ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Николай из Иркутска — человек, у которого есть все: перспективная работа, дом в престижном пригороде, интересная социальная жизнь, завидный счет в банке, очаровательная жена и трое прелестных детей. То есть были жена и дети — до развода. Возможно, он найдет другую жену, которая будет украшением его дома и разделит с ним остаток жизни и наследственного имущества. Но его дети никогда больше не будут ему принадлежать. И вернуть их невозможно.

Это человек, у которого, как было сказано, есть все, — кроме подлинной веры в Бога. Он отнюдь не атеист. Он верит. Но предпочитает держать свою веру втуне, чтобы она не касалась его служебных и социальных связей и даже семьи. С какой стати его детям подают религию «на блюдечке»? Когда повзрослеют настолько, что сами смогут сделать выбор, они его сделают. Жене не следовало делать из этого проблему. И вот теперь дети у нее. В доме непривычно тихо. Что же произошло с его браком? Почему он не состоялся? Почему он оказался таким непрочным, что не выдержал даже слабого порыва ветра?

Можно ли спасти подобные семьи? Можно ли придать супружескому плоту равновесие и накрепко соединить его части, прежде чем он разрушится и попадет в губительную стремнину? Возможно ли более полное понимание уязвимых сторон брака? Возможно ли устранить преграды, мешающие общению, и предотвратить опасности, защитить личность, избежать порогов и сохранить здравый смысл при столкновении с трудностями?

Я полагаю, что возможно. Именно поэтому вы держите в руках эту книгу!

«Рецепт» для двоих

Счастливый брак — это не роскошная коробка, которую молодожены обнаруживают среди большого количества подарков. Это то, что якобы имеется на небе и раздается всем желающим. Это скорее нечто из области «сделай сам». Нечто, напоминающее набор для конструирования в разобранном виде, что необходимо собрать. Придется что-то склеить, подчистить шероховатости. Немного поработать молотком. Отшлифовать напильником, чтобы убрать царапины. Построгать, попилить, подогнуть, покрыть лаком — и отойти на шаг, чтобы окинуть взглядом. Смахнуть пыль, навощить и отполировать, после чего вы наконец признаете, что ваша мечта воплощена.

Что же делает дом настоящим домом? Что соединяет совсем разных людей в счастливую семью? Благодаря чему семья становится королевством отца, где мать становится королевой, каждая из дочерей — принцессой, а каждый сын — наследником и где над всеми царит Христос? Очевидно, семейные узы — самые прочные, нежные и священные на земле. Послушайте!

Любовь — не страсть, любовь — не гордость;
Любовь — это путешествие бок о бок.
Мы не будем ждать попутного ветра —
Любовь — это туго натянутый парус.
Прекрасней восторга, отрадней света,
Рожденная солнцем или в тихую ночь, Сверкающая в победах,
Непреклонная в лишениях,
Любовь — это священный обет кресту.

Мне кажется, что именно сейчас вы захотите, чтобы я поделился с вами «рецептом» истинной любви, сокрытым в Священном Писании. Это не столько рецепт для двоих, сколько хорошее правило, которое позволит вам научиться ладить с людьми всегда и везде. Во всех жизненных отношениях самое сложное — люди. Послушайте, что сказано в Первом послании к Коринфянам 13:4—7:

«Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит».

Теперь он у вас есть! Рецепт для двоих, данный Господом. Читайте и снова перечитывайте этот замечательный отрывок. Здесь ясно намечен тот аспект человеческих отношений, который обычно не очень хорошо понимают. В этих словах недвусмысленно подчеркнута ценность личности — другой личности. Слишком часто на нее просто не обращают внимания. И в результате один из супругов утрачивает чувство безопасности.

Я говорю не о банковском счете, который дает уверенность в завтрашнем дне. Речь идет об уверенности в привязанности другого. Это чувство или принцип, равно как и ощущение собственной ценности, исключительно важны для любого человека не меньше, чем умение вызвать и укрепить в супруге чувство уверенности в вашей привязанности, ощущение того, что он представляет большую ценность, что он любим и нужен. Без такого фундамента счастью суждена недолгая жизнь.

