизни — слишком быстро!

Позвольте мне повторить еще раз важную истину. Д-р Ганс Селье, крупнейший в мире специалист по стрессу, открыл, что каждый человек начинает жизнь с определенным запасом жизненной энергии. Ее расход не может быть возмещен. Многие люди растрачивают эту энергию, а затем пытаются восстановить ее несколькими часами или днями отдыха. Но это не помогает. Каждое зачерпывание энергии из глубинных слоев организма оставляет свои следы. Наша свеча не может гореть бесконечно!

В то же время стресс не всегда исключительно вреден. Именно стресс поддерживает наше сердцебиение и дыхание, когда мы спим. Полное избавление от стресса приводит, согласно Селье, к неминуемой смерти.

Каждодневные трудности обостряют болезненную природу стресса, и нередко это мучительное состояние охватывает всего человека. Наш организм идеально приспособлен, чтобы выдержать ту или иную сумму физических нагрузок в меру заложенных в нем потенциальных возможностей.

При внезапном стрессе наш организм реагирует мгновенно и бурно. Учащается сердцебиение. Обостряются зрение и слух. Легкие набирают больше кислорода. Мышцы способны совершить то, что в другой момент было бы невозможно.

Это вполне адекватная реакция даже тогда, когда вы убираете снег или рубите деревья. Эта реакция совершенно закономерна в экстремальных условиях: чтобы отскочить от мчащегося на вас автомобиля или убежать от преследования медведя. Однако вы не можете постоянно рубить деревья, то есть жить в напряжении. А если за вами все время гонится медведь — вы в беде!

25
{"b":"92756","o":1}