Испытайте себя этой Божественной формулой — если осмелитесь. Предупреждаю — то, что вам откроется, может вас ошеломить. Во всяком случае, так было со мной. Вы терпеливы, вы добры? Не присущи ли вам хвастливость и высокомерие, не бываете ли вы порой грубы? Не слишком ли вы себялюбивы и обидчивы? Признайтесь, не ведете ли вы счет обидам, несправедливостям и любым проявлениям пренебрежительного отношения к себе? Не слишком ли вы носитесь со своими правами, ревниво следя за тем, чтобы их признавали остальные?

Брюс Бартон рассказывает одну малоизвестную историю из жизни Авраама Линкольна. В начале гражданской войны Линкольн и один из членов его правительства отправились на встречу с генералом Мак-Клелланом. Этикет предписывал, что президент не должен наносить визиты частным лицам. Однако было слишком напряженное время, чтобы соблюдать этикет. Линкольн нуждался в информации из первых рук, а Мак-Клеллан был единственным человеком в Вашингтоне, который мог ее предоставить.

Генерала не было дома, и они целый час прождали его в кабинете. Наконец гости услышали в дверях голос прославленного офицера и подумали, что он незамедлительно их примет. Но, не сказав ни слова, он поспешил наверх. Они подождали еще полчаса. В конце концов Линкольн попросил одного из слуг напомнить генералу, что они все еще ждут его. Через несколько минут слуга вернулся и с явным замешательством сообщил, что Мак-Клеллан говорит, что он слишком устал, чтобы встречаться сейчас с президентом. Он, оказывается, уже разделся и лег спать.

Когда они оба вышли на улицу, член правительства разразился гневом. Почему Линкольн в ту же минуту не разжаловал Мак-Клеллана? Но президент положил руку ему на плечо и сказал: «Не относитесь к этому так сурово. Я готов держать лошадь Мак-Клеллана, если он будет приносить нам победы». Почему Линкольн проявил завидное хладнокровие и стерпел подобное оскорбление собственного достоинства? У него была великая цель — выиграть войну и дать народу свободу. В этом состояла его страсть. Гордость, высокое положение, достоинство и права имели для него второстепенное значение.

Так действует эта формула в общественной жизни. А вот как она проявляется в семье. «Любовь не ищет своего». Судьба семьи, будущее двух человеческих душ, счастье того, кто с нами рядом, — вот что выходит на первый план. Наши собственные права, оказываемое нам внимание — все это вторично. Довольно странно, но счастье скорее отыщет нас, если мы стоим в ряду вторыми.

Я замечал — часто на горьком опыте, — что секрет долговечного брака заключается в мелочах — незначительных бескорыстных поступках, мимоходом произнесенных словах, маленьких знаках внимания, ненавязчивых проявлениях заботы. Почему так происходит, что в течение дня мы находим добрые слова для посторонних людей, но как только переступаем порог собственного дома, мы распускаемся? Почему, если родной дом мы любим больше всего?

Мы чутки и внимательны к чужим,
И гостю редкому улыбки расточаем,
А на родных порою зло срываем,
Хоть ими больше в жизни дорожим.
Маргарет Сангстер

Домашний очаг может вдохновлять, а не обескураживать. Вовсе не обязательно оставлять тактичность и благожелательность на своем рабочем столе. Вы очень любите своих домашних. Но знают ли они об этом? Разве мы сами склонны принимать все на веру? Христианский дух в семье подразумевает взаимную признательность и сердечность, культуру чувств и обычную вежливость, равно как и прямоту характера. Резкость, ранящая откровенность и та разновидность правдивости, когда праведные гневом гордятся умением всегда говорить то, что думают, как бы это ни было безжалостно, — все это отнюдь не добродетели, а серьезные недостатки. В семье им не место. Впрочем, им не место в любых человеческих отношениях.

4
{"b":"92756","o":1}